ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они миновали группу охранников, которые пытались успокоить ламу. Животное разбило в кровь ногу, пытаясь перепрыгнуть через ограду. Теперь красавица лежала на земле и жалобно скулила — рот ее был в пене. Даже Вельзевул после трех суток голодовки проявлял меньше истерии, чем это мирное животное.

Водитель направлялся к зданию, стоящему в отдалении. Роберта знала, что оно называется «инсектарий». Он толкнул дверь небольшого бетонного ангара. Внутри было мрачно — помещение едва освещалось неоновыми лампами вивариев, расположенных в форме буквы «П». Позади них на корточках сидел Грубер. Два человека в белых блузах, инспектора муниципальной лаборатории, изучали витрину на задней стене.

Насекомые были так же обеспокоены, как и их двоюродные братья в перьях и шерсти. Тарантул яростно носился по стеклу, похожий на волосатую руку. Пчелиный рой угрожающе гудел. Семья скарабеев выстроилась в ряд, открывая и закрывая мандибулы. Увидев Моргенстерн, Грубер встал.

— Вот и вы, Мишо — молодец.

Колдунья оглянулась. Но водитель остался на улице.

— Вы говорите о глухонемом, который привез меня?

— Он действительно глухонемой, — ответил майор. — А вот Мартино отыскать не удается. Весь отдел на ногах. — Он смущенно уставился на свои ботинки. — Здесь есть… кое-что, что должно привлечь ваше внимание. Вас обоих. Впрочем… вы видали и не такое.

Роберта, испытывая нетерпение, хотела обойти майора, но тот сдвинулся в сторону и не пустил ее.

— О чем речь? Убийство человека?

— Это придется установить вам. Этот… случай на границе нашей юрисдикции. Но его исключительность заставила Фулда доверить его нам.

— Если вы мне не покажете, я не смогу пролить свет на происшедшее.

Грубер вздохнул и присел, чтобы сдернуть простыню с того, что лежало на полу. Мужчины в белых халатах поспешили отвернуться и продолжить свои занятия.

Вначале Роберте показалось, что она видит страшно изувеченное животное. Потом пришла к выводу, что это заживо ободранный человек, застывший в положении существа, испытывавшего невероятную боль.

— Что это за ужас?

— Его или ее нашли в таком состоянии сразу после полудня.

— Вчера днем?

— Понадобилось некоторое время, чтобы дело дошло до нас. Более того, мы до сих пор не знаем кто это.

— Как? Метчики не идентифицировали жертву?

— У Переписи есть некоторые затруднения в работе. Во всяком случае, генетический код этого существа не записан в Картотеке. Быть может, иммигрант…

— Разве всех иммигрантов не регистрируют? А незарегистрированных сразу берут на заметку метчики?

Кожа была съедена по всей поверхности. Плоть носила следы тысяч микроскопических пил. На пунцовой поверхности кое-где виднелись желтые пятна костей.

— Я осмотрел все вокруг. Ничего. Ни следа, ни отпечатка, кроме тех, которые оставил охранник, обнаруживший труп.

— Когда?

— В четырнадцать часов. Он обходил инсектарий двумя часами раньше. Все было нормально. Двери не были заперты. Сюда мог зайти любой, даже ребенок.

Роберта с любопытством глянула на шефа. Потом ее глаза вновь остановились на трупе — пурпурном пятне на светлом бетонном полу.

— Кто мог это сделать?

Грубер неожиданно ответил.

— Не кто, а что. Амазонские муравьи. Обитатели этой клетки. — Он указал на занятых делом инспекторов. Похоже, они воспользовались отверстием в резиновой прокладке витрины. И атаковали. По мнению директора зоо, такое поведение для данных насекомых не характерно. Кроме того, жертва могла убежать…

— Быть может, она была слепой и не сообразила, что происходит, пока не стало поздно? — предположила колдунья.

Теперь Грубер с любопытством глянул на нее.

— А что делать слепцу в инсектарии? Потом муравьи-убийцы вернулись в свои пенаты. Так, господа? Они действительно все внутри?

Оба мужчины единогласно кивнули.

— Может, несколько штук потерялось по дороге, — сказал один.

— Но, похоже, на данный момент никакой опасности нет, — добавил второй.

Роберта выпрямилась и отступила на два шага — у нее закружилась голова. Она знала, что Грубер готовится к уходу на пенсию. Быть может, он решил пощекотать нервы своим следователям перед тем, как раскланяться? Все было непонятно. А майор не был шутником в строгом смысле этого слова.

— Знаю, что собираетесь мне сказать, — заговорил он, расшифровав выражение ее лица. — Но у меня на руках еще несколько совсем не банальных происшествий. Рано утром в Черной горе был разодран на части проходческим щитом мальчишка из приюта. Вчера в собственной печи был найден пекарь. Несчастные случаи? Самоубийства? Убийства? Фулд требует ясности.

— Мы говорим сейчас о муравьях-каннибалах, майор. Чего вы ждете от меня? Заставить их заговорить одного за другим?

— Проведите расследование. Труп в вашем полном распоряжении. Ваша единственная обязанность — молчать об этом деле. Отчет завтра в восемь утра. Надеюсь, к тому времени отыщется и Мартино.

Роберта посмотрела на труп, взвешивая все «за» и «против». Вообще небольшая доза адреналина не помешает, есть здесь что-то для следствия или нет. Ей не хватало активности. Тогда танго с Грегуаром будут еще более возбуждающими, а время после танца еще восхитительнее.

— Надо увезти труп отсюда, чтобы его осмотрел единственный человек, могущий дать заключение.

— Вы говорите о Пленке? — скривился майор. Грубер испытывал одновременно и раздражение, и облегчение, что его избавляли от трупа. — У нас есть более компетентные медэксперты, которые могли бы…

— Конечно, — оборвала его Роберта. — Но мой эксперт обожает маленьких зверушек и работает в Музее по ночам. У меня карт-бланш? — Молчание майора было равносильно согласию. — Отправьте тело в кабинет 117. А я отправлюсь туда, чтобы предупредить.

— Нет. Вас будет сопровождать Мишо.

— Да тут всего двести метров…

— Ничего не хочу знать. Если убийца бродит по округе… И прибудете на место быстрее.

Как раз в это мгновение Мишо вошел в инсектарий.

— Он и вправду глухонемой? — спросила Роберта, искоса рассматривая водителя.

— Неужели я буду рассказывать вам сказки? Нам его прислали из морского порта. Прекрасный рекрут. Хотите с ним поговорить? Он читает по губам. Не так ли, Мишо? — майор тщательно выговорил последние слова.

Смотревший на него водитель не ответил.

— Никакого волшебства, — усмехнулась Роберта. — Язык глухих учат в Колледже колдуний. Часть общей программы обучения.

Мишо что-то беззвучно выговорил, глядя на нее. Роберта расхохоталась.

— Что такое? — нервно спросил Грубер. — Что он сказал?

— Шутка, очень забавная шутка. Думаю, мы с ним сработаемся. Постарайтесь, чтобы труп не исчез по дороге.

Роберта покинула инсектарий, насвистывая какую-то мелодию. Водитель шел перед ней. Наметанный взгляд Грубера отметил, что глухонемой двигался шаг в шаг с колдуньей.

* * *

Пленк уже давно сменил одеяние колдуна на халат ученого. Его династия была тесно связана с Эфиром, и, будучи врачом-физиком Музея, он использовал его в промышленных количествах в виде формалина. Он был очень любезен и искал малейшую информацию, которая могла способствовать раскрытию великой тайны Творения. Он не чурался шутки, что не мешало ему быть чрезвычайно компетентным в своей области.

Мишо и Моргенстерн пришлось вывести машину, обогнуть зоо, потом объехать улицу, где велось строительство, чтобы оказаться в точке старта. Автомобиль решительно не был самым быстрым достижением человека в области транспорта, особенно в городских условиях. И когда Роберта толкнула дверь лаборатории 117, труп уже был там.

— Вижу, ты получил мою маленькую посылку?

— Кровавую. Другой от тебя и не ожидал, но по крайней мере это отвлечет меня от шиншилл.

Логово, как называла Роберта его кабинет, было высоким и узким. Десятки грызунов и мелких млекопитающих смотрели на них неподвижными блестящими бусинками глаз из-за стеклянных витрин шкафов, стоящих в четырех углах комнаты. В центре располагался большой стол с мраморной столешницей, который служил для вскрытия трупов и изготовления чучел. Рядом был столик на колесиках, на котором в строгом порядке лежали режущие и прочие инструменты разных размеров.

6
{"b":"31010","o":1}