ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ира подозрительно посмотрела на Игоря, но тот изобразил на лице лучезарную улыбку и готовность в лепешку расшибиться, чтобы услужить любимой подруге, после чего Ира сунула Игорю бутылку минеральной и пару шоколадок, которые она взяла в магазине, и ушла.

– Вот набрала-то, набрала! – начал ворчать Игорь, изучая этикетку на бутылке с минеральной. – Пятнадцать рублей за бутылку воды! Я же так разорюсь скоро. Нет чтобы в туалете попить…

В этот момент подошла его очередь. Игорь расплачивался очень долго, потому что все никак не мог решить, в чем именно платить – в рублях или долларах, а кроме того, одновременно заигрывал с кассиршей. Наконец расплатился, получил в подарок от девушки какой-то грошовый сувенирчик, попытался было отплатить за него комплиментами, но был отпихнут от кассы коленом Сергея, которому надоело ждать, отчего чуть было не упал и поднял дикий скандал на тему, что, мол, он практически разбил драгоценные сосуды.

У выхода из магазина их ждала серая от злости Ира.

– Где вы бродите? – закричала она при виде приятелей. – Весь магазин – пятнадцать метров! А вы там целый час провели! Небось, – сказала она, глядя на Сергея, – мой благоверный опять с кассиршей любезничал?

– Ну что, старуха, – прервал ее Игорь, – нашла себе какую-нибудь бижутеринку? Веди, показывай. У Билли сегодня хорошее настроение, Билли всех угощает!

– Конечно, нашла, – сказала Ира. – Аж штук пять, чтобы было чего нацепить в Турции.

– Куплю все пять! – широко взмахнул рукой Игорь. – Гулять так гулять! Билли никогда не скупился подарить лишнюю бусинку своей боевой подруге!

Ира схватила Игоря за рукав и повела куда-то влево.

– Стоп, машина, – скомандовал Игорь. – Ты куда пошла? Вот же она, лавка с бижутерией.

– Да чего я там не видела? – отмахнулась Ира. – Там барахло одно. Я себе выбрала украшения в ларечке вон там, за углом.

– Ой, – сказал Игорь. – Там же ларек с настоящим золотом.

– А ты меня за туземку, что ли, принимаешь? – обиделась Ира. – Я что, должна стеклянные бусы носить и вставлять в ноздри пластмассовые кольца? Да ты не бойся! Я совсем маленькие украшения выбрала. Они всего-то по два-три грамма. Не разоришься.

– Вернуть, все вернуть! – забормотал Игорь, направляясь к ларьку.

– Не выйдет, милый, – утешала его Ира. – Их уже упаковали в красивые коробочки.

Сергей решил, что ему при этой сцене присутствовать не обязательно, поэтому остановился покурить.

Примерно через десять минут показалась счастливая семейная пара. Правда, счастливой там выглядела только Ира, а Игорь шел с самым разнесчастным выражением лица.

– Ну чего, Серег, – сказал Игорь приятелю, – счастливо тебе отдохнуть! Ты… это… пиши, звони, короче, не забывай.

– В каком смысле? – удивился Сергей.

– Разорен! – заныл Игорь. – Как есть – разорен просто в дупель! Никакого отдыха не будет, так как придется срочно ехать продавать родовое имение. Ирка меня в такие траты ввела, что теперь никакого отдыха еще лет десять.

– Да ладно тебе ныть-то! – возмутилась Ира. – Серег, – обратилась она к Сергею, – ты бы видел. Этот жмот устроил там дикий скандал и вернул четыре украшения из пяти, несмотря на то что они были уже упакованы. У девушки из ларька чуть инфаркт не случился.

– Да хоть бы и инфаркт, – вставил Игорь. – С ее рожей надо было еще в детстве застрелиться.

– А ты вообще молчи! – закричала Ира. – Потратил на эту висюльку какие-то жалкие шестьдесят баксов, а теперь воешь так, как будто мне брильянт «Око мира» купил. Другие мужчины своим дамам, между прочим, «Феррари» покупают. А ты из-за какого-то паршивого украшения ноешь на весь аэропорт, – и она, делая вид, что разозлилась, несильно пнула Игоря по коленке.

Игорь от неожиданности уронил пакет с бутылками, которые мелодично звякнули. Воцарилось тяжелое молчание.

– Убили! – неожиданно заорал Игорь, причем, по своему обыкновению, на весь аэропорт.

– Господи, – охнул Сергей. – Чего ж ты так орешь-то?

– Ну, Ирка, – сказал Игорь, – если бутылки разбились, то я…

– То ты проведешь счастливый отпуск, – сказала Ира. – А кактусовку выпьет вон тот кот.

Вдали действительно прохаживался здоровенный рыжий котяра, который, вероятно, жил при аэропортовском кафе.

– Кис-кис-кис, – позвала Ира. – Котик! Иди сюда текилки похлебать.

– Я тебе дам «кис-кис-кис». Не фиг мою кактусовку спаивать всяким посторонним котам! – возмутился Игорь. – Сейчас проверим, может быть, там чего и осталось. Может, они удачно разбились… – он полез в сумку и достал оттуда две бутылки с текилой.

– Видишь? – сказала Ира. – Целы твои бутылки. Ничего с ними не случились. Так что будешь алкоголить весь отпуск.

– Понял? – сказал гордый Игорь Сергею. – Вот текила в правильные бутылки разливается. Ее как хочешь об пол шваркай. Ничего не случится. А твой паршивый вискарь тут же бы разбился.

– Да и твоя текила разбилась, если бы не пакет, – лениво ответил Сергей.

– Что ты сказал? – возмутился Игорь. – Да эта бутылка не разобьется, даже если ее об стену швырнуть!

– Разобьется.

– Никогда!

– Ну, швырни, попробуй, – подзуживал Игоря Сергей.

– Что я, дурак, что ли? – сразу успокоился Игорь. – Но я тебя точно уверяю, что и без сумки бутылка не разобьется.

С этими словами он присел, взял бутылку в вытянутую руку и аккуратно отпустил. Сергей только было хотел сказать, что эксперимент в любом случае будет признан недействительным, потому что Игорь присел, так что сосуд вообще падает на пол с высоты каких-то жалких десяти сантиметров, но в этот момент бутылка упала на пол и у нее аккуратно отвалилась дно. У ног Игоря мгновенно разлилось маленькое текиловое море.

– Опа, мать, – печально сказал Игорь.

– Не то слово, – подтвердил Сергей. – Я предлагаю немедленно заявить протест в мексиканское посольство. Что это за дела, в конце концов? Совсем непрочная посуда. Эдак ее на стол поставишь, а она развалится.

Игорь молча взял бутылку без дна и ушел в магазин.

– Зачем он бутылку взял? – поинтересовался Сергей у Иры. – Ему же ее в любом случае не обменяют.

– Ты что, – спросила Ира, с любопытством глядя на Сергея, – своего приятеля не знаешь? Ему чего хочешь обменяют.

– Да ладно тебе, – усомнился Сергей. – Готов поспорить, что не обменяют. Он же сам бутылку разбил. Пошлют его, и все дела.

– На что спорим? – деловито спросила Ира.

– Ну, не знаю, – пожал плечами Сергей.

– Давай на американку, – предложила Ира.

– У меня нет знакомой американки, – растерянно ответил Сергей.

– Блин, Серег, ну это же так называется, – поразилась его неосведомленности Ира. – Спорить на американку – это значит спорить на желание.

– А на какое желание? – поинтересовался Сергей.

– На любое, – сказала Ира и, прищурившись, посмотрела на Сергея.

– А-а-а-а-а, – ответил Сергей. – Ви в ЭТОМ смысле! Ну если на любое – тогда я согласен. Вот если бы не на любое, тогда я бы еще подумал…

– Слушай, – поинтересовалась Ира. – А чего вы с Игорем все время повторяете «ви в ЭТОМ смысле»? Я его спрашивала, а он только хихикает и ничего не рассказывает. Это что, история какая-то?

– Да нет, – сказал Сергей. – Просто старый анекдот. Идет грузин по улице, смотрит – мужик на асфальте лежит. Грузин подходит к нему и спрашивает: «Пьяный?» Мужик не отвечает. «Больной?» – снова спрашивает грузин. Мужик молчит. Грузин его брезгливо переворачивает ногой, а у мужика в боку кинжал торчит. «А-а-а-а-а, – говорит грузин. – Ви в ЭТОМ смысле!»

Ира засмеялась. В этот момент из магазина вышел чрезвычайно мрачный Игорь, который нес полную бутылку с текилой и малюсенькую бутылочку с «Кампари».

– Вы представляете, – обратился он к Сергею с Ирой, – отказались обменять. Сказали, что я сам разбил…

– Так ты сам и разбил, – вставила Ира.

– Это не имеет значения, – возразил Игорь. – Могли бы и пойти навстречу постоянному покупателю. А так пришлось новую бутылку покупать, – пожаловался он. – В знак моральной компенсации выдали только вот этот пузырек с «Кампари». Ну не гады?

6
{"b":"31037","o":1}