ЛитМир - Электронная Библиотека

– Слышь, Лелик, – возмутился Макс, – давай что-нибудь одно: или меня используют как стол, но тогда не пинают, или пинают, но не используют как стол. Даже у самого бесправного существа должны быть хоть какие-то права.

– Ты сначала французский выучи, – сказал Лелик. – А то так и будешь покупать драже вместо наркотиков.

– Я люблю драже, – сказал Макс. – Я его даже больше наркотиков люблю, потому что оно стоит не в пример дешевле, а в башку шибает, особенно если его с водкой употребить.

– Макс, – сказал Лелик строго, – ты опять вчера пил какую-нибудь мерзость? Я такого потока идиотизмов от тебя уже месяца два не слышал.

– Я пил коктейль «Дранг Нах Остен», – признался Макс. – В преддверии поездки в Германию.

– А что за коктейль? – заинтересовался Лелик и даже заглянул «под стол», чтобы лучше слышать.

– Драже растворяется в водке и пьется под любимую песню Гитлера, – объяснил Макс.

– И какая, интересно, у Гитлера была любимая песня? – заинтересовался Славик, который прислушивался к этому разговору.

– Игловская «Отель Калифорния», – ответил Макс.

– Что ты гонишь? – возмутился Славик. – Ее написали годах в семидесятых.

– Ну и что? – невозмутимо ответил Макс. – Это и есть моя любимая песня Гитлера.

– У меня сейчас крыша поедет от этих разговоров, – признался Лелик. – Макс сегодня явно в ударе.

– Надо его чем-нибудь отвлечь, – сказал Славик, – а то у нас обоих крыша поедет и отряд останется без командования. Может, купить ему что-нибудь выпить?

– Я за! – отреагировал Макс, на спине которого Лелик дописывал декларацию.

– Пока в самолет не сядем, никаких выпить, – сурово заявил Лелик. Макс замолчал.

Наконец декларация была заполнена. Друзья быстро прошли через первого таможенника (тот одним глазком глянул на их паспорта и билеты, а декларации даже и не читал), потолкались у стойки регистрации, где с облегчением выяснили, что их вылет задерживается на полчаса, получили в паспорта штампик о выезде и пошли в зону вылета.

– А теперь, – весело скомандовал Макс, – бежим в «дюти-фри».

С этими словами он побежал в магазин. Славик с Леликом остались на месте. Через две минуты Макс, увидев, что его веселому призыву никто не последовал, прибежал обратно.

– Ну где вы? – недоуменно спросил он. – Надо же затариться в дорогу.

– Затаривайся, – безразлично сказал Лелик.

– У меня денег нет, и ты это прекрасно знаешь, – сказал Макс с достоинством лорда, рассказывающего премьер-министру о том, что он вчера проиграл в бридж родовое поместье.

– Ну, значит, не затаривайся, – невозмутимо сказал Лелик.

– Лелик, – разозлился Макс, – если ты меня намерен всю поездку попрекать деньгами, то я лучше сразу обратно вернусь. Тем более что Маринка на вечер обещала голубцы сделать.

– Максик, – любезно ответил Лелик, – я тебя ничем не буду попрекать, если ты прекратишь командовать. В этой поездке я – капитан корабля и главный спонсор. Славик – штурман с совещательным голосом.

– А я кто, – заинтересовался Макс, – боцман?

– Еще скажи Кацман, – ответил Лелик. – Ты простой матрос. Причем в лучшем случае. В худшем – юнга. Поэтому выполняй указания и ешь, что дают.

– Хорошо, – уныло ответил Макс. – Буду пить, что нальют.

– Договорились, – сказал Лелик. – Поэтому действуем так: находим наш гейт, усаживаем там тебя с вещами, после чего мы со Славиком идем в «дюти-фри».

Макс скривился.

– Но если ты себя будешь хорошо вести, – продолжил Лелик, – тебе в полет будет куплена дорожная бутылочка «Столичной».

– Тогда уж «Джони Уокер», – мгновенно сориентировался Макс.

– Договорились, – сказал Лелик. – Они все равно стоят одинаково.

В самолет они загрузились без приключений, расселись по местам и приготовились к полету. Максу была выдана небольшая бутылочка с виски и минеральная вода, из которых он тут же принялся сооружать свой «Дранг Нах Остен», заявив, что этот коктейль он может с легкостью приготовить из любых ингредиентов. Лелик ничего не пил, потому что ему предстояло вести машину, и Славик тоже ничего не пил, так как он надеялся, что Лелик даст ему порулить. Поэтому друзья достали карты, откинули один столик и стали играть в преферанс «с гусариком».

Через полчаса после взлета Макс решил, что он уже достаточно умиротворен алкоголем и ему теперь пора чем-нибудь себя развлечь.

– Ну что, друзья, по пять баксов за вист? – громко обратился он к Славе с Леликом.

– Отстань, – не глядя на него ответил Лелик. – Не видишь, что мы играем без тебя?

– Тем более, – подхватил Славик, – что я с ним в жизни в преф играть не сяду. Он на любой карте мизер объявляет.

– Ну и что? – спросил Лелик. – Ловить его, и все дела.

– Ловить-то не проблема, – объяснил Славик, – но он же не расплачивается никогда. Вот и получается не игра, а какой-то идиотизм.

– У меня просто рисковая натура, – заявил Макс.

– Это у нас рисковая натура, – сказал Славик, – раз мы тебя в поездку взяли.

Макс обиделся, отвернулся от ребят и зачем-то полез в свою сумку.

В этот момент к ним подошла стюардесса и предложила прохладительные напитки: минеральную воду, соки и вино.

– Мы все будем вино! – среагировал Макс так быстро, что ребята не успели даже рты раскрыть.

Стюардесса налила три стаканчика вина, и Макс забрал их к себе на столик.

– Куда тебе столько выпивки? – возмутился Лелик. – Я тебе что – мало виски купил?

– Конечно, мало, – ответил Макс. – Выпивки много не бывает.

– Алкаш, – сказал Славик, но Макс в ответ промолчал и снова полез в свою сумку.

– Сейчас Макс достанет из сумки базуку, – сказал Славик Лелику, – и перестреляет нас всех по одному. Он, типа, обиделся.

– Если ты думаешь, – злобно сказал Макс Славику, роясь в сумке, – что Лелик растает от твоего омерзительного подлизывания и даст порулить, то ты сильно ошибаешься.

– Точно, – согласился Лелик. – Руль я никому не доверю. Сразу предупреждаю, чтобы не было разночтений.

– Не понял, – возмутился Славик, – а какого черта я тогда ничего не пью, раз меня за руль все равно не пустят?

– Почем мне знать? – пожал плечами Лелик. – Я тебе не запрещаю. Но только сильно не напивайся, а то тебе штурманить, и как бы мы вместо Голландии не уехали куда-нибудь в Польшу.

– За меня не беспокойся, – заверил его Славик и быстро взял два стаканчика с вином со столика Макса. – Я себя всегда в руках держу.

– Эй, – возмутился Макс, – куда забрал мое вино? Я на него уже настроился.

– Придется обратно расстроиться, – холодно сказал Славик, прихлебывая из стаканчика. – Тебе полезно.

Макс допил свой стаканчик, совсем разобиделся, снова полез в сумку и достал оттуда какую-то картонную коробку.

– Это что? – заинтересовался Лелик. – Самодельная бомба?

На этих словах люди, сидящие на предыдущих креслах, обернулись и внимательно посмотрели в сторону приятелей. Лелик бросил взгляд на Макса и подумал, что приятель, в общем-то, вполне похож на изможденного наркотиками террориста.

– Это пазл, – громко сказал Макс, показывая коробку всем заинтересованным. – Игра такая. Картинку из кусочков собирать.

Пассажиры разочарованно, как показалось Лелику, отвернулись.

– Ну и зачем ты ее достал? – удивился Славик.

– Собирать, – невинно ответил Макс. – Вы же без меня играете, а мне скучно.

Лелик слегка обалдел. Он за годы общения с Максом ко многому привык, но все равно приятель ухитрялся периодически ставить его в тупик.

– Ты хочешь сказать, что будешь собирать пазл в самолете? – спросил он Макса.

– Ну да, – ответил тот.

– Но самолет же периодически потрясывает, – продолжал допытываться Лелик, который всему любил найти хотя бы какое-то разумное объяснение. – У тебя все развалится. Кроме того, куда ты все это денешь, когда мы сядем? Снова разберешь и сложишь в коробку?

– Спокойно, Маша, я Дубровский, – важно ответил Макс. – Все учтено великим ураганом. Партия все продумала.

10
{"b":"31038","o":1}