ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

5

Пустая кружка от пива оставила на столике в пабе мокрый круг, который Джосс старательно переделывала в восьмерку, пока Дэвид Трегаррон пробивался к столику с двумя полными кружками и пакетиком орехов.

Дэвиду, декану исторического факультета школы «Дейм-Фелиция» в Кенсингтоне, было тридцать восемь лет. Два года назад он развелся и жил там же, где и работал, над четырьмя спальнями маленьких мальчиков, в небольшой квартирке с минимальными удобствами. Развод дался ему тяжело, ему сопутствовало множество неприятностей, и в тот трудный период Джосс служила ему надежной поддержкой. Они могли расходиться во мнениях насчет методов преподавания, но во время его трудного развода она всегда была ему верным другом. Она утешала его, когда его жена сбежала на рассвете с любовником, поила его в буфете кофе и минеральной водой и радостно соглашалась со всеми его претензиями и жалобами в адрес женщины, с которой даже не была знакома.

Когда однажды, после того как развод уже стал делом прошлого, он схватил ее руку и сказал: «Джосс, бросай Люка, выходи за меня», он понял, что шутит только наполовину. Он вовремя заметил опасность и взял себя в руки. Обожать Джосс разрешалось. Все остальное запрещалось категорически.

– Ну, и как Люк прореагировал на вдруг обретенное богатство? – Дэвид осторожно опустился на плюшевое сиденье стула и пододвинул ей одну из кружек.

Джосс сухо усмехнулась.

– Поразился. Почувствовал облегчение. Не мог поверить. Не обязательно в таком порядке.

– А ты?

Она вздохнула.

– Грубо говоря, то же самое. Мне все еще хочется себя ущипнуть. За последние недели чего только не наслучалось, Дэвид! Даже в своих самых смелых мечтах я не представляла, что с нами может произойти такое! – Она отпила глоток и задумалась. – Мило с твоей стороны, что ты позвонил и пригласил меня. Если хочешь знать, это первый раз, когда я выбралась из дома за долгое время. Там конь не валялся. Да и дела с фирмой были сплошным кошмаром.

Дэвид поморщился.

– Я очень переживал, когда обо всем узнал. – Он взглянул на нее. – Так они объявили Люка банкротом?

Джосс отрицательно покачала головой.

– Слава Богу, нет! Нас спас коттедж. Его купил дед Люка сразу после войны, он стоил тогда несколько сот фунтов. Когда же отец Люка подарил нам его на свадьбу, он передал нам целое состояние, да благословит его Господь. – Она печально улыбнулась. – Сейчас его можно продать за большие деньги. Если я когда-нибудь доберусь до Барри, я придушу его собственными руками, если Люк или полиция не достанут его раньше. Такой прелестный дом!

– Да, не повезло вам. Но теперь у тебя целый дворец в Восточной Англии.

Она грустно улыбнулась.

– Знаю. Похоже на сказку. Да это и есть сказка. Ох, Дэвид, там так красиво! И у Люка куча планов. Он снова собирается заняться реставрацией старых машин. Ему всегда это нравилось. Мне кажется, административная и бумажная работа ему порядком надоела. К тому же, ему позволили оставить у себя кое-какие инструменты, принадлежавшие фирме, поскольку, по мнению некоторых, они уже устарели и покупатели от них отказываются. У него есть станки, бурильное и режущее оборудование и кое-что еще. Надеюсь, он не ошибается, рассчитывая заработать таким образом. Ведь нам ужасно будет не хватать наличных денег. Следующее лето мы сможем прожить за счет огорода, но сейчас время совсем не подходящее для начинающих огородников! Ты сообрази, мы переезжаем всего за несколько недель до Рождества!

– Джосс, у меня есть идея. – Дэвид подвинулся, чтобы освободить место для шумных выпивох, рассаживающихся за соседним столиком. – Вот почему я настоял, чтобы ты встретилась со мной сегодня. – Он помолчал и театрально вздохнул. – Я знаю, ты не всегда любила преподавать историю!

Джосс рассмеялась.

– Это еще мягко сказано!

– И мы много на эту тему спорили.

– Согласна. – Она с симпатией взглянула на него. – И к чему ты ведешь? Ты далеко не всегда так осторожен в своих предложениях.

– Прежде всего скажи мне, собираешься ли ты снова вернуться к своей профессии там, на новом месте?

Джосс покачала головой.

– Сомневаюсь. В деревне, вероятно, есть школа, я пока еще не уточняла, но думаю, что в тех условиях моя манера преподавания вряд ли подойдет. Честно говоря, я полагаю, что покончила с этим делом, Дэвид.

– Ты ни о чем не сожалела, когда подавала заявление об уходе перед рождением Тома. Даже я это видел.

– И ты, конечно, был рад от меня избавиться. – Она не отводила взгляда от своей кружки.

– Ты знаешь, что это не так. – Он немного помолчал. – Ты – хороший преподаватель, Джосс. Мне было ужасно жаль тебя терять. Во многих отношениях. – Он был явно смущен. Взяв себя в руки с заметным усилием, продолжил: – Ты любишь детей, ты их вдохновляешь. На такое способны далеко не все в нашей профессии. Знаю, мы иногда ругались по поводу твоих методов, но меня волновало лишь то, что ты не успеешь уложиться в программу. – Он замолчал и покачал головой. – Я все смешал в кучу. На самом деле у меня есть предложение, но я не хочу, чтобы ты меня неправильно поняла. Это вовсе не оскорбление или зловещий замысел подорвать твою интеллектуальную целостность. И я не пытаюсь критиковать твои знания или понимание истории, я просто думаю, что тебе стоит как следует подумать о том, чтобы начать писать. Художественные произведения.

Он ждал, не сводя с нее глаз.

– По-твоему, мне это больше подходит, чем серьезная историческая наука? – спросила Джосс, пряча улыбку.

– Так и знал, что ты это скажешь! – Он хлопнул по столу ладонью. – Нет, я не то имел в виду. Ладно, ты рассказывала ребятишкам истории. Они их обожали. Не знаю, может, это и плохая история, но наверняка хорошее преподавание. Они страшно скучали по тебе, когда ты ушла. Джосс, я уверен, что ты можешь зарабатывать этим делом деньги. Я читал несколько твоих рассказов. Ты же выиграла в том конкурсе. Я говорю серьезно. У меня предчувствие, что у тебя получится. У меня есть пара знакомых в издательском деле, и, если хочешь, я могу показать им некоторые из твоих работ. Я не хочу, чтобы ты возлагала на это слишком большие надежды, дело это сложное, но у меня предчувствие насчет тебя. – Он снова улыбнулся. – Хорошее предчувствие, Джосс.

Она тоже улыбнулась.

– Ты славный парень, Дэвид. – Она положила ладонь на его руку.

– А я знаю. – На мгновение он позволил своим пальцам оставаться под ее ладонью, потом неохотно убрал руку. – Значит, ты разрешаешь мне показать кое-кому твои рассказы?

– Разрешаю. И спасибо.

– А я смогу приехать и навестить вас, когда вы устроитесь?

– Разумеется. Я буду по тебе скучать, Дэвид.

Он поднял свою кружку.

– Я тоже, Джосс. Я тоже.

Джосс рассказала Люку о предложении Дэвида в тот же вечер, стоя на коленях на кухне и упаковывая посуду.

Он минутку подумал, склонив голову набок, затем многозначительно кивнул.

– Ты можешь писать и действительно победила в том конкурсе.

– Победить в конкурсе коротких рассказов одно, а зарабатывать этим себе на жизнь – совсем другое, Люк.

– Но попробовать ты ведь можешь. И нам так нужны будут деньги, Джосс. Тут ты не заблуждайся.

Она задумалась, обхватив колени руками.

– Нам нелегко придется в Белхеддоне, верно?

Он кивнул.

– Молись, чтобы крыша не протекала. Твои родители хотели сделать тебе добро, завещав дом, но он потребует много забот.

– Как-нибудь справимся. Вернее, ты справишься. Я рада, что вышла замуж за человека, у которого золотые руки. И кто знает, вот устроимся, и я возьму и напишу бестселлер. – Она взглянула на него из-под упавших на лоб волос. – Мечты сбываются, Люк.

Он встал со стула и сел рядом с ней среди груды ящиков и частично упакованных чашек и тарелок.

– Я знаю, Джосс. – Он обнял ее за плечи, прижал к себе и поцеловал. – Только не забывай, мы не должны терять почвы под ногами. Нам придется работать до седьмого пота, чтобы там все устроить, а это будет нелегко.

9
{"b":"31039","o":1}