ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она подняла голову. Но зрение у нее было не тем, что раньше. Что за смешная фреска? Облака, ангелочки, какой-то багровый Икар… Молодой колдун различал карминовый след в уголке рта Кармиллы. Он подумал о мышке и стал сглатывать слюну, не в силах остановиться.

— Ладно, мы здесь одни, — решил Барнабит.

Он открыл ларец, и они склонились над ним, мешая Мартино разглядеть его содержимое. Он видел только лысый череп библиотекаря и костлявые плечи специалистки по черной магии.

— Он выглядит мертвым, — сказал библиотекарь.

— Не говорите глупостей. Даже если глина ломкая, а конечности перебиты, жизнь в нем мерцает. Вы действительно нашли его в доме…

— Да, да, я сотни раз повторял вам это. Улица Старошкольска. Ларец прибыл с остатками Праги. Его подлинность не подвергается сомнению.

— Значит, вскоре дитя воспользуется им.

Они закрыли ларец и покинули Далиборку, как два вампира-заговорщика. Молодой человек прислушивался к затихающим шагам.

— Слава святому Кристофу, — вздохнул он.

Он ничего себе не сломал. Но с трудом выносил силу, с которой его прижимало к куполу, — это не походило на Икаровскую легкость, на которую он надеялся. Он вытянул руку, схватился за ближайшее кольцо и потянул изо всех сил. Его весящее не менее тонны тело отказалось повиноваться.

Майор читал отчет о последнем аресте, которым гордился, когда в его дверь резко постучали три раза.

— Войдите! — рявкнул он, думая, что имеет дело с чиновником, заблудившимся к коридорах министерства.

И испытан шок, увидев, что в его кабинет входит сам министр безопасности,

— Я вам не помешал? — медоточиво спросил Фулд.

На плечи министра был наброшен черный плащ с красным шелковым подбоем. В руках он держал трость и цилиндр. А к телу прижимал папку. Министр бросил все это на стул и с инквизиторским видом приблизился к столу подчиненного. Взял отчет и громко прочел:

— «Я следил за человеком в сером габардиновом плаще и в широкополой шляпе, когда тот вошел в лавку старьевщика древнего Базеля, дом 91, плавающего рынка с вывеской „Магазин курьезов“. Он вышел через несколько минут тем же поспешным шагом, пряча лицо в поднятый воротник плаща. Я заглянул внутрь помещения. Торговец без сознания лежал позади прилавка». Вам бы надо взяться за мемуары, майор. Какой стиль.

Настороженный Грубер промолчал.

— Преступление против личности? — осведомился министр, переворачивая страницы.

— Да. Мужчина напал на двух торговцев, а потом на меня.

— Хотел вскрыть вам черепушку с помощью… пресс-папье?

— Куском минерала, который теперь хранится в шкафу улик.

На фотографии преступника, приколотой к отчету, был загорелый и светлоглазый молодой человек с золотой серьгой в левом ухе.

— Пират, — проворчал министр.

— Нам не удалось его идентифицировать, — уточнил Грубер.

— Ну и ладно. Больше он никому не нанесет увечья. Надеюсь, будущий муницип не воспользуется своим правом помилования, чтобы выпустить его на улицы нашего доброго города Базеля.

Фулд бросил отчет на стол и взял папку, которую перед этим положил на стул. Протянул ее майору.

— Тут кое-что может вас заинтересовать.

Досье начиналось с сообщения из Горного отдела. Грубер прочел его и посмотрел на созерцавшего лагуну Фулда, чей орлиный профиль вырисовывался в лучах заходящего солнца. Он походил на Мефистофеля с его козлиной бородкой, удлинявшей челюсть, острым носом и растрепанными волосами, словно намекал, что прибыл к майору по воздуху.

— То, что случилось с мальчишкой, — ужасно, — осторожно начал Грубер. — Но Горный отдел сделал вывод, что был несчастный случай и…

— Вы не прочли продолжение, — перебил его Фулд.

Это был доклад Безопасности, составленный час назад. Грубер дважды прочел его, прежде чем усвоил написанное в нем.

— Тело, вернее, то, что от него осталось, еще лежит на месте, — уточнил Фулд. — Конечно, гипотеза о человекоубийстве главная, пока не будет твердо установлено, что это не несчастный случай.

Он взял трость, плащ и цилиндр.

— Прошу вас немедленно отправиться на место происшествия. Полагаю, ваши опытнейшие сыщики, Моргенстерн и Мартино, не перегружены делами?

— Уже несколько месяцев у нас царит мир и тишина.

— Ну что ж, вы можете завершить карьеру прекрасным делом.

У выхода он внезапно обернулся. Плащ закрутился вокруг его плеч, сделав похожим на гигантскую летучую мышь с подрезанными крыльями.

— Надеюсь на вас, чтобы закрыть это дело эффективно и без огласки. Как и предыдущее.

Расшифровать его улыбку было невозможно.

— Конечно, — кивнул майор.

Они согласно перемигнулись. Грубер знал, на какое дело намекает Фулд.

СМЕРТЬ ТЫСЯЧЕЛИКАЯ

Попугай подпрыгнул при первом же звонке. Спустился с насеста, снял клювом трубку, положил ее на столик и объявил с блекпульским акцентом:

— Мисс Моугенстеун выушла. Если жеваете оставить соубщение, говоите после звукового сигнала.

Вельзевул тоже слышал звонок. И тихо подкрался, облизываясь.

— Кыш! — шуганула его Роберта. — Ты и так слишком толстый. — Кот удалился в кухню. — А ты, если хочешь жить, марш в убежище.

Попугай вскарабкался на жердочку и тут же заснул. Роберта взяла трубку.

— Когда вы отделаетесь от этой глупой птицы? — устало спросил Грубер.

— Майор? Какой сюрприз! — восхищенно воскликнула Роберта. Ей не надо было выглядывать в окно, чтобы узнать, что ночь уже наступила. — Не говорите мне, что ваш звонок нарушит мою повседневную скуку.

— Еще как.

— Шикарно! — воскликнула она.

Грубер заворчал.

— Машина ждет вас у подъезда дома.

— Черт, ситуация так серьезна?

— Крайне серьезная. Я ищу Мартино. Вы не знаете, где он?

— Полагаю, где-то между небом и землей. — Майор молчал. — Что происходит, майор?

Грубер ответил устало-равнодушным тоном, который не предвещал ничего хорошего:

— Не задерживайтесь. Жду вас.

И повесил трубку.

Несколько месяцев назад Криминальный отдел приобрел один из этих болидов. Но Роберте еще не доводилось ездить в них. И никогда не видела водителя, которого с трудом бы признала, ибо на нем были круглые очки с темными стеклами и кожаный шлем. Водитель дождался, пока она сядет, потом отправил свой снаряд на приступ труднопроходимых улиц Базеля. К счастью, он управлял машиной цивилизованно.

На тротуарах виднелись редкие прохожие. Парочки с обеспокоенными лицами жались друг к другу. Проезжая под Барометром центральной аптеки, Роберта заметила, что стрелка указывала на Дождь.

Против ее ожидания водитель свернул после университета и углубился не в лабиринт министерских зданий, а медленно поехал в сторону Музея. Они миновали крыло естественных наук и уткнулись в массивные ворота. Водитель погудел один раз. В лучах фар появился привратник и поспешно распахнул ворота.

— Зоо? — удивилась Роберта. — Что за дела у Грубера в зоо? Лев загрыз любовника львицы?

Водитель не ответил. Он проехал по аллее гигантских рододендронов и остановился перед цепью, натянутой между двух каменных столбов. Роберта с удовольствием окунулась в тишину. Автомобили были слишком шумными. Но спокойствие вокруг них было относительным. Лай, улюлюкание, рев, хрипы позади растительного занавеса, который освещали яркие лучи фар.

«Неужели они так орут перед дождем?» — спросила себя колдунья, пока водитель обходил машину, чтобы открыть ей дверцу.

Он снял шлем и очки. Роберта уже встречала его в коридорах Криминального отдела. И вспомнила, что ее заинтриговали его женоподобные черты.

— Вы мне скажете или нет, что происходит?

Водитель не ответил и пошел впереди нее. Роберта, сжав кулаки, последовала за ним. Рев зверей в зоопарке действовал ей на нервы. Хищники кусали решетки или бросались на них всем телом. Обезьяны гонялись друг за другом, подвывая от ужаса. У некоторых морды были в крови. Паника достигла предела.

5
{"b":"31010","o":1}