ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
Оторва, или Двойные неприятности для рыжей
Михайловская дева
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Я куплю тебе новую жизнь
Я открою ваш Дар. Книга, развивающая экстрасенсорные способности
Большая книга «ленивой мамы»
Последнее дыхание
Переговоры с монстрами. Как договориться с сильными мира сего
A
A

Дэвид наклонился и принялся укладывать на место ковер.

– Ничто не остановит меня, старушка, – весело ответил он. – Во всяком случае сейчас, когда я вцепился в этот предмет зубами.

Она в последний раз, прежде чем он успел прикрыть бронзовое изображение, посмотрела на холодное, надменное лицо женщины на полу и содрогнулась.

– Будет просто чудесно, если ты найдешь способ прекратить все эти несчастья.

– Мы найдем способ, Джосс, вот увидишь. – Он протянул ей руку. – Пошли, надо возвращаться домой.

Понимает ли Джосс, подумал он, как она прекрасна – она становится все прекраснее с каждым разом, когда он посещает этот дом, с каждым разом, когда он смотрит на нее.

23

Сидя одна в кабинете, Элис перебирала стопку журналов «Домоводство», привезенных ею для Джосс и Лин. Когда вошла Джосс, Элис взглянула на нее, улыбнулась и отложила в сторону журнал.

– Привет, моя прелесть. Как ты поживаешь? Я тебя почти не вижу, ты все время так занята.

Джосс села рядом и, подавшись к Элис, взяла ее за руку.

– Прости, но вся эта суматоха с крещением и приемом гостей… Как ты себя чувствуешь, мама?

– Хорошо. Просто хорошо. Немного устала, но с каждым днем чувствую себя лучше, зная, что у меня внутри нет ничего ужасного, – Элис внимательно посмотрела Джосс в глаза. – Не перегружай себя сверх меры, Джосс. Лин сделает для тебя все, что сможет.

В ответ Джосс криво усмехнулась.

– Мне кажется, Лин думает, что она и так слишком много делает для меня.

– Негодница. – Тон Элис неожиданно стал резким. – Эта юная леди сама не знает, что делать с энергией, которая ее переполняет. Но она очень переживает за тебя, Джосс. Ты ведь совсем недавно перенесла ужасные роды, и к тому же на тебе такой большой дом. – Она оглядела комнату и поджала губы. – Я вижу, что для тебя это большая радость, но, подумай, это ведь еще и громадная ответственность. Пусть Лин помогает тебе. Мы с папой тоже поможем, если ты позволишь нам это делать. Ты только попроси, Джосс. Джо, – она вздохнула, – Джо думает, что ты не слишком охотно принимаешь нас у себя, дорогая, потому что, как-никак, это дом твоей настоящей матери, но я сказала ему, что ты не способна на такое. Я права?

Джосс соскользнула с дивана и, встав перед Элис на колени, обняла ее.

– Как вы могли даже подумать подобное? Вы были для меня ближе, чем любые настоящие родители, и вы это знаете. Вы всегда говорили мне, что я особенная, потому что я – избранный ребенок. Я действительно в это поверила.

А Лин, которая слышала, как ее отец говорил эти слова Джосс, думая, что родная дочь не слышит его, так и не смогла ни забыть, ни простить того, что она – не избранный ребенок. Джосс надеялась, что ни Джо, ни Элис так никогда и не узнают, откуда в их дочери столько горечи.

– Верно, дорогая. – Элис мягко высвободилась из объятий Джосс, пододвинулась на край дивана и встала. – Ну, а теперь, когда все выяснилось, пойдем поищем остальных. Я позволила Элизабет и Джеффри покатать младенца в коляске, но, кажется, пора отдать ребенка другой смене бабушек и дедушек, ты не согласна? – Она усмехнулась. – А кому достался маленький Том?

Джосс пожала плечами.

– С ним занималось так много народа, что я потеряла его след. Никогда в жизни он не пользовался таким всеобщим вниманием.

– Ну и ладно, главное, чтобы это его не испортило. – Поджав губы, Элис открыла дверь. – И запомни, Джосс, то, что я тебе сказала. Отдыхай. Ты очень неважно выглядишь.

В холле стоял Мэт и рассматривал картину над камином. Он улыбнулся Элис и взял за руку Джосс.

– Одно слово, пока ты не упорхнула, невестка.

Она удивленно взглянула на него.

– Однако я сегодня пользуюсь популярностью.

– Да, ты очень популярна и, как правильно сказала твоя мать, измотана. Знаешь, Люк очень беспокоится за тебя, Джосс.

Джосс недовольно покачала головой.

– Что это все вдруг озаботились моим состоянием?

Мэт посмотрел на Джосс темными, такими же, как у брата, глазами. В них читалась тревога.

– Дэвид Трегаррон лезет не в свое дело, доставляя тебе беспокойство изысканиями насчет дома. Люк говорит, что он специально путает и заводит тебя.

– Это неправда! – возмутилась Джосс.

– Люк так не думает. Будь Люк на месте Дэвида, он не стал бы всего этого рассказывать, во всяком случае тебе, Джосс. Люк знает, как высоко ты ценишь дружбу с Дэвидом и знает, как ты возмущаешься, когда он вмешивается в ваши отношения. – Мэт помолчал. – Дэвид влюблен в тебя, да?

– Это не твое дело, Мэт.

– Я с тобой не согласен. Будь осторожна, не причиняй Люку боль.

– Мэт…

– Нет, Джосс. Дай сказать Большому Брату. – Мэт широко и дружески улыбнулся. – Он беспокоится не только из-за Дэвида. Люк говорит, что ты слышишь голоса, видишь какие-то тени, пугаешь себя без всякого повода, и все это очень плохо, особенно потому, что ты только что родила ребенка. Сама мысль о том, что это может повредить Нэду, сводит его с ума, Джосс. Ты должна выбросить все это из головы. Ты сама понимаешь это?

Джосс некоторое время молчала.

– Я очень высоко ценю твое участие, Мэт, – твердо сказала она. – Но со мной все в полном порядке, и ты можешь сказать об этом Люку. Мое душевное здоровье не страдает. Я ничего не воображаю и не позволяю Дэвиду заводить себя, могу в этом поклясться. – Она взглянула на Мэта и улыбнулась. – И Люк знает, что, как бы там ни было, я не влюблена в Дэвида, клянусь в этом.

– Тебе было совершенно не обязательно жаловаться на меня Мэту! – сказала Джосс, застав Люка одного в гараже. – Ты только волнуешь его и своих родителей. Господи, ну что ты ему еще наговорил?

– Я сказал только, что очень волнуюсь за тебя. Я не жаловался на тебя и не просил его говорить с тобой. – Люк устало посмотрел на жену. – Джосс, мне кажется, что ты и сама не понимаешь, в каком напряжении находишься.

– Не беспокойся, я все прекрасно понимаю. В моем напряжении нет ничего странного. Я родила всего две недели назад! Нэд постоянно плачет по ночам. Я кормлю его сама, все время недосыпаю. Так что же странного в этом напряжении?

– Ничего. – Люк отложил гаечный ключ, который держал в руках, вытер пальцы о комбинезон. – Подойди ко мне, моя прекрасная, умная леди. Позволь мне поцеловать тебя, – Он положил запястья на плечи Джосс, отведя пальцы так, чтобы не коснуться ими ее волос. – Не злись на меня за то, что я так волнуюсь, Джосс. Я переживаю только потому, что очень тебя люблю. – Он посмотрел ей в глаза. – Кстати, у меня есть для тебя хорошая новость. Этот старый автобус почти готов. Он выедет отсюда на следующей неделе. Если все пойдет хорошо, я получу два предложения, а одно я получу точно, и мы сможем полностью реставрировать дом.

Джосс рассмеялась.

– Блестяще!

– А как ты? Как подвигается книга? Как ты работаешь, когда здесь собрались обе наши семьи?

– Я совсем не работаю. – Она игриво шлепнула мужа по лбу. – Но думаю, что могу взять тайм-аут, пока здесь живут мои и твои родители. У меня будет много времени для работы, когда они уедут.

Люк усмехнулся.

– Вся беда в том, что они могут и не уехать. Им очень здесь понравилось.

– Я рада. – Подойдя к двери, она выглянула во двор, где Джимбо усердно полировал снятые с машины фары. – Он для нас просто дар судьбы, правда?

– Конечно. Кто знает, может быть, на следующий год мне придется поискать еще одного такого же парня, как он.

Джосс нахмурилась.

– За всеми этими ахами и охами по поводу моего состояния никто почему-то не интересуется твоим видом, Люк. – Она протянула руку и коснулась его похудевшего бледного лица. Глаза Люка были красны от недосыпания. – Никто никогда не сочувствует отцу. Это жестоко.

– Очень. – Он бодро кивнул. – Не волнуйся. Мне сейчас очень сочувствуют мама и папа. – Он рассмеялся. – Как хорошо, что они приехали.

54
{"b":"31039","o":1}