ЛитМир - Электронная Библиотека

Лелик со Славиком взглянули – и действительно: раввин накрыл молодых специальным покрывалом и стал что-то там им нашептывать.

– Анекдоты рассказывает, – догадался Макс. – Типа, уехал муж в командировку…

– Нам этого знать не дано, – сказал Лелик.

– Да ладно, – цинично усмехнулся Макс. – Хохлова за ужином напоим и все у него выспросим.

– Логично, – согласился Лелик. – Вот только он раньше пил совсем мало. Впрочем, он так изменился, что я не удивлюсь, если Шурик стал водку ведрами хлестать…

В этот момент раввин снял с голов молодых покрывало, музыка заиграла громче, и действие, похоже, стало двигаться к завершению.

– Вот сейчас все будут поздравлять молодых, – сказал Макс, – а у нас даже подарка нет.

– Ой, – сказал Лелик, который вдруг с ужасом вспомнил, что о подарке-то он и не подумал.

– Вот тебе, бабушка, и свадьба в Брюсселе, – сказал Макс. – Как же ты так облажался?

– Блин, все из-за тебя, – разозлился Лелик. – Запудрил мне мозги, я и забыл о подарке.

В этот момент молодые и те люди, которые были на «сцене», начали спускаться в зал.

– Ну все, – расстроенно сказал Лелик. – Кранты. Будем выглядеть полными идиотами. Славик, может, у тебя в карманах какой-нибудь сувенир завалялся, который можно подарить?

– У него зеркальце есть, – сказал Макс, похлопав себя по карману. – Можно как-нибудь обыграть это дело. Типа, легкий сувенир с родины и все такое.

– Надо было в парке рядом с «Хилтоном» землицы накопать и сказать, что это земля с родины, – предложил Славик.

– Да поздно уже, – махнул рукой Лелик. – Сейчас же не побежишь…

Однако, посмотрев на то, как молодые проходят вдоль рядов, Лелик сразу успокоился. Подарки никто не дарил, конверты в карман Хохлову никто не совал. Все просто поздравляли молодых вербальным образом.

– Шухер отменяется, – сказал Лелик. – Молодых поздравляют вербальным образом.

– Это как? – заинтересовался Макс.

– Посредством слов, – объяснил Лелик. – Нематериально. Значит, подарки будут дарить на ужине. А к ужину мы что-нибудь придумаем.

– Хвала Аллаху, – сказал Макс.

– Макс, – одернул его Лелик, – ты же в синагоге. Какой, к черту, Аллах?

– А как тут надо говорить? – заинтересовался Макс. – Как их верховного патрона зовут?

Лелик задумался. Он не знал, как зовут верховного патрона у евреев.

– Ну скажи тогда просто «слава Богу», – предложил Лелик.

– Слава, – сказал Макс.

Слава поклонился.

– Вот дурачки, – сказал Лелик, однако в этот момент молодые подошли к их ряду.

– Поздравляем, – первым выскочил Макс, – с новобрачием! Желаем счастья в новом статусе и детишек побольше.

– Что ты несешь? – прошипел Лелик. – У них и так двое детей.

– И жену непьющую, – поправился Макс, после чего Лелик его чуть не убил.

Но молодые, казалось, вообще не слышали, что именно им говорят, потому что непрерывно улыбались и кивали. Впрочем, поздравления продолжались буквально несколько секунд, после чего Хохлов с Кирой двинулись дальше.

– Макс, – торжественно сказал Лелик. – Я клянусь всем святым, что есть у меня, клянусь моим любимым компьютером, клянусь моей любимой женщиной…

– Наташкой, что ли? – осведомился Макс.

– Клянусь чистым небом и ярким солнцем, клянусь чашкой кофе по утрам, клянусь здоровьем Славика и клянусь миром во всем мире, – продолжил Лелик, – что если ты ЕЩЕ РАЗ ЛЯПНЕШЬ ЧТО-НИБУДЬ НЕ ПО КОМАНДЕ, Я УБЬЮ ТЕБЯ НА МЕСТЕ СВОИМИ СОБСТВЕННЫМИ НОГАМИ, ДУБИНА ТЫ ЭДАКАЯ!

– Лех, Лех, – перепугался Макс, – ты не раздражайся. Что я такого сказал? Просто пошутил. Молодым понравилось. Хохлов даже улыбался.

– Вот сейчас сорву с тебя кипу, – с ненавистью глядя на приятеля, сказал Лелик, – и евреи тут же на месте тебя и убьют за нарушение священных правил внутреннего распорядка.

– Лех, не надо, – торопливо сказал Макс. – Я больше не буду. Честно-честно. Во всем буду тебя слушаться. Не убивайте меня. Мне вот та девушка два раза подмигнула, честное слово.

– Ладно, горячие еврейские парни, – сказал Славик, – хватит спорить. Пошли к выходу, а то народ уже расходится.

Друзья потихоньку вышли из зала и пошли на выход из синагоги. Макс хотел было оставить себе ермолку на память, однако молодой человек на выходе вежливо, но настойчиво попросил его положить кепочку на место.

– Ну вот, – сказал Макс на улице. – Жадные они все-таки. Даже кепочку не подарили.

– Вел бы себя хорошо, – сварливо сказал Лелик, – тогда и кепочку получил бы.

– Кстати, – сказал Макс, – я хочу на ужине быть в такой кепочке. Девочкам очень понравился я в кепочке. Кроме того, они явно меня приняли за еврея. Я хочу, чтобы они и дальше оставались в этом сладком неведении.

– Если ты обещаешь во всем меня слушаться, – сказал Лелик, – я тебе куплю кепочку на ужин. Нам все равно за подарком идти. Но только в случае полного послушания.

– Клянусь, – торжественно сказал Макс, поднимая руку кверху, как во время принятия присяги. – Клянусь здоровьем Славика, твоим компьютером и чашкой кофе по утрам.

– Еще ясным небом и голубым солнцем, – сказал Лелик.

– Еще ясным небом и всеми голубыми, – сказал Макс. – Буду слушаться со страшной силой. Только кепку праздничную – белую с рисуночком.

– Только если она не очень дорого будет стоить, – предупреждающе сказал Лелик.

– Лех, – заявил Макс нагло. – Тебе вредно долго находиться в синагоге. Она на тебя плохо влияет.

Лелик хотел было снова возмутиться, однако в этот момент к ним подбежал невесть откуда взявшийся Хохлов.

– Ну что, мужики, – возбужденно спросил он, – понравилось?

– Просто супер, – ответил Лелик за всех, показывая глазами Максу, что если тот сейчас что-нибудь вякнет, это будет последний вяк в его жизни.

– И отлично, – сказал Хохлов. – Ужин будет на самом последнем этаже «Хилтона» в семнадцать часов. С семнадцати до восемнадцати – аперитив, в восемнадцать начинается ужин. Гулять будем круто, так что готовьтесь. Все, я к жене побежал. До вечера, мужики…

С этими словами Хохлов умчался.

– Ну что, мужики, – спросил Макс, копируя Хохлова. – До шести еще масса времени. Надо пообедать и хлопнуть по рюмашке!

– Куда тебе обедать? – недовольно спросил Лелик. – Мы же тебя уже кормили в лобби-баре. Задали тебе добрых бутербродов.

– Это было давно, – величественно ответил Макс. – Кроме того, это был ланч. А сейчас время обеда. Сам знаешь, если меня не кормить, то… То лучше меня покормить. Потому что голодного я себя и сам боюсь.

– И то правда, – сказал Славик. – Можно что-нибудь перекусить.

– Хорошо, – согласился Лелик. – Сначала быстро перекусываем, потом идем за подарком.

– И кепочку мне покупаем, – напомнил Макс.

– И кепочку этому негодяю покупаем, – так же деловито добавил Лелик. – Но только, мужики, в темпе. Времени совсем мало.

– Никто не спорит, – согласил Макс. – Я буду шустр, как молодой человек, отобравший у меня любимую кепочку.

– Это его кепочка, – заметил Славик. – Синагогная.

– Все равно, – ответил Макс. – Мог бы проявить этот простой знак внимания. Я вообще заметил, что в Европе люди очень черствые. Как они тут живут – не понимаю.

– Ладно, хватит болтать, – сказал Лелик. – Помчались.

Обедали друзья в маленькой кафешке на улице. Макс затребовал себе кружку пива и очередные клаб-сэндвичи, а Славик с Леликом съели по стейку и завершили обед большой чашкой кофе.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

25
{"b":"31038","o":1}