ЛитМир - Электронная Библиотека

Нельзя терять ни секунды. Скорее вниз! Шерпы помогают мне подняться. Я двигаюсь с трудом, еле сохраняя равновесие. Шерпы понимают наконец, что должны меня страховать. Огибаем участок, где прошла лавина. Вскоре вновь видны следы.

Перед нами первая стена. Как по ней спускаться? Снова прошу шерпов страховать меня как можно лучше:

– Take me up strongly because…[98] – И я показываю им свои руки.

– Yes, sir, – отвечают они хором, как прилежные ученики.

Дохожу до крюка. От него вдоль стены свешивается веревка. За нее нужно ухватиться, другого выхода нет. Тяжелое испытание! Мои ноги, твердые как дерево, царапают ледяную стену. Онемевшие руки не могут держать тонкую веревку. Стараюсь обернуть ее вокруг кистей. Но они распухли, в нескольких местах кожа треснула. Громадные клочья кожи отделяются и прилипают к веревке. Обнажается мясо. Однако надо продолжать, нельзя же остановиться на полпути.

– Aila! Pay attention!.. Pay attention!..[99]

Чтобы освободить кисти, я пропускаю веревку через предплечье и таким образом рывками опускаюсь. Приземляясь, я прыгаю примерно с высоты метра. Веревка выворачивает мне предплечье и запястье. Резкий удар отзывается в верхней части ног. Странный треск заставляет меня думать, что где-то произошел перелом. Вероятно, я не чувствую боли из-за обморожения.

За мной спускаются Ребюффа и шерпы, и мы продолжаем путь. Он кажется мне бесконечным. Плато с лагерем II представляется невероятно далеким. Мои силы исчерпаны. Каждую секунду я готов сдаться. Зачем упорствовать? Теперь для меня все кончено. Совесть моя спокойна: все спасены. Остальные спустятся… Вижу далеко-далеко внизу палатки… Собираю остатки сил. Еще час, только час! Даю себе эту отсрочку, а затем, где бы я ни был, лягу на снег и, счастливый, освобожденный от всех забот, спокойно усну.

Это решение придает мне мужества. Я скольжу не останавливаясь. На таком склоне шерпы удерживают меня с трудом. Это чудо повторяется ежесекундно. Следы обрываются над бездной… вторая стена, самая большая, с навешенной веревкой. Пытаюсь примириться с неизбежным, но не могу даже представить себе, как я буду спускаться. Снимаю рукавицу с одной руки и красный шелковый шарф с другой. На этот раз все ставится на карту… Тем хуже для пальцев!

Помещаю Саркэ и Аилу на то место, откуда я обычно их страховал. Вдвоем, упираясь друг в друга, они держат страховочную веревку. Стараюсь схватить навешенную веревку. Никакой пощады! Закладываю ее между большим и указательным пальцами… Обе руки кровоточат. Начинаю спуск. Сразу же возникает мучительная альтернатива: если я отпущу веревку, мы все полетим вниз, если удержу, что останется от рук? Я удержу.

Каждый сантиметр причиняет ужасную боль, но я твердо решил с этим не считаться. От вида моих рук меня мутит. Обнаженное мясо ярко-красного цвета, веревка вся в крови. Стараюсь не полностью отрывать клочья кожи: предшествующие несчастные случаи научили меня, что следует тщательно сохранять эти лохмотья, так как в этом случае рана заживает быстрее. Пытаюсь по возможности уберечь руки, притормаживая животом, плечами, всеми возможными точками опоры. Когда же кончится эта пытка?

Добираюсь до ледового карниза, край которого я сам же срубил ледорубом при подъеме. Болтаю ногами, стараясь нащупать площадку. Увы! Кругом лед. Ни крупинки снега. Я еще не дотянулся. В отчаянии кричу шерпам:

– Quick… Aila… Sarki!..

Страховочная веревка спускается быстрее, и трение увеличивается.

Мои руки в ужасном состоянии. У меня такое чувство, что все мясо содрано. Наконец нога нащупывает какое-то препятствие: это расщелина. Все-таки добрался! Теперь, по-прежнему на страховке, надо проползти по ней. Всего три метра, но как они трудны!.. Теперь все!.. Погрузившись по пояс в снег, я лежу, измученный, не думая о времени.

Ребюффа и шерпы уже подошли ко мне. Приоткрыв глаза, вижу черные точки, передвигающиеся возле палаток лагеря II. Саркэ обращает мое внимание на двух шерпов, поднимающихся нам навстречу: они еще далеко, но все же это придает мне мужества.

Приходится вставать, отряхиваться; движение все более и более мучительно. Мне кажется, что отморожение уже достигло локтей и икр. Хотя погода стала пасмурной, Саркэ надевает на меня очки и натягивает на правую руку рукавицу. Левая рука так изуродована, что при виде ее ему становится не по себе, и он спешит обернуть ее моим красным шелковым шарфом.

Кошмарный спуск возобновляется. Кажется, каждый шаг будет последним. Мимо нас мчится туман, по временам через просветы видны силуэты поднимающихся шерпов. Вот они добрались до основания лавинного конуса. Но почему они остановились? Меня снова охватывает отчаяние.

Опять идет снег. Еще длинный траверс по трудному склону с ненадежной страховкой. Конус – в пятидесяти метрах.

Узнаю в быстро приближающихся шерпах Путаркэ и Ангаву. Они боятся услышать печальные вести. Ангава, вероятно, беспокоился о своих братьях Айле и Панзи. Айла с нами, он может его лицезреть целого и невредимого, а где Панзи?

Начинаются переговоры на расстоянии. Когда мы доходим до них, они уже все знают. У меня вырывается глубокий вздох облегчения, безмерная тяжесть свалилась с меня, такая тяжесть, от которой, казалось, я каждую минуту готов был умереть. Путаркэ рядом со мной. Его дружеская улыбка полна нежности и участия. Кто назвал этих людей примитивными? Кто сказал, что тяжелые условия существования лишили их чувства сострадания? Шерпы бросаются ко мне, снимают рюкзаки, открывают фляжки…

Хотя бы пару глотков… не более! Как долго я об этом мечтал!..

Путаркэ бросает взгляд на мои руки и в замешательстве поднимает глаза. С бесконечной грустью он шепчет:

– Бедный Бара-сагиб!

Появление шерпов подбадривает меня.

Теперь уже лагерь II недалеко. Путаркэ меня поддержит, а Ангава будет страховать обоих.

Путаркэ ниже меня, обнимаю его за шею и, опираясь на плечи, крепко прижимаюсь к нему. От его близости мне делается легче, теплота его тела придает мне силы.

Координация движений нарушена, и я иду неровными шагами, все больше и больше наваливаясь на Путаркэ. Даже с его помощью хватит ли у меня силы дойти? Собираю последние остатки воли. Умоляю Путаркэ помочь. Он снимает с меня очки: я вижу лучше. Еще несколько шагов… последних…

В лагере II Марсель Ишак, в течение двух дней следивший за нами в бинокль, тщательно записал свои наблюдения. Вот несколько выдержек из его дневника.

"Суббота 3 июня[100] – лагерь II: Удо и Нуаель выходят в 9 часов[101]; в 10 часов 30 минут Нуаель возвращается. Может быть, применение кислорода себя не оправдало? Не мала ли подача к маске? Удо и трое шерпов очень медленно поднимаются по конусу.

В это время я играю в прятки с облаками, наблюдая в трубу теодолита, и слежу в бинокль за связками, находящимися над сераками "Серпа": четыре человека – Лионель и Ребюффа, за ними Кузи и Шац.

Мориса не видно. Он, наверное, где-то на предвершинных склонах. Они более пологи и отсюда не видны. Сильный ветер, поземка. Но сейчас уже Морис должен быть недалеко от вершины. Может быть, даже…

Воскресенье 4 июня. Пасмурный день. В середине ночи начинает падать крупа, затем снег. Сильный северный ветер. Аннапурна исчезаете тумане. Я утомлен и полон тревоги. Что с остальными?

К полудню выпало двадцать сантиметров свежего снега. Непрерывные лавины, видимости никакой.

В 16 часов услышали голоса. Из тумана, кончающегося метров на сто ниже лагеря, появляются четыре силуэта: Удо и трое шерпов. Вероятно, они проваливаются по пояс. Все, что мы можем для них сделать, – это согреть воды.

В лагерь III они добрались вчера к 19 часам. Сегодня Удо просидел все утро в палатке. К 13 часам погода стала ухудшаться. Аджиба ему сказал:

вернуться

98

Держите меня крепче, потому что…

вернуться

99

Айла, внимание!.. Внимание!..

вернуться

100

В этот момент мы с Ляшеналем выходили из лагеря V по направлению к вершине.

вернуться

101

Удо и Нуаель намеревались подняться в лагерь II и установить там палатки взамен унесенных Гастоном и Лионелем. Для Удо этот подъем явился важной проверкой эффективности использования кислорода

49
{"b":"31011","o":1}