ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

38

Люк аккуратно поставил на поднос пустые тарелки и баночки, положил рядом с ними вилки и ножи и, отодвинув поднос в сторону, посмотрел на поднос Джосс. Она почти не притронулась к еде.

– Теперь осталось недолго. Думаю, мы приземлимся минут через пятнадцать. – Стюардессы везли по проходам между рядами кресел свои тележки, собирая мусор. – Все будет хорошо. Просто Лин куда-то вышла.

– Вышла поздней ночью с двумя маленькими детьми? Потом снова вышла ранним утром? – В отчаянии Джосс покачала головой. – Надо позвонить в полицию, Люк. Думаю, что с ними что-то случилось.

– Ничего с ними не случилось, Джосс. – Он тяжело вздохнул. – Послушай, мы еще раз позвоним домой из аэровокзала, и, если не дозвонимся Лин, то свяжемся с Джанет. Конечно, может быть, они все вместе уехали к кому-нибудь в гости. Не забудь, они же не ждут нас так рано. – Он взял ее поднос и передал его стюардессе. – Ну же, взбодрись. Неужели ты хочешь перечеркнуть все хорошее, что мы получили на отдыхе?

– Я понимаю, – устало кивнула Джосс. – Мне очень понравилась поездка. И Поль.

Она замолчала. Поль устроил им экстренный вылет. Воспользовавшись своими связями, он достал им билеты на ближайший рейс и, несмотря на протесты, сам отвез их в Орли. В глазах Поля и Джосс стояли слезы, когда они обнялись на прощанье у выхода на посадку.

– Приезжайте к нам, – прошептала она. – Если вы не будете чувствовать себя там несчастным без нее, то приезжайте навестить нас.

– Конечно. – Он расцеловал ее в обе щеки. – И вы приезжайте ко мне летом и обязательно с обоими вашими мальчиками.

Они замолчали, думая о том, о чем нельзя было думать. Поль снова обнял Джосс за плечи.

– Все будет в порядке, – сказал он, глядя, как Люк сдает паспорта. – Вот увидите, все будет хорошо.

В телефонной будке просторного зала аэропорта Стенстед Джосс набрала номер и долго слушала, как в трубке раздаются длинные гудки. К телефону никто не подошел. Джосс посмотрела на часы. Сейчас мальчики должны спать после еды. Посмотрев на Люка, который стоял с багажом в трех футах от будки, Джосс набрала номер телефона Джанет. На этот раз она оказалась дома.

Через несколько минут Джосс повесила трубку.

– Сегодня утром Джанет видела их всех в магазине. Говорит, что у них все хорошо. Видимо, у нас в доме неисправен телефон, или мы звонили всякий раз, когда Лин выходила на улицу.

– Отлично. – Люк наклонился, взял чемоданы и зашагал к выходу. – Теперь перестань, пожалуйста, волноваться. Сейчас мы найдем машину и поедем домой.

Они пошли к остановке автобуса, который должен был отвезти их к автомобильной стоянке. Выйдя из вращающихся дверей, Люк остановился, подождав Джосс.

– Джосс, с этого момента постарайся быть благоразумной. Не преувеличивай опасность. Не спорь с Лин. Не стоит волноваться по поводу призраков, шумов, шорохов и прочей ерунды – в этом нет ровно никакой нужды. Помни, тебе еще предстоит визит к доктору.

Джосс уставилась на мужа.

– Люк, я же ничего не выдумала. Почему ты снова заводишь этот разговор? Господи, мне поверил Поль. Он знал. Он видел, что моя мать прошла через это…

– Твою мать преследовала настоящая живая женщина, Джосс, а не призрак. Женщина из плоти и крови. – Он занес чемоданы в автобус и нашел два свободных места. – Ее Кэтрин не была привидением.

– Так ли? – Джосс посмотрела сквозь мужа. – Что ж, увидим.

Поставив машину рядом с «мини» Лин, Джанет через ветровое стекло посмотрела на дом.

Несколько секунд она сидела неподвижно, потом медленно, с явной неохотой, выбралась из машины.

Задняя дверь дома была не заперта. Два раза постучав и не дождавшись ответа, Джанет открыла дверь и, пройдя через прихожую, вошла на кухню. Там никого не было. У окна стояла двойная коляска, на перильцах перед плитой висели аккуратно сложенные одеяла. Джанет потрогала их. Ткань была совершенно сухой и теплой. На плите не было ни одной кастрюли. В углу сиротливо стоял игрушечный конь. Брошенные вожжи свисали до пола. Джанет нахмурилась. На мгновение ей показалось, что конь раскачивается, словно его толкает невидимая рука. Она присмотрелась. Нет, конечно же это игра воображения. Наверняка просто расходились нервы. Она подошла к двери.

– Лин, где вы?!

В тишине только эхо повторило восклицание.

– Лин, это Джанет. Вы здесь?

Сделав несколько шагов, она оказалась в большом холле. Там было сумрачно, в камине догорал огонь. Идя к кабинету, Джанет почувствовала, что, несмотря на то что в помещении было тепло, ее бьет озноб. В кабинете никого не было, и Джанет снова вышла в холл и приблизилась к лестнице.

– Лин, – тихо позвала она. Мальчики могут спать, и Джанет не хотелось их будить. – Лин, где вы?

Поднявшись по лестнице на цыпочках, Джанет остановилась у двери комнаты Лин и тихо постучала.

– Лин, можно войти?

Ответа не было. Она в нерешительности постояла у двери, не желая входить. Вдруг Лин спит. Потом, собравшись с духом, Джанет обеими руками толкнула дверь. В комнате пусто. Создавалось впечатление, что Лин не было здесь довольно давно.

Джанет направилась к спальням детей и в это время услышала, как в дальнем конце дома раздается какой-то стук. Она остановилась и прислушалась. Звук повторился – отчетливый стук молотка доносился откуда-то сверху. Джанет подозрительно посмотрела на потолок, потом подошла к лестнице.

На чердаке было страшно холодно. Нервничая, Джанет заглянула в первое помещение аттика, оборудованное как спальня для гостей. Здесь никого не было. Пусто было и в остальной части чердака – череде переходящих одна в другую комнат с низкими потолками, протянувшимися по всей длине дома.

– Лин! – крикнула Джанет. – Вы здесь? Голос прозвучал в тишине до неприличия громко. Ожидая ответа, Джанет снова услышала стук молотка. Он стал громче и беспорядочнее. – Лин, вы здесь? – Джанет прошла в следующую комнату. В ней тоже было пусто и пыльно, пахло холодом и сыростью. – Лин, где вы?

Дверь, ведущая в самую дальнюю часть аттика, была закрыта. Стук доносился именно оттуда.

– Лин, это вы? – Джанет приложила ухо к деревянной филенке. – Лин?

Джанет нажала рукой на ручку двери, которая оказалась запертой.

– Выпустите меня отсюда, выпустите, ради Бога! – В голосе Лин, раздававшемся из-за двери, слышались истерические нотки. – Я здесь уже несколько часов. Что с мальчиками?

Джанет поморщилась.

– Я их не видела. Подождите. Я постараюсь найти ключ. – Она лихорадочно огляделась. В комнате, где она находилась, было совершенно пусто. Здесь было негде спрятать даже ключ.

– Посмотрите на брусе над дверью. – Голос Лин из-за толстой двери звучал приглушенно. – Последний раз я видела его именно там.

Джанет подняла голову и, подняв руку, пошарила по брусу перегородки. Через несколько секунд она ощутила холод металла.

– Вот он, я нашла его! – Схватив ключ, она вставила его в большую замочную скважину.

Через мгновение дверь распахнулась. На пороге стояла Лин с бледным лицом, всклокоченными волосами, в выпачканной одежде.

– Слава Богу, что вы приехали, а то я осталась бы здесь навсегда!

– Кто вас запер? – Джанет вслед за Лин бросилась к лестнице.

– Том, больше некому. Маленький чертенок.

– Он не мог этого сделать. Брус находится слишком высоко.

– Значит, он принес стул или влез еще на что-нибудь. – Лин вытерла слезы тыльной стороной ладони. – Давайте поспешим. Никто не знает, что еще он может выкинуть.

Женщины спустились по лестнице и вбежали в спальню Тома. Там никого не оказалось.

– Том! Том, где ты? Не прячься от меня.

Она открыла дверь в спаленку Нэда. Там тоже никого не было.

– О Господи! – зарыдала Лин. – Джанет, где он?

Фермерша закусила губу.

– Где вы видели его в последний раз? Том, видимо, был наверху, а Нэд?

– Нэд должен быть в коляске на кухне.

Джанет отрицательно покачала головой.

95
{"b":"31039","o":1}