ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нэт будто услышала его вопрос и остановила на нем огромные серые глаза.

– Вы спрашиваете себя, что я здесь делаю. Разрешите представиться. Психолог, медиум, сумасшедшая и, если верить моему отцу, ведьма – все в одном флаконе. – Она улыбнулась как вполне разумное существо, так, во всяком случае, показалось Дэвиду. – Я приехала, чтобы попытаться помочь. – Она взглянула на Джосс и ободряюще ей кивнула. Они обе, не сговариваясь, не собирались пока рассказывать о том, что произошло в церкви.

– Приятно слышать, – улыбнулся Дэвид. Он уже перестал нервничать. Все здесь, в этой теплой кухне, было нормально, особенно днем и в присутствии еще троих людей. Он повернулся к Люку. – Ты сказал, мальчики у соседей? Не позволяй им возвращаться, пока мы тут не разберемся.

Люк сжал губы.

– Полагаю, это уже решенный вопрос. Ну и что вы все собираетесь делать? Как я понял, ты тоже явился, чтобы помочь. – Он смотрел на Дэвида на несколько секунд дольше, чем того требовали обстоятельства. Потом перевел взгляд на Натали.

Дэвид пожал плечами.

– Оставляю решение эксперту.

Натали поморщилась.

– Который на данный момент пребывает в некоторой растерянности. – Она отодвинула стул и встала, Не могли бы вы все подождать здесь? Сварите кофе или сделайте чай. Мне надо еще побродить по дому. Есть вещи, которые мне необходимо понять.

Они молча наблюдали, как она вышла из кухни. Скоро стук ее каблуков затих в холле.

– Отважная женщина, – тихо прокомментировал Дэвид. – Особенно если учесть то, что я раскопал в этих книгах. Самое интересное, что младенец – сын ее мужа или короля, который убил Кэтрин, – выжил. Он умер в тысяча пятисотом году восемнадцати лет от роду, но успел жениться и родить дочь, которую в честь бабушки назвали Кэтрин. – Он похлопал ладонью по пачке книг. – В остальных книгах больше про колдовство и магию. В те времена они были мощным источником зла.

– Как ты думаешь, Натали и в самом деле ведьма? – поднял брови Люк. – Вот уж никак не похожа. Мне легче представить ее утром в вагоне метро, направляющейся в Сити, чем танцующей голышом вокруг костра или летящей на помеле.

– Думается мне, старина, что ты привержен старым стереотипам, – дружелюбно заметил Дэвид и подмигнул Джосс. – А ты как думаешь? Сможет она разобраться?

Джосс пожала плечами.

– Надеюсь, ради всех нас…

– Пойду посмотрю, чем она там занимается. – Люк направился к двери.

– Люк! Не надо! – воскликнула Джосс.

– Пусть пойдет ненадолго, Джосс. – Дэвид поймал ее руку. – Мне надо с тобой быстренько переговорить, пока мы одни.

Она удивленно подняла брови.

– В чем дело?

– Джосс, я вот что хотел сказать. Я решил уйти из школы в конце года. – Как легко все звучало на словах. Она никогда не догадается, сколько за ними скрыто печали и одиночества. – Я согласился на работу в Париже. – Он вымученно улыбнулся. – Полная перемена обстоятельств может пойти на пользу. Свои изыскания по Белхеддону я скоро закончу. Когда мы узнаем все, что можно узнать, чем я буду заниматься в свободное время?

– Дэвид…

– Нет, Джосс. Я уже решил. Не волнуйся, я буду давать знать о себе. Ведь я же крестный отец твоего сына. И ты станешь чаще приезжать в Париж, у вас там теперь есть Поль. – Он мгновение смотрел ей в глаза, потом отвел взгляд. Неужели она, подумал он, даже не подозревает, насколько он к ней привязался? Он надеялся, что нет, не подозревает.

– Мы будем скучать по тебе, Дэвид, – тихо произнесла она.

Он кивнул, не в состоянии какое-то время говорить.

– Ну, я вам еще надоем до отъезда, обещаю. Еще ведь несколько месяцев осталось. – Он сжал ее руку. – Теперь к нашим баранам. Давай вернем Люка, пока наша ведьма его не приметила и не превратила в какую-нибудь гусеницу!

Натали снова стояла перед камином в большом холле. Теперь она все видела ясно. Сила, окружавшая ее, неуправляемая и страшная, поднималась из-под каменных плит пола. Натали нахмурилась, вытянула вперед руки ладонями вниз, стараясь определить ее источник. Что-то внизу, глубоко под землей.

Сосредоточившись, она двинулась по холлу к лестнице и приложила руку к двери погреба. Он был закрыт. Она потрясла ручку. До этого ощущения из погреба исходили отрицательные, горестные, но мягкие. Горечь, пропитавшая стены вокруг скрюченного тельца маленького мальчика, исчезла. Даже сквозь дверь она чувствовала что-то совсем иное.

Приняв решение, она повернулась и прошла в кухню.

– Мне нужен ключ от погреба.

– Погреба, – эхом повторила Джосс. – Опять?

– Пожалуйста. Там, внизу, что-то есть. Нет, – она подняла руку, потому что Джосс встала, – пожалуйста, оставайтесь здесь. Все. Только покажите, где ключ.

Держа ключ в руке, она несколько минут стояла в центре кабинета, стараясь успокоить дыхание, обрести сосредоточенность и силу, окружить себя панцирем света. Отодвинув небольшого червячка страха, копошившегося в душе, в самый дальний угол, она вернулась к подвалу и сунула ключ в замочную скважину.

Поток холодного воздуха, ударившего ей в лицо, был тем же, что и раньше. Она зажгла свет, переступила через порог и поставила ногу на первую ступеньку.

И начала спускаться вниз.

У подножия лестницы она долго стояла, внимательно прислушиваясь. Она не видела винных стеллажей, пыли на полках и электрических проводов, появившихся здесь вместе с двадцатым веком. Она сосредоточенно смотрела на средневековые своды и дальний угол погреба, находившийся под большим холлом. Она тихо подошла ближе. Теперь она ощущала это сильнее: дикий, резкий, как пот, запах опасности и возбуждения.

Джосс поежилась.

– Я больше не выдержу. Я должна пойти и узнать, что она делает.

– Она же не велела, Джосс. – Люк покачал головой. Он чувствовал себя неуютно, каждый нерв его был натянут.

– Я должна. Это мой дом, Люк. Я должна быть там. – Она произнесла эти слова мягко, без вызова, но и Люк, и Дэвид почувствовали стальную решимость.

– Будь осторожна, Джосс.

Она машинально улыбнулась.

– Обязательно.

Она помедлила у входа в погреб и заглянула вниз. Свет горел, но в погребе было пусто.

Она хотела позвать Натали, но вовремя прикусила язык. Медленно начала спускаться в холод, сдерживая дыхание и напряженно прислушиваясь к каждому звуку. Тишина была полной, непробиваемой. Сойдя с лестницы, она помедлила и огляделась.

– Натали? – почти прошептала она. – Где вы?

Ответом была тишина.

Джосс осторожно прошла под арку, ведущую во второй погреб.

Натали стояла у дальней стены, не сводя глаз с камня. Судя по всему, она внимательно прислушивалась.

Джосс молча встала рядом. Натали ничем не показала, что заметила ее появление. Она не сводила глаз со стены, вытянув вперед руки и расставив пальцы, как будто разыскивая что-то, чего не могла видеть.

– Это здесь, – пробормотала она. – Самый центр. Вы чувствуете?

Джосс подошла к ней ближе. Напряжение достигло предела.

– Что это? – прошептала она.

– Не знаю, – Натали покачала головой. – Здесь под землей масса энергии. Думаю, ученые сказали бы, что здесь либо подземная река, либо ручей, либо сгусток земной энергии. Но она в ловушке. Кто-то ею воспользовался, причем сделал это неправильно.

Джосс проглотила комок в горле. Она чувствовала, как по коже бегут мурашки.

– А вы можете что-нибудь предпринять?

– Пока не уверена. – Натали сделала шаг вперед и приложила руки к холодным камням. Джосс смотрела, как она водила ими, остановившись почти у земли.

– Это здесь, что бы это ни было. – Она повернулась к Джосс. – Думаю, мы должны посмотреть. Мне очень жаль, но придется это сделать.

– Вы хотите сказать – снести стену?

Натали кивнула.

– Не целиком. Я думаю, только вот этот камень. – Ее рука на мгновение задержалась на грубо обработанном камне. Схватив его за края, она изо всех сил потянула, но камень не шелохнулся.

102
{"b":"31039","o":1}