ЛитМир - Электронная Библиотека

Хватит! У подножия серака, похожего на полумесяц, складываем палатку, снаряжение, продукты. Чтобы отметить место склада для тех, кто придет сюда позднее, выкапываем в стене углубление, в котором заклиниваем красную фляжку.

– Она будет видна издалека, – говорю я Шацу. Он соглашается со мной.

Еще раз убеждаюсь, что спускаться намного легче, чем подниматься. Первыми теперь идут Ляшеналь и Ребюффа. Они уже скрылись в тумане. Снегопад усиливается. Я иду впереди Шаца. Решаю спуститься с ледяной стенки, просто… спрыгнув вниз.

Увы! Я забыл о соединяющей нас веревке. Резкий рывок сдергивает Шаца, и он с криком летит мимо меня вниз по склону. К счастью, глубокий снег, который мы так проклинали, смягчает удар и тормозит падение. Шац с трудом встает на ноги и подходит ко мне. Он сильно потрясен и шатается, как пьяный, хотя совершенно невредим. Теперь ему предстоит идти первым, я страхую его на короткой веревке. Буря свирепствует, и мы с трудом находим свои следы. Ребюффа и Ляшеналь ждут нас перед кулуаром. Их беспокоит состояние Шаца, и дальше мы идем плотной группой, соблюдая максимальную осторожность. Вновь без всяких происшествий пересекаем лавинный конус большого кулуара. В последующие дни многочисленным челночным группам, проходившим этот опасный участок, удалось так же счастливо избежать лавин.

Температура несколько повышается, но мы по-прежнему глубоко проваливаемся в снег. Обнаружить лагерь II, скрытый в облаках, невозможно. Двигаемся наугад, время от времени находя едва видимые следы подъема. Дует ветер, снег залепляет очки, бьет по лицу; все затягивают туже капюшоны штормовок. Идем, согнувшись вдвое, под порывами ветра; короткое глиссирование, какие-то следы, большая трещина… Лагерь должен быть где-то здесь! Забираем вправо и в нескольких шагах замечаем занесенную снегом палатку – виден лишь кусок торцевой стенки. Что делать? Провести здесь ночь невозможно, места для всех не хватит. К тому же, спустившись, мы сможем сделать еще один челнок… Решение принято!

Слегка закусив, продолжаем спуск. Уже поздно. По мере приближения к плато видимость уменьшается. Вокруг сплошной туман. Однако мы идем гуськом и поэтому примерно сохраняем прежнее направление. Около лагеря I нам придется пройти через зону трещин. Там всего один проход, отмеченный турами. Невозможно обнаружить первый тур!

Ребюффа считает, что нужно взять влево. Ляшеналь уверяет, что надо идти правее. Мне же кажется, что мы идем правильно. Во всяком случае, разделяться нельзя.

В конце концов склоняемся к предложению Ребюффа, хотя он и не убедил нас окончательно. В самом деле, взяв влево, мы наткнемся на мощные гряды сераков, которые в принципе должны привести нас к лагерю I.

Туман сгущается все больше и больше. Мы идем между двумя трещинами, и внезапно они сходятся. Дальше нельзя сделать ни шагу. Нужно возвращаться и многочисленными зигзагами обходить всю зону трещин. Усталость сразу дает себя знать. Это последнее незначительное препятствие лишает нас последних сил. Зная, что мы должны быть недалеко от лагеря, начинаем кричать:

– Э-гей! Э-гей!

Через несколько секунд справа до нас доносится слабый ответ:

– Сюда! Сюда!

– Я же говорил! – кричит Ляшеналь. – Надо было держать вправо!

Вскоре вырисовывается какая-то тень. Это Террай. По его словам, в лагере очень мало снаряжения и для всех места не хватит. Что касается продуктов, то их надо тщательно беречь для верхних лагерей. Вывод напрашивается сам собой: Ляшеналь, Ребюффа и я, используя последние светлые часы, спустимся в базовый лагерь. Шац же, еще не вполне оправившийся после падения, попытается восстановить свои силы здесь. Перед нашим уходом Террай при явном неодобрении Ляшеналя повествует о своей ночевке… В свою очередь мы рассказываем ему о том, что нами сделано, и описываем место, где оставлен склад.

– Я выйду завтра рано утром вместе с Панзи и Айлой, – говорит он. – В это время Аджиба совершит рейс между базовым лагерем и лагерем I.

Аджиба, исключительно выносливый шерп, стал специалистом в этом деле. Дважды в день он совершает такие челноки и уже поднял сотни килограммов в лагерь I. Он выполняет неблагодарную и незаметную, но очень нужную работу. Именно такое отношение каждого из нас к своему долгу обеспечит успех экспедиции.

Оставив Шаца, Террая, Панзи и Айлу, мы в сопровождении Аджибы устремляемся вниз по склону. Тормозя по мере возможности, глиссируем по осыпям, повороты проходятся галопом: за несколько минут мы теряем сотни метров высоты и, добравшись до фирна, находим на месте базового лагеря не одну, а несколько палаток.

Только что прибыли Ишак и Удо с шерпами и многочисленными носильщиками. Для всех есть пуховая одежда и большое количество продуктов. Принесена даже большая зеленая палатка, которая должна особенно понравиться носильщикам, так как снегопад не прекращается.

Впереди победа! Тыл и авангард соединились.

"Серп"

Сейчас вечер 24 мая – напомним, что утром 23-го Саркэ отправился отсюда с посланием в Тукучу.

Ишак рассказывает, что, поднимаясь, он встретил нашего связного, мчавшегося по кулуарам Миристи-Кхола.

Я буквально плаваю в атмосфере уюта и полон оптимизма. Узнав, что мы в рекордное время проложили путь до высоты примерно 6600 метров[89], Ишак и Удо приходят в восторг. В этот вечер в базовом лагере радостное, приподнятое настроение.

Ужин роскошный: курица в желе, бутылка рома (впоследствии Террай устроил нам скандал: неужели нельзя было подождать с таким пиршеством до его прихода?). Однако сказывается чрезмерная усталость, и, пока все укладываются, я блаженствую в своем спальном мешке; глаза слипаются. Ишак, мужественно борясь со сном, читает мне выдержки из своего дневника, повествующие об экскурсии в город «странных» монастырей – Муктинат.

На следующее утро встаем поздно, после тяжелой работы у всех ломит поясницу. Солнце пригревает, и мы бесцельно бродим по лагерю. Я решаюсь умыться и даже побриться. Как приятно чувствовать себя чистым и прогуливаться в уютных кедах! В голове рождаются планы решающего штурма. Об этом же думают и все остальные Достаточно взглянуть на товарищей с биноклями в руках обсуждающих маршрут восхождения. Что касается меня – я уже принял решение, хотя один вопрос все еще остается невыясненным: снабжение продуктами. Впрочем, я y в epe н в Нуаеле, заблаговременно подготовившем мобилизацию в Тукуче, и после тщательных подсчетов успокаиваюсь. В от ношении продовольствия нечего беспокоиться: все силы могут быть двинуты вперед. Поэтому я решаюсь сего Дня же после обеда вместе с Ляшеналем и Ребюффа выйти в лагерь I с большим грузом, твердо намереваясь не возвращаться без победы. В последний раз пишу Люсьену Деви:

"Базовый лагерь, 25 мая 1950 г.

Дорогой Деви!

Последнее письмо перед штурмом. Все складывается хорошо. Базовый лагерь находится в 3—4 днях пути от Тукучи, и это, конечно, довольно неудобно. Переход от разведки к штурму при таком отрыве может встретить большие трудности. Вчера я поднялся до 6600 метров. Путь сплошь ледовый. Объективная опасность сравнительно мала. Расположение лагерей следующее: базовый лагерь – на правом берегу северного ледника Аннапурны на 4400 метров, лагерь I – также на правом берегу, на краю обширного плато, похожего на верхнее плато Даржантьер, высота 5100 метров, лагерь II – на леднике, спускающемся прямо с вершины Аннапурны, на маленьком плато, примерно на 5900 метрах. В дальнейшем я думаю установить лагерь III на высоте около 6800 метров на так называемом леднике «Серп» (кроки и схематическая карта Марселя помогут Вам быстро разобраться). Возможно, придется установить лагерь V. Все зависит от рельефа.

Утром погода обычно хорошая, вечером плохая. Снега выпадает много, и это сильно мешает, так как проваливаемся ужасно. Все в прекрасной форме. Через несколько минут выхожу в лагерь I. В ближайшие дни попытаемся нанести решающий удар. Все полны надежды. Условия на высоте очень тяжелы, но, если мы выиграем битву, все плохое от радости забудется. Писать подробнее некогда, так как дел по горло. Мата детально объяснит Вам ситуацию. Я полон оптимизма.

вернуться

89

Таково было показание наших альтиметров

33
{"b":"31011","o":1}