ЛитМир - Электронная Библиотека

– Он прав, – говорю я. – Что, если Ляшеналя и Ребюф фа ждет неудача? Что тогда делать? Неплохо, если у нас будет запасный вариант!

Решено! Завтра на рассвете Шац, полный оптимизма уйдет в новую разведку. Отыскав вместе с Кузи и Удо дорогу через Миристи, он сейчас надеется окончательно открыт доступ к Аннапурне. Мы с Терраем, а также Саркэ, по рядком устав за последние дни, намерены завтра с утра отдыхать. После обеда мы под предводительством Аджибы выйдем за нашими товарищами. На этот раз я полон на дежд и с большим трудом заставляю себя «терять» драгоценные часы.

– Кузи, тебе предстоит весьма неблагодарная работа…

– Тебе придется снять на ребре передовой лагерь, а за тем перенести и окончательно установить базовый лагерь в том месте, которое я тебе укажу. Это будет крайняя точка куда смогут добраться носильщики.

– Действительно, не слишком весело, но раз нужно…

– Конечно, это необходимо, ты ведь и сам понимаешь. Вдобавок у тебя будет всего один шерп.

– Совсем печально!

– Придется самому тащить…

Наш друг Кузи, самый молодой член команды, так жаждущий деятельности, будет вынужден в течение нескольких дней оставаться внизу, проводя очень важную, но незаметную работу. Это задание он выполнит идеально, без единого слова протеста, хотя отчетливо сознает, что к моменту решающего штурма его акклиматизация будет недостаточной и, таким образом, его шансы на первостепенную роль в восхождении значительно уменьшаются, – замечательный пример самоотречения, создающего силу коллектива. Несмотря на отвратительную погоду, вечером у всех радостное настроение. Мы полны надежд. Каждый рассыпается в любезностях, в учтивых жестах… Приближается время великих решений.

В то время как ливень с оглушительным шумом барабанит по палаткам, мы тихо и блаженно засыпаем в теплых и уютных спальных мешках. Сквозь сон до меня доносятся какие-то возгласы, позвякивание крючьев, шипение примуса, стук открываемых консервных банок, шум катящихся камней: это Шац готовится к выходу с Панзи и Айлой. Еще царит глубокая ночь, когда он подходит к моей палатке:

– Я ухожу, Морис.

– Какая погода?

– Все небо в звездах.

– Ну, желаю успеха, старина.

– Пока!

Несколько минут слышны шаги по морене: товарищи уходят.

Как хорошо нежиться в тепле, когда другие трудятся! Как приятно мечтать в полусне, забывая о течении времени, когда знаешь, что через несколько часов придется сменить безделье на тяжелую работу.

С первых дней экспедиции у меня не было ни минуты покоя. Сегодня мне можно ничего не делать, и я полностью использую эту возможность. Я встаю и направляюсь к другим палаткам. Террай что-то разбирает, сортирует, распределяет. Им овладела мания порядка. На пороге решительной битвы он хочет быть во всеоружии. Перед тем как самому погрузиться в эту работу, бросаю взгляд на горы: солнце уже высоко, в воздухе тепло – будет хороший денек…

Но все имеет конец, даже самые прекрасные минуты. Меня беспокоит важный вопрос: продукты почти кончились, и надо составить опись остатков. Мы стаскиваем все

в одну кучу, и, сидя на корточках в палатке, я начинаю распределять по сортам, считать, записывать. Наконец все за кончено, все ясно, итоги подведены, и совесть моя спокойна.

После обеда мы выходим с колоссальными рюкзаками Утром я смог отдохнуть от непрерывной восьмидневной работы и чувствую себя великолепно. Хорошая погода еще держится. Однообразные морены тянутся на протяжении километров. Время от времени кто-нибудь из нас поскальзывается на предательских камнях, лежащих на льду.

Внезапно мы замечаем идущего навстречу человека. Это Аджиба! Он сообщает замечательную весть: Ляшеналь и Ребюффа вышли на плато ледника. В своей записке Ребюфф добавляет, что путь идет по нетрудным скалам правого берега. Итак, большой ледопад северного ледника Аннапурны пройден! С надеждой в сердце мы ускоряем шаг.

Температура вполне приемлема, и окружающие скалы излучают тепло. Стены Большого Барьера, к которому мы направляемся, все ближе и ближе; они совершенно гладкие, неприступные, серого, как грифель, цвета. Как это часто бывает, правая береговая морена ледника – удобны и быстрый путь подхода. Теперь нас ведет Аджиба. В сере дине второй половины дня мы подходим к пологой часть морены, которая здесь расширяется и упирается в Большой Барьер.

Дальше нужно лезть по скалам правого берега. Это значит, что здесь носильщики пройти не смогут. Быстро набрасываю кроки, по которым впоследствии я смогу детально уточнить месторасположение базового лагеря. Время бежит: мы хотим сегодня же выйти на плато. В быстром темпе Аджиба ведет нас к контрфорсам Большого Барьера. По спиральным расщелинам, перемежающимся каминами и полками, а затем по кулуарам выходим над ледопадом Аннапурны. Чувствуется высота, мы устали, и рюкзаки кажутся более тяжелыми. Уже настает ночь, когда мы наконец добираемся до подножия большой ледяной стены. Здесь, на высоте примерно 5100 метров, наши друзья установили свой лагерь, будущий лагерь I.

Они встречают нас с нескрываемой радостью. Сейчас темно, ничего не видно, но в их словах звучит уверенность:

– Сомнений нет, Аннапурна будет побеждена!

Аннапурна

Действительно, на следующий день меня ожидает ошеломляющее зрелище. Когда я просыпаюсь, Ляшеналь и Ребюффа, сидя на сухой скале, не отрываясь глядят на Аннапурну.

Внезапный крик заставляет меня выскочить из палатки.

– Я нашел путь! – кричит Ляшеналь.

Подхожу к ним. Ослепительный блеск снежных склонов вынуждает меня зажмуриться. Впервые Аннапурна открывает человеку свою тайну. Ее громадный северный склон, покрытый реками льда, сверкает как алмаз. Ни разу я не видел еще такой гигантской вершины во всем ее величии. Это целый мир, ослепительный и грозный, необозримый в своей грандиозности. На этот раз, однако, перед нами нет отвесных стен, изрезанных гребней, висячих ледников и тому подобных прелестей, превращающих в утопию всякую мысль о восхождении.

– Понимаешь, – объясняет Ляшеналь, – задача заключается в том, чтобы выйти на этот ледник, похожий на серп, в верхней части Аннапурны. Чтобы дойти до его начала, не рискуя попасть в лавину, надо подниматься совсем слева[80].

– Но тогда, – прерывает его Ребюффа, – как же ты хочешь добраться до начала твоего пути? Ледник с другой стороны плато сплошь изрезан трещинами. Перебраться через него невозможно!

– Смотри…

Мы вовсю таращим глаза. Но, признаюсь, я почти не способен следить за объяснениями товарищей. Меня захлестывает волна энтузиазма.

Наконец-то наша вершина здесь, перед нами.

Сегодня, 23 мая, – самый замечательный день экспедиции.

– Смотри, – настаивает Ляшеналь, сдвигая набекрень свою вязаную шапочку, – трещины можно обойти слева. Затем достаточно преодолеть в лоб ледопад и постепенно уходить вправо, по направлению к "Серпу".

Наше внимание привлекает звон ледоруба. Это Аджиба колет лед, чтобы натопить воды.

– Твой маршрут, Бискант, недостаточно прямой. Наверняка будем проваливаться в снег по пояс. Путь должен быть возможно короче, прямо к вершине.

– А лавины? – возражает Ребюффа.

– Опасность одинакова как справа, так и слева. Уж лучше идти там, где короче.

– Ну а… как же кулуар? – не сдается Ляшеналь.

– Если переходить его повыше, риск невелик. К тому же взгляни: видишь следы лавин на твоем пути?

– Да, верно, – вынужден признать Ляшеналь.

– Раз так, кто нам мешает подниматься прямо вверх, обойти сераки и трещины, взять влево, чтобы выйти к «Серпу» и оттуда идти прямо к вершине?

Я чувствую, что Ребюффа настроен не слишком оптимистично. В своем старом, плотно облегающем свитере, который он таскал на всех альпийских восхождениях, он более чем когда-либо оправдывает данное ему шерпами прозвище Ламба-сагиб[81].

вернуться

80

См. схематическую карту Главного хребта Аннапурны {рис. 6}

вернуться

81

"Длинный человек"

28
{"b":"31011","o":1}