ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А как жить? – спросили хищники-щуки.

– Ну вот, – ответил профессор, – сейчас у вас уменьшилось количество жертв…

А сообщество ряпушек, сильно уменьшившись, завопило:

– И все это из-за вас, щуки!

– Но, – сказал профессор, – теперь и количество потребителей этой пищи тоже уменьшится.

И на этом профессор пошел в столовую, сел за стол и съел сковородку щук.

Но не уменьшился.

Из чего следует, что в конкурентной борьбе двух видов хищников, занимающих одну экологическую нишу, популяция профессоров победила.

вторая биологическая сказка

Жили-были циано-бактерии сине-зеленого цвета, то есть, попросту говоря, сине-зеленые водоросли.

Жить им было очень трудно, но кончилась скверная пора, прошли трудные средние века, инквизиция сине-зеленых, затем их век пара и вообще вся бедная жизнь.

Наступил XXI век.

И пришло изумительное время: ренессанс сине-зеленых водорослей.

Эти циано-бактерии образовали новую цивилизацию, города, коммуникации; воспитали многие миллиарды поколений хорошо развитых сине-зеленых барышень и юнкеров.

И, сцепившись во вселенные и галактики, этот космос зажил новой жизнью на воде.

И повсюду – в морях, океанах, в прудах, в Плещеевом озере и даже в глубоких лужах закачались на воде комья бурой слизи.

– Фи! – скажете вы.

Однако, как учит наука экология, все возможно, и одна система сменяет другую.

Будет у сине-зеленых своя революция, террор, лагеря, коллективизация и свое светлое сине-зеленое будущее.

И тогда посмотрим, кто кого.

Моллюск и Моллюска

Одна Моллюска пришла в гости к одному Моллюску и говорит:

– Давай дружить домами!

– А что это такое, дружить домами? – спрашивает осторожный Моллюск.

– Не знаю, это так говорится: они дружат домами. Значит, один дом дружит с другим домом, ясно?

– А как это, – спрашивает опять очень осторожный Моллюск.

– Ну, один дом, например, помогает другому.

– А, – сказал недоверчивый Моллюск. – Ну хорошо. Помоги мне поймать вот ту жирную козявку.

– Ой, какая жирная козявочка! – заорала Моллюска и мигом ее проглотила.

– Ну вот тебе и дружба, – сказал Моллюск и захлопнулся в своем доме.

Но Моллюска закричала:

– Хорошо, начнем снова! Дружить так дружить!

– А как это, – спросил Моллюск, выходя.

– Ну, дружить – это значит хвалить друг друга, – подумав, сообщила Моллюска. – Ты первый.

– Ну хорошо же, – сказал Моллюск. – Так. Какой у тебя красивый домик!

– А что, сама построила, – ответила Моллюска. – Три месяца отделывала, так трудно было, все силы потратила.

– Так, – сказал Моллюск. – А теперь ты хвали мой домик.

– А чо его хвалить, – сказала Моллюска, – чего в нем хорошего, обшарпанный какой-то вообще.

– Не получается у нас дружбы, – ответил на это Моллюск и опять захлопнулся.

– Все! – сказала Моллюска. – Все! Начинаем дружить сначала.

– А как? – спросил Моллюск.

– Ну так! – ответила Моллюска. – Надо помогать друг другу, когда нависает опасность.

– Ой, – сказал Моллюск, – что-то на меня надвигается, помоги!

– Ой, – завизжала Моллюска. – Ой, спасите! И она мигом зарылась в песок.

– Ну и что это такое, дружить домами, – спросил Моллюск. – Я тогда не понимаю.

– Ты что, совсем не соображаешь? – крикнула Моллюска из песка. – Ведь мы уже давно дружим. Вот время провели, и хорошо. Всего вам доброго, до новых встреч. Я пошла смотреть телевизор.

Моллюск остался один, и ему вдруг стало скучно без дружбы, он подумал-подумал и сказал в песок:

– Эй, Моллюска, а после телевизора выйдешь?

И она ответила:

– Уже иду.

И тут же вышла гулять.

Тельняшка Джек

(сценарий мультипликационного фильма)

Глава первая.

Конфеты, которые падают с неба

Тельняшка Джек был старый морской волк, но никто не знал этого, все думали, что он просто кот. Тельняшка Джек никому ничего не говорил о том, что он морской волк, потому что боялся, что ему никто не поверит. Тельняшка Джек усвоил все морские привычки, ел по утрам овсяную кашу, а если ему, в особенности вечерами, хотелось повыть на луну, он терпел и даже не совался на балкон, и даже задергивал занавески.

Но днем он часто выходил на балкон и таким образом подружился с соседским ребенком, который также часто выходил на балкон: возьмет конфету и идет с ней на балкон. Или возьмет бутерброд и опять спешит на балкон. Ему нравилось есть на свежем воздухе, в особенности потому, что на соседнем балконе сидел обычно Тельняшка Джек и сворачивал из бумаги кораблики.

Тельняшка Джек в свободное время занимался тем, что разводил бумажные кораблики. А так как свободного времени у него было хоть отбавляй, поскольку свою службу на море он уже завершил, то он все время занимался своим излюбленным делом. Корабликов у Тельняшки Джека было множество, они жили у него в аквариуме, плавали там под парусами и приплывали по первому зову.

Надо сказать, что весной Тельняшка Джек выпускал свои кораблики в ручей, и они плыли себе в реку, а потом в море, а потом и в мировой океан, и по дороге вырастали и превращались в большие настоящие корабли – об этом Тельняшка Джек часто рассказывал детям, и все это знали. Поэтому никто никогда не выбрасывал бумажки от конфет и не делал из них фантиков, а все эти бумажки относили Тельняшке Джеку, и он сворачивал из них особенно красивые кораблики – серебряные, цветные или прозрачные, в зависимости от того, какие были конфетные бумажки.

Такой сверкающий новый кораблик Тельняшка Джек иногда сажал в отдельное блюдце, и все кораблики в аквариуме толпились в одном месте, чтобы получше разглядеть новый корабль в отдельном блюдце.

Однажды Тельняшка Джек сделал особенно красивый кораблик, посадил его в блюдце с водой и решил отнести на балкон и подарить там своему приятелю, которого звали Цыплак.

Когда Тельняшка Джек вышел на балкон, Цыплак стоял на своем балконе и разворачивал огромную конфету.

– Красивая у тебя конфета, – заметил Тельняшка, а сам, как будто нечаянно, поднял повыше свое блюдце и стал на него смотреть. Кораблик засеребрился и, распустив паруса, поплыл по блюдцу с водой.

– И вкусная, – ответил Цыплак. – Я уже четвертую ем.

– Мама купила? – спросил Тельняшка.

– Нет, с неба свалилась, – сказал Цыплак и пискнул со смеху.

Тельняшка не любил, когда над ним смеялись, но ребятам он все прощал и только старался объяснить им все, чтобы они впредь не насмехались ни над кем.

– Ты неправ, – рассудительно и спокойно сказал Тельняшка, – с неба не должны валиться конфеты, а ты не должен смеяться над старым Тельняшкой, это нехорошо. Я тебе хотел кое-что подарить, но это неважно. Так на чем мы остановились? С неба валится снег и падает дождь.

– Нет, с неба последнее время стали валиться конфеты, – возразил Цыплак. – Один раз спустился апельсин на веревочке, а один раз ничего не спустилось, пустая веревочка с крючком.

– С неба? – спросил Тельняшка Джек.

– Да, – ответил Цыплак, занятый конфетой.

– Я не люблю, когда некоторые врут, – сказал Тельняшка Джек.

– Смотри, внизу машина какой-то марки, – сказал в ответ Цыплак, – она уже давно тут стоит, а какой марки, неизвестно.

– Я с тобой говорю серьезно, – сказал Тельняшка Джек, – но тебя, видно, только конфеты интересуют, а никакие не кораблики.

– Меня машины интересуют, – возразил Цыплак, но Тельняшка уже его не слушал, а повернулся и ушел с балкона, чтобы пустить новый корабль в аквариум.

Но, придя к себе домой, Тельняшка Джек решил, что все-таки надо будет подарить кораблик Цыплаку, потому что Цыплак ведь ребенок, а дети любят придумывать и сочинять, и не стоит на них обижаться.

22
{"b":"31020","o":1}