ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не думаю, что она похоронена в церкви, Джосс. Не думаю, что ее можно было похоронить в освященной земле.

– Но не здесь же! Или вы хотите сказать, что она где-то здесь?

Они молча смотрели друг на друга. Первой прервала молчание Джосс.

– Она под погребом, верно? Господи, что же нам делать?

– Нам надо ее вызвать.

– Там, внизу? В погребе? – Джосс перевела дыхание. – Правильно, это лучше всего. Я не хочу видеть ее здесь. Господи, Нэтти, что же нам делать?

– Пошли. – Натали взяла ее за руку. – Давайте доведем дело до конца.

– А Эдуард тоже пойдет вниз? Он нам нужен. Ведь убивала Кэтрин. Он никогда никому не причинял вреда. Он никогда не обижал Тома или Нэда, во всяком случае, умышленно. Он их носил. Прятал. Он прятал их от нее. – Джосс уже с трудом выдерживала напряжение.

– Мы этого не знаем, Джосс. Нам следует быть осторожными. Вот и все. Осторожными и бдительными.

Натали сжала губы и пошла к лестнице. На верхней ступеньке лежала белая роза. Джосс остановилась и подняла ее. Всмотрелась в темноту внизу.

– Помогите нам, – прошептала она. – Помогите нам помочь ей.

Это была леди Кэтрин!

Это была леди Кэтрин!

Высокий голос был еле слышен, доносясь эхом откуда-то с чердака.

Она набрала полную грудь воздуха и с розой в руке начала спускаться по лестнице.

44

– Мы не можем здесь больше ждать. Нам надо вернуться туда. – Люк смотрел в окно кухни Джанет. Джанет вместе с Лин делали бутерброды, намазывая клубничный джем на толстые куски хлеба домашней выпечки. – Что мы, черт побери, знаем об этой женщине? Она вполне может оказаться мошенницей. Или еще хуже.

Дэвид не стал затруднять себя вопросом, что он имеет в виду под выражением «или еще хуже». Он очень беспокоился. Там, на террасе в Белхеддон-Холле, на него подействовала спокойная уверенность Натали. Он поверил, что здесь действительно что-то мистически женское, во что мужчины не должны вмешиваться, что-то таинственное и неосязаемое, вроде лунного света над озером, что-то, рожденное тысячелетиями женских тайн. Но теперь он волновался. Если Маргарет де Вер была практикующей колдуньей, не просто ведьмой с травами, лечением и восковыми фигурками для снятия порчи и проклятий, она могла оказаться слишком сильной, и что тогда?

Джанет положила на стол нож.

– Если Лин останется с детьми, я бы пошла с вами.

Все повернулись к Лин, которая пожала плечами.

– Не возражаю. Мне туда возвращаться не хочется. – Она взглянула на Дэвида и вздохнула. Когда она его в первый раз увидела, он ей так понравился. Он был таким привлекательным, но теперь… Даже у Люка хватает здравого смысла во все это не верить. Дэвид в конечном итоге оказался таким же невротиком, как и Джосс.

Лин следила из окна, как они все садились в машину Джанет, потом повернулась к Тому, который с аппетитом уминал бутерброд, сидя на резном стуле и вытянув ноги перед собой.

Он взглянул на нее и одарил перепачканной джемом улыбкой.

– Железный дядя сердится, – заметил он.

– Том, пора тебе забыть о железном дяде, – сказала она, подвигая к себе чашку с давно остывшим чаем. – Твоя мама считает, что он есть, хотя мы-то с тобой знаем, что ты все придумал, верно?

За их спинами Нэд весело рассмеялся от удовольствия. Он забыл про связку ярких пластмассовых ключей, с которыми играл на ковре, и тянулся к белому цветку, который откуда-то появился перед ним. Начал отрывать лепесток за лепестком. Том внимательно наблюдал.

– Нэд намусорил, – заявил он, обращаясь к Лин.

Она оглянулась и вскрикнула. Упав на колени, она отобрала у ребенка цветок и уставилась на него. Он был холодным и влажным, каждый лепесток идеальным, без единого изъяна. Она мгновение смотрела на розу, потом собрала оторванные лепестки и с содроганием выбросила все в мусорное ведро. Нэд, сидевший за ее спиной, заплакал.

В доме было темно. Открыв дверь черного хода, они заглянули в кухню. Люк дотянулся до выключателя, щелкнул им несколько раз.

Свет так и не зажегся.

– Наверное, снова короткое замыкание. – Он на ощупь пошел к буфету. – Где-то здесь должен быть фонарик. – Не найдя фонарика, он принялся искать свечи и спички, а Джанет вышла к машине за своим фонарем, который всегда лежал в бардачке машины. На пороге она глубоко вдохнула холодный вечерний воздух. Атмосфера в дома явно была ядовитой.

Все молчали, она передала фонарик Дэвиду. Открыв кухонную дверь, он выглянул в коридор. Потом оглянулся на Люка и слегка улыбнулся.

– Хозяин впереди?

Люк кивнул. Он начинал чувствовать себя очень неуютно.

– Справедливо. Давай фонарь. – Он протиснулся мимо и пошел к большому холлу. Они стояли молча, пока Люк не осветил фонарем все углы помещения, галерею, камин, стол и дверь на противоположной стороне.

– Где же они? – дрожащим голосом спросила Джанет.

– Наверное, наверху. – Люк направился в названном направлении, остальные за ним по пятам.

– Почему нигде не горит свет? – прошептала Джанет. – Мне это не нравится.

– Мне тоже, – мрачно согласился Дэвид. Он остановился, глядя на дверь подвала. Ключ торчал в замке. – Люк, – тихо позвал он Люка, который уже начал подниматься по лестнице. В голосе звучала тревога. Он посветил фонарем вниз. – Подвал, – показал он.

– Они там, внизу? – Люк почувствовал нарастающий страх. – Лучше взглянуть. – Он вышел вперед и взялся за ключ. Дверь оказалась открытой.

Толкнув ее, он уставился вниз, в темноту. Из погреба не доносилось ни звука.

Джимбо припарковал свою старенькую «кортину» у главных ворот как раз в тот момент, когда Люк и Дэвид ехали к дому. Долго сидел в машине и курил, постукивая пальцами по рулевому колесу. Он разрывался между страхом и любопытством, думая о том, что его сестра и Джосс сейчас одни в доме. Выбросив окурок из окна машины, он наклонился вперед и увидел, как задние огни «ауди» исчезли за кустами. В машине сидели трое. За рулем – миссис Гудиар, в этом он был относительно уверен. Значит, Лин осталась одна с детьми на ферме. Он еще минуту посидел, глубоко задумавшись, ощущая на лице холодный вечерний воздух из открытого окна машины. Наконец, он принял решение. Подняв стекло, он потянулся к ключу зажигания и повернул его. Ничего страшного, если он поедет и посмотрит, все ли в порядке с Лин и мальчиками. Если она там одна, то, может, компания ей не помешает. Если подумать, она вполне ничего, эта Лин.

Разворачивая машину, он смущенно ухмыльнулся: по правде говоря, он к ней неравнодушен.

На дороге за его машиной окурок светился с минуту ярким огоньком на мокром асфальте, потом зашипел и погас.

Когда потух свет, Джосс и Натали стояли около отверстия в стене, где они нашли восковые фигурки.

Прижавшись друг к другу, они всматривались в темноту, напрягая зрение и слух в борьбе с непроницаемым мраком, который, казалось, обволакивал их.

– Фонарь, – прошептала Натали. – Где фонарь?

– Не знаю.

– Спички?

– У меня их нет.

– Черт! – Нэт в порядке эксперимента вытянула вперед руку, отчасти боясь наткнуться на что-то или кого-то, но мрак оказался пустым.

– Она это нарочно сделала? – Джосс подошла еще ближе к Натали.

– Понятия не имею. Знаю только, что нам надо выбраться отсюда, починить предохранители или найти фонарь и свечи или еще что-то, и тогда вернуться сюда. – Она сделала осторожный шаг назад, держа Джосс за руку, другую руку она вытянула вперед. Повернулась в ту сторону, где, по ее мнению, находилась арка.

Джосс шла за ней.

– Сюда. Наверняка. Мы ведь дверь в погреб не закрывали, так что там должен быть хоть какой-то свет.

Движение воздуха за их спинами было настолько легким, что Джосс решила – ей показалось. Она остановилась, впившись пальцами в руку Натали, волосы на голове явственно шевелились.

109
{"b":"31039","o":1}