ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джосс согласно кивнула.

– Я знаю, и я не хотела расстраивать ее. И тебя тоже. Это Эдгар настаивал на том, чтобы как можно скорее крестить Нэда.

– Мы так и поступим. Как только определим дату, когда Элис и Джо смогут приехать. Кстати, как и мои родители, Джосс. Не забывай и о них. Ведь они до сих пор даже не видели наш дом.

– Знаешь, а ведь она перестанет обращать внимание на Тома, – помешивая суп в кастрюле на плите, Лин обернулась, когда вошел Люк.

– Ерунда. – Люк сел за стол и открыл банку пива, упаковку которого достал из холодильника. – Хочешь пива?

– Нет, спасибо. И все же она перестанет. – Лин снова начала мешать суп. – Бедный маленький Том-Том, он всегда был внуком только для Дэвисов. Нэд – ты ведь не собираешься его так называть, правда? – это дитя Белхеддона, – последние два слова Лин произнесла с нескрываемым сарказмом. – Поверь мне, Люк, я ее хорошо знаю.

– Нет, Лин, ты не права. – Люк отрицательно покачал головой. – Совершенно не права.

– Я? – Она бросила шумовку и повернулась лицом к нему. – Хотелось бы, чтобы так было. Но я хочу, чтобы ты знал: я люблю маленького Тома так, словно он – мой собственный сын. Пока я здесь, он не будет вторым.

– Он никогда не будет вторым ни для Джосс, ни для меня, Лин. – Люк с трудом сохранял спокойствие. – Где Джосс?

– С младенцем, нисколько в этом не сомневаюсь.

– Это не обсуждается, Лин. – Люк сделал глоток из банки. – Господи, ведь мальчику всего два дня!

Не в силах больше сдерживать свое раздражение, он встал и покинул кухню. Выйдя во двор, он остановился, взглянул на небо и, чтобы успокоиться, несколько раз глубоко вдохнул. Глупая сучка. Все ей неймется. Соперничество и антагонизм, которые всегда существовали между сестрами, стали вырываться на поверхность, и это начинало действовать Люку на нервы. Он сделал еще несколько глотков крепкого пива и в этот момент увидел в воротах гаража искаженное тревогой худощавое коричневое лицо.

– Люк, вы? Можете зайти на минуту?

– Конечно, Джимбо, уже иду.

Твердо решив выбросить мысли о Лин из головы, Люк швырнул пустую банку в урну и решительно вошел в пахнущий машинным маслом гараж.

Лежа без сна и глядя в окно, Джосс чувствовала, как напряжен каждый мускул ее тела. Детей не было слышно; в доме стояла полная тишина. Глаза горели так, словно в них насыпали песок. Внезапно сонливость исчезла; она неловко повернулась, стараясь не потревожить Люка. Что-то случилось. Спустив ноги с кровати, она встала и подошла к колыбели посмотреть на маленького Нэда. Днем она кормила его каждые два часа, и к ночи он наконец крепко уснул. Сейчас ребенок лежал с плотно закрытыми глазками, освещенный неярким светом ночника.

Босиком Джосс пошла в комнату Тома, тихонько толкнула дверь. Затаив дыхание, она на цыпочках вошла в детскую и, склонившись над кроваткой, посмотрела на старшего сына. Ребенок мирно спал; щечки розовые, волосики спутаны, одеяльце немного сбилось. Улыбаясь, она осторожно дотронулась пальцем до его щеки. Любовь ее была так велика, что от нее щемило сердце. Она не вынесет, если с детьми что-нибудь случится.

Джосс выглянула в окно. Ветра сегодня не было. Шторы не шевелились от сквозняка. В темноте не было теней.

Тихо выйдя из детской и оставив дверь полуоткрытой, Джосс направилась в свою спальню. Люк, ворочаясь во сне, улегся поперек кровати, обхватив руками подушку. Рядом с его рукой она увидела нечто темное, лежащее в углублении, где до этого была его голова. Джосс ощутила холодок в животе. Она так испугалась, что была не в состоянии двинуться с места. Горло стиснул спазм, крик был готов сорваться с губ, а по спине между лопатками поползли капли холодного пота. Люк пошевелился. Что-то пробормотав, он перевернулся, задев рукой занавеску, и Джосс увидела, что углубление, оказавшееся просто вмятиной на наволочке, разгладилось и исчезло. Это была всего-навсего складка на розовой материи.

Крещение состоялось десять дней спустя, в субботу. Это дало время Дэвисам и Грантам, крестным и всем остальным гостям собраться в Белхеддоне. В тот день разыгралась гроза, как в ночь, когда родился Нэд, и воздух казался густым и тяжелым от влажных ароматов сада. Накануне вечером Джанет помогала Джосс украшать цветами церковь.

– Вы выглядите усталой, дорогая. – Джанет ловко сунула стебель с бутонами розы в вазу. – Посмотрите, разве они не хороши? Думаю, что их надо разложить возле купели.

Джанет привезла с собой корзину белых роз из своего сада, их крепкие бутоны были покрыты каплями недавнего дождя, кончики лепестков просвечивали нежным розовым цветом.

Розы. Несите ей розы. Покройте ее розами.

Он не сдерживал слез. Медленно, нежно, прижался он губами к холодному лбу. Он опустился рядом с ней на колени, пока несли розы. Белые розы охапками, их благоухающие лепестки покрыли ее, как мягкий снег.

Джосс уставила взор на корзину.

– О, Джанет. – Она почувствовала, как под ложечкой засосало от страха.

– Что такое? – Джанет резко поставила корзину на пол и озабоченно протянула руку вперед. – Джосс, вам нехорошо?

Щеки Джосс стали белыми, как розы, принесенные Джанет.

Отрицательно покачав головой, Джосс отошла и села на дальнюю скамью.

– Нет, нет, все в порядке. – Она снова покачала головой. – Я просто немного устала. Сегодня я попыталась писать, но я кормлю Нэда каждые два часа, даже ночью.

Она заставила себя улыбнуться, но глаза ее не улыбались. Она не могла отвести взгляд от роз.

– Джанет, вы не будете возражать? Давайте поставим их куда-нибудь в другое место. Может быть, там, на хорах? Я вижу, что они красивые. Просто я…

– Что, просто? – Джанет нахмурилась. Подойдя, она села рядом с Джосс и положила свою ладонь на ее руку, которой та вцепилась в спинку впереди стоявшей скамьи. – Рассказывайте. В чем дело? Господи, это же всего-навсего розы. Самые лучшие розы, какие я смогла найти в нашем саду для моего маленького крестника.

Лин уже была крестной матерью Тома, поэтому выбор Люка и Джосс, естественно, пал на Джанет, как на одну из трех крестных Нэда.

– Я понимаю. Я просто глупая.

– Так объясните, что происходит с вами, Джосс.

Джосс тряхнула головой.

– Это просто дурацкие страхи. Шипы. Вы же понимаете. Вокруг купели. Они будут цепляться за одежду. Эдгар порвет свой стихарь. – Она неуверенно рассмеялась. – Прошу вас, Джанет, не обижайтесь. Розы прекрасны. Они исключительно хороши. Считайте, что это послеродовой невроз или что-нибудь в этом роде.

Джанет посмотрела на Джосс и, не говоря ни слова, пожала плечами.

– Ну ладно. Я чувствую, что розы все еще лежат на подоконнике. Но что мы поставим к купели? Как насчет этих? – Она жестом указала на корзину с люпинами, дельфиниумами и маргаритками.

Джосс вздохнула.

– Прекрасно. Отлично. То, что доктор прописал. Давайте, я вам помогу.

Выло уже поздно, когда они покончили с украшением, заперли церковь, спрятали ключ и направились в Белхеддон немного выпить перед тем, как Джанет пойдет домой. Лин давно уложила Тома в кроватку и оставила ужин на плите.

– Мы с Люком уже поужинали, – сказала она, стоя у раковины, когда вошла Джосс. – Если есть желание, поешьте, все еще теплое.

Джосс вздохнула.

– Спасибо. Дэвид не появился?

Несмотря на возражения Люка, Джосс попросила Дэвида стать вторым из крестных родителей Нэда. Третьим должен был быть брат Люка, Мэтью.

Лин отрицательно покачала головой.

– Он позвонил и сказал, что поздно выедет из Лондона и его не надо ждать к ужину. Он не появится раньше десяти или одиннадцати.

– А мама и папа?

– Должны быть здесь с минуты на минуту. Они тоже звонили. Зашли к Шарпам выпить чаю и сразу после этого поедут дальше. Комнаты для них уже готовы. – Последние два дня Лин только тем и занималась, что чистила, мыла и натирала полы на втором этаже, заправляла постели и расставляла цветы. – Сегодня больше никто не приедет. Семья Люка прибудет завтра к ленчу для родителей и крестных, потом все пойдут в церковь, а после крещения будет чай.

50
{"b":"31039","o":1}