ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черная кость
Мег. Первобытные воды
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Астронавты Гитлера. Тайны ракетной программы Третьего рейха
Мой знакомый гений. Беседы с культовыми личностями нашего времени
Алмазная колесница
Пять Жизней Читера
Полночная ведьма
Дама из сугроба
A
A

– Джосс, когда ты встала? – Люк, протирая глаза, вошел в кабинет в половине седьмого утра. – Нэд плачет. Ты же говорила, что хочешь покормить его утром. – Он застонал, проведя рукой по волосам. – Боже, какой собачий холод! Почему ты не затопила камин?

Джосс тупо уставилась на камин. Было половина третьего, когда она оставила всякую надежду уснуть, осторожно, чтобы не разбудить Люка, встала с кровати и спустилась вниз. Потом она разожгла огонь, завернулась в плед и удобно устроилась в кресле, положив на колени Кита и глядя на огонь. Наверное, в конце концов она все-таки заснула. В комнате стоял зимний холод.

Застонав, Джосс попыталась выпрямить ноги.

– Я не могла уснуть и не хотела тебя тревожить. Ты можешь заварить чай? А я пока приготовлю бутылочку для Нэда.

Люк кивнул.

– Конечно. Дай мне пять минут.

Джосс уложила Нэда под свой халат и, усевшись, погрузилась в тишину раннего утра и ровный ритм чмокающих звуков, которые издавал младенец, прильнувший к бутылочке с соской. Когда открылась дверь и вошла Лин, Джосс засыпала.

– Джосс, что ты делаешь? – Лин тоже принесла с собой только что разогретую бутылочку.

Джосс открыла глаза.

– Кормлю сына завтраком.

– Но это моя работа! – Лин была полностью одета, волосы аккуратно причесаны.

– Ты не видела в кухне Люка? Он готовит чай. Он должен был сказать тебе, что я решила делать это сама. Прости, Лин, ты не могла бы разбудить Тома?

Лин проглотила обиду, с силой опустила принесенную бутылочку на стол и резко повернулась на пятках.

– Может быть, в следующий раз, когда ты сама захочешь кормить ребенка, ты предупредишь меня, чтобы я напрасно не вставала в такую рань.

– О Лин, прости меня…

– Ничего страшного, все в порядке. Просто хочу напомнить.

Наконец она ушла. Вздохнув, Джосс поцеловала Нэда в макушку, слыша, как сварливые интонации Лин преображаются в бодрые возгласы.

– С добрым утром, Том-Том. Пора вставать, солнышко. Том-Том! – В голосе Лин внезапно появился дикий страх. – О Боже, Том!

– Лин, в чем дело? – Джосс вскочила. Почти бросив Нэда в колыбель, она со всех ног бросилась в спальню старшего сына, на ходу запахивая халат. – Лин, что случилось?

Брошенный Нэд разразился отчаянными криками. Лин подхватила Тома на руки и вытащила из кроватки.

– Быстрее, он подавился чем-то. Весь посинел.

– Надо нажать ему на животик. Скорее! – Джосс выхватила ребенка из рук Лин и, уложив его животом на свою согнутую в локте руку, сильно надавила Тому на спину. Сделав два отчаянных движения, задыхавшийся Том судорожно кашлянул, и из его горла вылетела малюсенькая деревянная птичка. Мальчик со свистом втянул в себя воздух и снова кашлянул, выплюнув на этот раз сгусток крови. Раздались хриплые рыдания.

– Том! – Джосс обняла малыша. – Том, дорогой мой…

– Боже милостивый, зачем ты ему это дала? Ты же понимала, что он потянет птичку в рот! – Лин собрала пригоршню деревянных птичек, разбросанных по одеялу.

– Я ничего ему не давала. – Джосс изо всех сил старалась успокоить плачущего ребенка.

– Тсс, тсс, Том, дорогой мой, ну, пожалуйста, перестань плакать. Все уже хорошо, все хорошо, мой сладкий.

– Кровь! Джосс, вся кроватка в крови! – Лин отбросила одеяльце. – О Господи, Том! Откуда кровь? Мальчик истекает кровью!

– Он не истекает кровью. – Джосс наконец смогла успокоить ребенка. – Все уже нормально, он просто сильно напутан.

– Я позвоню Саймону. Ты посмотри, у него же весь ротик в крови…

– Он просто немножко прикусил губу, Лин. Все в порядке… – Теперь, когда первый приступ паники миновал, Джосс успокоилась гораздо быстрее, чем Лин.

– Нет, не все в порядке. Интересно, откуда взялась кровь на простыне?

– Думаю, что это моя кровь. Я вчера уколола палец. Видно, кровотечение долго не останавливалось.

– Так ты была здесь ночью? И это ты дала ему игрушки. – В голосе Лин слышалась смесь обвинения и торжества. Она смогла поймать Джосс с поличным.

– Мне пока позволено входить в спальню сына. – Джосс перестала сдерживаться. – И я не давала ему никаких птичек. Я уже говорила тебе об этом. Не настолько же я глупа!

– Но кто тогда? Скажи мне. Люк?

– Нет, конечно же, не Люк.

– Тогда кто? Давай, Джосс, ты же все знаешь. Кто?

– Я не знаю кто. – Джосс прижала Тома к своему плечу. – Послушай, Лин, иди позвони Саймону. Может быть, он сможет осмотреть Тома, прежде чем везти его к хирургу. Иди, – повторила она, видя, что Лин колеблется.

Лин с явной неохотой вышла из спальни. Джосс отвела Тома в комнату Нэда.

– Ты побудешь с мамочкой, пока она посмотрит, не надо ли докормить твоего братика, прежде чем поменять ему пеленки? – Она поставила Тома на пол, с трудом оторвав его от подола халата. Том перестал плакать. Держась за халат Джосс одной рукой, он засунул большой палец другой в рот. Джосс наклонилась над колыбелью и, взяв на руки плачущего Нэда, прижала его к себе.

– Кто дал тебе этих маленьких, птичек, Том-Том? – с деланной небрежностью спросила Джосс, поглаживая по спинке Нэда. Младенец тоже успокоился.

– Джорджи, – чтобы произнести одно слово, Том на мгновение извлек палец изо рта.

Джосс помолчала, стараясь успокоить внезапно заколотившееся сердце.

– Я знаю, что это игрушки Джорджи, но кто положил их в твою кроватку?

– Джорджи. – Том потянулся к концам пояса халата и принялся играть ими.

– Том, – она переложила Нэда к другому плечу и свободной рукой обняла Тома за плечи, – дорогой мой, скажи, как выглядит Джорджи?

– Он мальчик.

Джосс судорожно попыталась сглотнуть слюну. Во рту мгновенно пересохло.

– Что за мальчик?

– Очень хороший мальчик.

Нэд уснул, и Джосс уложила его в колыбель, потом присела на корточки перед Томом и взяла его за руки.

– Расскажи мне о нем. Он больше тебя?

Том кивнул.

– Какого цвета у него волосы? Как у тебя? – Она коснулась пальцами кудряшек Тома.

Том снова кивнул.

– У него волосы как у мамочки.

– Понятно. – В горле Джосс застрял ком. – А железный человек? Он тоже был здесь?

Том кивнул.

– Он тоже играл в игрушки? – Ей стало так тяжело дышать, словно грудь сдавила стальная клетка.

Том снова кивнул.

– А ты больше не боишься его?

Том кивнул в третий раз.

– Ты хочешь сказать, что боишься?

Глаза Тома наполнились слезами.

– Не люблю железного человека.

– Том… – Она замолчала, не решаясь продолжить. – Том, он когда-нибудь давал тебе розу, чтобы поиграть с ней?

Ребенок озадаченно посмотрел на мать, не понимая, что она хочет узнать.

– Цветок, белый цветок, который колется…

Она вспомнила, что на других розах не было шипов – ни на одной…

Отрицательно мотнув головой, Том ткнул пальчиком в подол халата.

– Почему ты боишься его, Том?

В ответ он взглянул на нее широко открытыми глазами.

– Том хочет посмотреть на лошадку.

Джосс улыбнулась.

– Тебе понравилась лошадка, Том?

Он радостно кивнул.

– Ладно, пошли смотреть на лошадку. Можешь покататься на ней, пока мы с тетей Лин будем готовить завтрак.

Доктор сидел с Люком на кухне, когда Джосс и Том спустились вниз. Мужчины расположились за столом с чашками кофе и вполголоса вели разговор, который прекратился, как только вошла Джосс. Она почувствовала мгновенную неловкость, ощутив на себе изучающий взгляд Саймона, но справилась с собой и дружески улыбнулась доктору.

– Итак, Люк, где обещанная чашка чая? Я ждала ее и вприпрыжку мчалась сюда в предвкушении…

Том выпустил из рук подол матери и бросился к деревянному скакуну.

– Прости, я немного замешкался. – Люк встал и помог Тому сесть верхом на коня. – Джимбо хотел взять ключи от гаража. Он сегодня пришел раньше обычного.

Саймон, одетый непривычно небрежно, в рубашку с расстегнутым воротником и толстый свитер, расслабившись, потягивал кофе.

64
{"b":"31039","o":1}