ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что это? – прошептала Джосс.

– Мне думается, нетрудно догадаться. – Натали отступила назад, глядя, как дождь поливает лежащий на столе предмет.

– Это воск. – Дэвид наклонился поближе. – Две восковые куклы. – Он поднял глаза на Натали. – Это куклы, сделанные ведьмой!

Она кивнула.

– Я тоже так думаю.

– Черт! – Он покачал головой. – Все по-настоящему. Как вы думаете, кто это?

Натали пожала плечами.

– Взгляните на одну из голов.

– Корона? – Дэвид повернулся к Джосс. – Это ведь Эдуард, верно? Король Англии. – Он протянул к кукле руку.

– Не прикасайтесь, – резко сказала Натали. – Тот, кто сделал эти куклы, олицетворял зло. Эти куклы несли несчастья: несчастья для тех, кем они являлись, несчастья для их ребенка и потомков и несчастья для этого дома!

Дождь уже поливал вовсю. Окружив стол, четверо людей смотрели на жалкие фигурки в луже воды, собиравшейся на столе. Промокший дуб почернел.

– Их ребенка? – повторила Джосс. Она еще раз взглянула на кукол. Намокшие волосы облепили ей лицо. – Вы считаете, у них был ребенок?

Натали кивнула.

– Его назвали Эдуардом, – вмешался Дэвид. Я нашел в записях. Дом унаследовал Эдуард де Вер после смерти отца Кэтрин в тысяча четыреста девяносто шестом году. У нее не было братьев и никаких других дальних родственников. Ее мужа, насколько нам известно, звали Ричардом, его наследство перешло его брату, так что мне думается, что Эдуард де Вер был сыном Эдурда Четвертого. Именно эту беременность и должен был прикрыть ее брак с Ричардом.

Натали внимательно следила за лицом Джосс.

– Этот мальчик был вашим предком, Джосс. Последним мужчиной, унаследовавшим Белхеддон.

– И он умер в восемнадцать лет, сразу же, как у него родилась дочь. – Голос Дэвида дрогнул.

Они снова посмотрели на стол. Лицо Джосс было белее мела.

– Мне думается, у нас перед глазами начало проклятия. – Натали печально разглядывала кукол.

– И что нам теперь с ними делать? – хрипло спросила Джосс.

Натали пожала плечами.

– Может, стоит их разделить?

– Я не знаю, не знаю я. – Натали расстроенно отвернулась и взглянула на затянутое тучами небо. – Мы должны им помочь, освободить их. И Эдуарда и эту девочку.

Девочку.

Кэтрин.

Они все не сводили с нее глаз. Натали чувствовала их взгляды сначала на своих лопатках, потом на несчастных изуродованных куклах, потом снова на своей спине. Она представилась им как своего рода эксперт, и они ждали, что она спасет их, спасет сыновей Джосс, спасет Люка.

Дождь струился по ее лицу, стекая с коротких волос за воротник. Холодный, чистый, свежий.

Она не могла это сделать. Сама не могла. Ей не справиться с заклинанием Маргарет одной.

Натали медленно повернулась. Они все еще наблюдали за ней, двое неуверенных в себе мужчин, хотя Дэвид понимал возможные последствия, знал, с чем они имеют дело, и немного боялся. Люк же насмехался сам над собой и не позволял себе поверить, что кусок воска о двух головах может угрожать жизни его детей и даже ему самому.

И почему он им угрожает? Это же любовное заклинание – самое обычное в старые времена, когда ведьму просили прочитать заклинание, чтобы связать вместе мужчину и женщину. Почему от него исходит такая ненависть? И почему оно угрожает Джосс и другим женщинам в доме, женщинам, за которыми ухаживал король?

Все молчали, смотрели на нее и ждали, что она скажет.

И внезапно она все поняла.

– Джосс… – Руки слиплись от пота. – Вы – сильная женщина?

Джосс отвернулась, посмотрела сначала вдаль, на озеро, потом на фигурки на столе. Лицо ее побелело и было очень напряженным, но в глаза Натали она взглянула уверенно.

– Достаточно сильная.

Натали кивнула.

– Люк, я хочу, чтобы вы с Дэвидом ушли. Подальше от этого дома. Идите к мальчикам и оставайтесь там. Мы скажем, когда вы сможете вернуться.

– Я не брошу Джосс. – Люк схватил жену за руку.

– Пожалуйста, Люк, я ведь не просто так прошу. – Натали взглянула на Дэвида, чувствуя в нем союзника.

Он все понял.

– Пойдем, старина. У меня такое ощущение, что это женское дело.

Натали облегченно улыбнулась.

– Именно так.

– Со мной ничего не случится, Люк. – Джосс подошла к нему ближе и поцеловала в щеку. – Пожалуйста, уходи с Дэвидом.

Люк обнял ее и прижал к себе. Через некоторое время она неохотно его оттолкнула.

– Уходи.

– Ты уверена?

– Уверена.

Джосс и Натали остались стоять под дождем, глядя вслед мужчинам, медленно направившимся к калитке. Когда Дэвид толкнул калитку, Люк обернулся. Джосс послала ему воздушный поцелуй и отвернулась. Когда она снова взглянула на калитку, мужчин уже не было видно.

Натали бездумно наблюдала за ней. Иллюзия реальности ускользала куда-то вне пределов ее зрения, она вся ушла в себя, надеясь только на интуицию.

– Вы готовы? – Нэт нахмурилась. – Могут возникнуть осложнения. – Она поколебалась. – Джосс, вы знаете, что беременны?

Джосс изумилась.

– Ерунда. Этого не может быть.

Натали кивнула.

– Мы можем это сделать лишь потому, что у вас на этот раз девочка. А поскольку это девочка, нам следует поторопиться. – Она взяла руку Джосс в свои ледяные пальцы. – Через минуту мы войдем в церковь вот с этим. – Она кивнула в сторону кукол. – И мы попытаемся их разъединить.

– А как насчет того, что мы там видели? – Джосс совсем запуталась, голова шла кругом, она старалась пробиться сквозь темноту и заразиться уверенностью Натали. – Но знаете, я вовсе не беременна. Не может такого быть. Мы с Люком… мы предохранялись. Нэд еще совсем маленький. Мы не хотим больше детей…

Натали нахмурилась.

– Только на данный момент поверьте мне, пожалуйста. В этом деле мы должны быть заодно, Джосс. Дэвид правильно заметил: это женское дело, есть вещи, которые знает только женщина. – Она задумалась, стараясь объяснить понятнее. – Проклятие было наложено людьми, знающими, что они делают. И оно сработало. Эти двое, – она показала на восковые фигурки, – связаны друг с другом магией. – Она неуверенно улыбнулась, привыкшая к скептически поднятым бровям людей, при которых ей доводилось произносить это слово. – Причем магией мощной, силами природы, обузданными и направленными так удачно, что они продолжали действовать даже после смерти связанных между собой людей.

– Эдуарда и Кэтрин, – прошептала Джосс.

– Эдуарда и Кэтрин.

– Но где произошел сбой? Откуда такая ненависть? Почему они вредят людям? Или так пожелала Маргарет?

Натали пожала плечами.

– Они здесь в ловушке. Возможно, другой причины и не требуется. А может, есть еще что-то. Может быть, король все еще ее ищет. Он мог ее каким-то образом потерять. Или он желает чего-то еще. – Она взглянула на Джосс. – Живую женщину в любовницы.

Джосс яростно затрясла головой, разум ее продолжал биться о черную стену, отказывался сосредоточиться, но Натали лишь кивнула.

– Смиритесь с этим. Вам придется смириться с правдой.

– Нет никакой правды, не с чем мне смиряться. Все, что он сделал… – Она замолчала. Подвал. Глаза. Руки, прижимающие ее к груди. Черный бархат, а затем нагота. – Нет! – снова затрясла она головой. – Все, что он делал, возможно, так это приносил мне розы. – Она вздрогнула. Черная стена не исчезала. Последовала длинная пауза. Она чувствовала, что Натали смотрит на нее, но решительно отказывалась встретиться с ней взглядом.

Наконец, Натали заговорила:

– Так вот. – Она откашлялась. – Пойдемте. Нечего тянуть. – Она вытащила из кармана голубой шарф – шелковый, обратила внимание Джосс, – взяла фигурки и завернула их в него. Потом двинулась к калитке.

В церкви все еще горел свет. На пороге они остановились. Джосс решительно закрыла за собою дверь. Звук упавшей задвижки эхом пронесся по церкви и замер. Затаив дыхание, она смотрела, как Натали медленно идет по проходу к алтарю. Через несколько шагов она остановилась.

– Джосс? Следуйте со мной.

104
{"b":"31039","o":1}