ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ага, любовные безумства, как же! – язвительно сказала Ира. – Сереж, ты что, своего друга не знаешь? Сначала он пару часов ужинал и рассказывал мне о том, как два года назад покупал фотоаппарат. Затем поставил кассету с каким-то новым фильмом и полтора часа ее смотрел. После этого Игоречек следующие два часа мне рассказывал содержание фильма, который, между прочим, я смотрела вместе с ним. Пересказ его настолько утомил, что Игоречек потребовал легкого ночного ужина, чтобы подкрепить слабеющие силы. После ужина он заявил, что на сытый желудок ложиться нельзя, поэтому мы посмотрели еще одно кино. Во время кино ему стало страшно (нам попался триллер), поэтому Игоречек выпил несколько рюмочек водочки. От спиртного у него разыгрался аппетит, поэтому мне снова пришлось готовить…

– Ой, – сказал Сергей. – Так вы вообще не спали, что ли?

– Да нет, – радостно сказала Ирина. – Во время третьего ужина я тоже выпила, а Игоречек начал мне пересказывать самые ужасные моменты из триллера, разволновался, поэтому в одиночестве допил бутылку водки. Я уж думала, что сейчас опять пойдем смотреть кино, но алкоголь его свалил с ног и мы наконец пошли спать.

Сергей искоса посмотрел на приятеля. Самое интересное заключалось в том, что Игорю, как было видно, доставляло живейшее удовольствие слушать о своих подвигах. Весь его вид, казалось, говорил: да, ребята, и я сам в курсе, что я – вот такой вот веселый, забавный и очень своеобразный парень, и мне очень нравится, когда об этом рассказывают посторонние.

– Понятно, – сказал Сергей, дослушав горестный рассказ Иры.

Впрочем, было видно, что Иру тоже забавляют кунштюки, которые выделывает Игорь, поэтому рассказывала она обо всех его проделках без злобы и даже с удовольствием.

Между тем за разговорами они не заметили, как подъехали к аэропорту. Ребята вытащили сумки и отправились заполнять декларации. Как водится, в российском аэропорту Шереметьево деклараций на русском языке не было. Сергею с Игорем, впрочем, на это было наплевать, так как они более или менее знали английский, но у Иры англоязычная декларация вызвала определенные затруднения. А тут еще Игорь, оставаясь в самом хорошем расположении духа, пункты ее декларации переводил в очень вольной манере, так что Ире несколько раз приходилось его колотить своей сумочкой по голове, требуя правильного перевода термина «drugs», который Игорь переводил как «драга для добывания золота». Впрочем, дурачества Игоря распространялись и на свою декларацию, потому что в пункте «предметы из золота» он написал: «Девушка Ира. Шестьдесят пять килограмм», приговаривая: «Сага, золотко, за тобой пришли эти гэпэушники, чтобы они таки били здоговы».

Разумеется, с этими декларациями их отправили обратно, так что пришлось бумажки заполнять по новой. Второй раз, впрочем, Игорю дурачиться уже не хотелось, так что декларации были заполнены хоть и скучно, но правильно, поэтому их пропустили через таможенный контроль без лишних вопросов. Вот только Ира ухитрилась пожаловаться пограничнику, что пара тысяч долларов, которые Игорь засунул ей в лифчик, потому что у него не было на эту сумму разрешения на вывоз, изрядно ей надоели, но пограничник решил, что это очередная шутка, и сказал, чтобы компания проходила дальше и его не задерживала.

Кстати, это была не шутка, потому что, как только они отошли от стойки, Игорь устроил подруге небольшой скандал, крича на весь аэропорт, что такими вещами не шутят. Ира спокойно поинтересовалась, какими, на его взгляд, вещами можно шутить. Игорь надолго задумался и потом нехотя признался, что шутить можно вообще чем угодно. По крайней мере, он этим занимается уже давно. На этом конфликт был исчерпан, и компания отправилась в магазин duty free, чтобы, как интеллигентно выразился Игорь, «запастись бухлом по полной программе».

В магазине народу было немного, поэтому компания смогла без помех отдаться процессу закупки спиртного. Ира было заикнулась о том, что для нее нужно купить «Бейлис», «Чинзано» и шампанского, в ответ на что Игорь внимательно посмотрел ей в глаза долгим и не очень хорошим взглядом, а затем изрек:

– Молчи, корова, когда ковбои разговаривают, – сорвал с полочки малюсенькую бутылочку с «Кампари», сунул ее Ире, и та, обидевшись, ушла в другой конец магазина.

– Итак, – сказал Игорь Сергею, разглядывая величественную батарею бутылок всех размеров и калибров, – сколько будем брать? Две или три?

– Да ну тебя, – начал было Сергей. – Знаю я этот анекдот. Две конфетки и восемь бутылок портвейна… – но осекся, увидев суровое и даже какое-то хищное лицо Игоря.

– Я тут что, – тихо начал Игорь, – пришел шутки шутить, что ли? Вопрос поставлен вполне конкретно: берем мы две трехлитровки или три?

– А-а-а-а-а, – сказал Сергей. – Вы в ЭТОМ смысле?

– Я всегда в этом смысле, – отозвался Игорь. – Раз едем отдыхать, значит, все должно быть тип-топ. Мы оба зарабатываем вполне прилично, так что можем себе позволить раз в год оттянуться за подтяжки так, чтобы улететь потом в стратосферу.

– Годится, – одобрил Сергей. – Только куда нам шесть литров на неделю? Обпиться, что ли?

– Дабы выглядеть внушительно, – объяснил Игорь. – Чтобы вокруг все сразу поняли – идут солидные люди.

– Да ладно тебе, – захихикал Сергей. – Кстати, ты что сейчас употребляешь? Свою гнусную кактусовку под названием текила?

– Ну да, – подтвердил Игорь. – А ты все лупишь свое кошмарное ячменное пойло под названием виски?

– Да уж все лучше, чем самогон из кактусовой кочерыжки, – парировал Сергей.

Друзья еще некоторое время поспорили, доказывая друг другу преимущества своих любимых напитков, после чего Сергей взял пару литровых бутылок с виски, а Игорь подхватил две текилы и один «Мартель XO». Зачем ему этот дорогой коньяк, Игорь объяснить толком не смог, но заявил, что «может пригодиться, дабы выпендриться перед красивыми девочками».

У кассы неожиданно столпилась небольшая очередь, так что приятелям пришлось немного постоять со всей этой выпивкой на руках. На полочках у кассы продавалось спиртное «в полет» – всякий разный алкоголь, разлитый в 300– и 500-миллилитровые бутылочки.

– Слышь, Серег, – Игорь махнул головой в сторону этих бутылочек. – Надо же чего-то с собой в дорогу взять.

– Что с тобой, милый? – поинтересовался Сергей. – Мы и так выпивки набрали – пить не перепить.

– Но мы же не будем в самолете открывать литровую бутылку, – объяснил Игорь. – Это произведет плохое впечатление на дам.

– Тебя не поймешь, – поджал губы Сергей. – То тебе трехлитровая бутыль требуется, чтобы впечатление произвести, то литровой оказывается слишком много…

– Ты не въезжаешь, – сказал Игорь. – На женщин всегда производят впечатления крайности. Либо слишком большие, либо слишком маленькие.

– А-а-а-а-а, – понял Сергей. – Так ты про ЭТИ крайности!

– Нет, – ответил Игорь. – Я пока только про бутылки. Трехлитровая – это забавно. Маленькая 300-граммовая – это благородно. А литровая – ни туда ни сюда. Как будто мы алкаши какие…

– Ой! – воскликнула неожиданно подошедшая Ира. – Ну вы и алкаши! Куда столько набрали?

– Видал? – подмигнул Сергею Игорь. – Баба, она сердцем чует! – процитировал он.

– Ага, – сказала Ира, схватила литровую бутыль текилы и сделала вид, что сейчас понесет ее обратно.

– Немедленно задержите женщину с алкоголем! – заорал Игорь на весь магазин, после чего все присутствующие обернулись в сторону кассы и стали напряженно выискивать глазами, чем же так провинилась женщина с алкоголем.

– Да ну тебя, дурак! – рассердилась Ира. – Орешь всегда, как пьяный носорог. Перед людьми неудобно.

– Где у меня, говоришь, рог? – заинтересовался Игорь. – И почему только один? А ну, признавайся, почему грехопадение не совершилось до конца?

Ира совсем рассердилась и только было приготовилась высказать все, что думает об Игоре и о его манере совершать покупки, как тот быстро проговорил:

– Дорогая, тут рядом находится лавка со всякой бижутерией. Сходи, любимая, выбери себе красивую бижутеринку, а твой пупсик ее оплатит.

5
{"b":"31037","o":1}