ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Игорь изобразил горделивое выражение на лице.

– Ну и ладно, – сказал Сергей. – Ныряй. А если ты погибнешь геройской смертью, то мы с Иркой доставим твое тело на родину.

– Во-во, – подтвердила Ира.

– По пути мы сильно сдружимся, – продолжил Сергей, – и потом я на Ирке женюсь в память о тебе.

– И первого сына назовем в честь тебя, – ласково сказала Ира, обращаясь к Игорю, – Водолазом.

– А дочку как назовем? – заинтересовался Сергей.

– Дочку? – задумалась Ира. – Дочку назовем Кристиной.

– При чем тут Игорь?

– Игорь? Да не при чем. А какое отношение он имеет к дочке? – удивилась Ира. – Сына в честь него назовем – и хватит.

– Еще хорошо бы портрет на стену повесить, – размечтался Сергей. – Голова Игоря в маске, с выпученными глазами, в тот момент, когда у него закончился кислород, а до поверхности еще двести метров.

– Не надо такого портрета, – сказала Ира. – Дети будут пугаться. Лучше другой портрет повесим – где он глаз какой-то тетке скальпелем кромсает. У меня вон дома такой портрет висит, чтобы бывший муж пугался.

– Смотрю я на вас и прямо любуюсь, – сказал Игорь. – Остроумие так и прет.

– Ну, не все же тебе над нами издеваться, – сказал Сергей.

– Ладно, остроумники, всем подъем, пора на собрание, – скомандовал Игорь, поднимаясь с места. – А после собрания пойдем на пляж.

Ира с Сергеем послушно встали и пошли вслед за Игорем.

На мероприятии уже собралось некоторое количество довольно разномастного народа, но еще издалека было видно АНДРЮШУ. Андрюша выделялся среди всех этих людей, как великан среди лилипутов. Был он велик, могуч, обладал спокойствием и уверенностью танка. Ребята его приметили еще вчера в автобусе, когда ехали по дороге в гостиницу. Сидевший рядом народ относился к Андрюше с большим почтением и каждый раз угодливо хихикал, когда Андрюше вздумывалось что-то сострить.

– Всем привет, – сказал Игорь громко, подходя к кучке туристов.

– Здорово, сынку, – так же громко сказал Андрюша, и все остальные захихикали.

– Привет, папашка, – ответил Игорь, ничуть не смущаясь. – Ты бы свою задницу снял с одного из трех стульев, а то нам девушку посадить некуда.

Народ вокруг оцепенел. Андрюше был брошен вызов, причем молодым человеком, который был вчетверо тоньше. Андрюша между тем немного подумал и… действительно освободил один стул.

– Мерси, – сказала Ира, с удобством усаживаясь на освободившееся место.

Игорь между тем продолжал стоять, и в его глазах можно было увидеть выражение горькой обиды.

– Что, Игоречек, что такое случилось, солнышко? – переполошилась Ира, увидев этот неимоверно страдающий взгляд.

– А я? – спросил Игорь, как будто еле сдерживая рыдания. – А мне куда прикажете сесть?

– Игоречек, ну я не знаю, – совсем засуетилась Ира. – Ну, садись где-нибудь сзади.

– Мне? Сзади? – в глазах Игоря было искреннее недоумение.

– Слушай, ну мне что – тебе самой место уступить? – наконец возмутилась Ира.

– Давай я сяду на твое место, а ты сядешь ко мне на колени, – предложил Игорь.

– Это неприлично.

– У меня на коленях – прилично, – заявил Игорь. – Неприлично будет, если ты сядешь на колени, например, к Андрюше.

– А что, – оживился Андрюша, – я не против. Ты же совсем затерзал девушку.

– И сяду! – с вызовом сказала Ира. – Возьму и сяду к Андрею, раз ты опять такой деспот.

После этого началась было небольшая перепалка, но тут появилась девушка-гид встречающей их фирмы, которая должна была рассказать об экскурсиях, и все угомонились, рассевшись кто куда.

– Здравствуйте, – сказала девушка-гид. – Меня зовут Гюзель. Предвидя дальнейшие вопросы, сообщаю, что в переводе на русский это имя означает «прекрасная».

Ира недовольно сморщилась.

– Очень приятно, – тут же отозвался Игорь. – А меня зовут Игорь. В переводе на турецкий это имя означает «изящный молодой человек приятной наружности»…

– …И с наглым поведением, – закончила за него Ира.

Игорь недовольно зыркнул в ее сторону, но ничего не сказал.

– А меня зовут Андрей, – пробасил Андрей. – В переводе на турецкий так и будет – Андрей, – и он захихикал, ожидая взрыва смеха со стороны остальных туристов. Но они молчали, потому что в лице Игоря появилось новое солнце на туристическом горизонте.

– Итак, – сказала Гюзель, не обращая никакого внимания ни на Игоря, ни на Андрея, – сейчас я вам расскажу о тех экскурсиях, на которые вы можете съездить.

Игорь обиделся на то, что на него не обратили внимание, поэтому тут же перестал слушать и начал периодически щипать Иру, которая взвизгивала и нарушала плавное течение речи Гюзель. Как оказалось позже, Игорь таким образом мстил за проявленное невнимание к своей персоне. Но Ире эти развлечения очень быстро надоели, поэтому в очередной раз, когда Игорь ее ущипнул, она изо всей силы треснула ему ладонью по спине так, что треск пошел по всему холлу отеля.

– Ого, – сказала Гюзель, прервавшись. – Я смотрю, бой идет не ради славы.

– Короче, – сказал Игорь, оказавшись в центре внимания, – запишите нас троих на экскурсию в Памуккале и на дайвинг. Мои сопровождающие, правда, трусы и погружаться не собираются, но я – собираюсь. Я так погружусь, что они будут стоять у борта яхты и кусать друг другу локти.

– Можно я с вами? – спросил Андрюша.

– Можно, – сказал Игорь. – Только обещай, что в воду будешь входить медленно, а то все море расплескаешь. Вон ты какой здоровый. У тебя объем легких какой? Литров десять?

– Черт его знает, – сказал Андрей. – Я больше пяти литров никогда не выпивал.

Пока ребята болтали, Гюзель в своей тетрадочке записывала всех на экскурсии. Сергей, увидев, что Игорь слишком увлечен трепотней, подошел к ней и записал свою компанию на те экскурсии, на которые они договорились поехать. Наконец Гюзель закрыла тетрадочку и спросила, есть ли у кого-нибудь какие-то жалобы.

– Жалоб много, – сразу оживился Игорь. – Во-первых, коленка по утрам болеть стала. Во-вторых, много выпивки организм больше не выдерживает: начинает шататься и падать, как какой-то трехлетний. В-третьих…

– Я не в этом смысле, – спокойно сказала Гюзель, которая, по-видимому, настолько привыкла к попыткам туристов непрерывно острить, что выработала к этим шуточкам явный иммунитет.

– А-а-а-а, так вы не в ЭТОМ смысле? – придуривался Игорь. – Тогда вношу жалобу на девушку Иру. Она меня обижает и лупит ладонью.

– Вы хотите, чтобы фирма «Одеон» попросила Иру лупить вас не ладонью, а чем-нибудь тяжелым типа табуретки? – осведомилась Гюзель у Игоря, и тот от неожиданности тут же замолк.

– Да его хоть шкафом лупи – все равно придуриваться будет, – тяжело вздохнув, сказала Ира. – Такая натура у человека.

Тут Сергей внезапно вспомнил о своих ночных проблемах и стал горячо жаловаться Гюзели на это чертово бунгало, требуя немедленного перевода в основной корпус.

– Ну, не знаю, – сказала Гюзель. – Я вчера целый час билась за то, чтобы вам дали бунгало, а теперь вы предлагаете мне требовать основной корпус. Да администратор со смеха помрет.

Но Сергей объяснил, что лучше уж пусть администратор помрет со смеха, чем от его, Сергея, руки, потому что если завтра повторится такая же ночь, как сегодня, то он не отвечает за жизнь не только администратора, но и вообще всех служб отеля.

К счастью, Гюзель оказалась девушкой очень понятливой и толковой, потому что, вникнув в проблему, она тут же отправилась ругаться с администрацией, и ровно через пятнадцать минут вся их компания уже переезжала в основной корпус: Игорю с Ирой достался просторный номер на первом этаже, а Сергею – маленький номерок на пятом. Но он и этим был крайне доволен, потому что окна выходили на внешнюю сторону отеля, куда звуки дискотеки не должны были долетать. Кроме того, в номере был нормально работающий кондиционер, который не приходилось заново включать каждые пять минут.

Через полчаса компания встретилась внизу и отправилась на пляж.

19
{"b":"31037","o":1}