ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Она так и сказала. Могу я спросить – о чем?

Джимбо глубоко вздохнул.

– О привидениях. Она много про это знает. Умеет с ними общаться. Не боится их.

– А ты боишься? – Руки Люка были засунуты глубоко в карманы.

Он чувствовал себя далеко не так уверенно, как раньше.

– Еще как! Я в этот дом – ни ногой. – Джим смущенно улыбнулся. – Я его всегда недолюбливал, а сейчас… – Он замолчал.

– И ты полагаешь, что Джосс и дети в опасности?

– Не Джосс. Нет. Джосс никогда ничего не грозило. – Джим неуклюже переминался с ноги на ногу. Потом поднял глаза. – Мне кажется, вам тоже не мешает поостеречься. – Он смущенно передернул плечами. – Эти привидения в доме паршиво относятся к мужикам. Сами вспомните, что случилось со святым отцом Эдгаром Гоуэром.

– Сердечный приступ, Джимбо. Такое может произойти где угодно.

– Но ведь не происходило, так? А здесь произошло. – Джим повернулся к верстаку и взял в руки гаечный ключ. – А эта Лин, она тоже у Гудиаров, так? – как бы между прочим спросил он.

– Да, – кивнул Люк. – Они все там.

– Это хорошо. – Джимбо отвернулся, все еще держа в руке гаечный ключ. – Вы вспомните, что случилось с мистером Данканом и его мальчиками. Мне кажется, Нэт думает, Джосс скажет ей, что все повторяется.

– Ну и как Нэт, в смысле Натали, сможет помочь?

Джимбо пожал плечами.

– Она всегда утверждала, что может. Даже когда была совсем маленькой. Разумеется, ей тогда никто не верил. Но сейчас… что же, надо признаться, она в таких вещах разбирается. Она вроде экстрасенса, знаете ли.

– Да? – поднял брови Люк. – Ясно.

Он вряд ли мог сказать, какой он представлял себе женщину-экстрасенса – шаль, бусы, огромные серьги кольцами. Но уж, во всяком случае, не как аккуратную молодую леди в строгом костюме, которая через сорок минут появилась под аркой в голубой машине.

– Простите. – Она пожала Люку руку. – Мне не удалось уехать сразу. Пришлось сначала зайти в офис. Джосс здесь?

Люк покачал головой.

– Моя жена все еще у соседей вместе с детьми.

– Прекрасно, – Натали оглянулась через плечо на дом. – Могу я войти и немного побродить? Вам совсем необязательно идти со мной.

Люк колебался.

– Ну ты даешь, Нэт. Откуда он знает, что ты не грабитель, – вмешался Джимбо. – Он же тебя в первый раз видит.

Люк рассмеялся.

– Пожалуй, я рискну. Да, пожалуйста, проходите.

Он стоял и смотрел, как она прошла к двери черного хода, машинально отметив про себя, что у нее великолепные ноги, хорошо просматриваемые под короткой юбкой.

– А где она работает, Джим? – спросил он, возвращаясь к верстаку.

– В юридической конторе. – Джимбо широко улыбнулся, наклонившись над грязним карбюратором. – Она унаследовала все мозги в нашей семье. – Он хмыкнул. – Понять не могу, откуда это у нее. Уж точно не от папаши, прости Господи.

– Ты потом пойдешь в дом? – Лин закончила уборку после завтрака детей, наведя в кухне Джанет привычный идеальный порядок, и взглянула на Джосс, грустившую над чашкой кофе. – Ты ничего не ела. Тебе обязательно надо поесть.

Джосс покачала головой.

– По правде говоря, меня слегка подташнивает. Съем что-нибудь позже. Кофе достаточно. Наверное, немного погодя я пойду и поговорю с Люком, Если ты тут присмотришь за мальчиками. – Она тепло улыбнулась Тому, который играл на ковре с братом Кита и Кэт, новым жильцом на ферме.

– Ты Люку звонила?

Джосс покачала головой.

– Я пытаюсь удержаться с пяти часов утра. Надеюсь, у него все в порядке.

Лин приподняла брови.

– Не сомневаюсь. – Она некоторое время внимательно рассматривала Джосс. – Ты выглядишь неважно. Почему бы тебе не вернуться в постель? Джанет не станет возражать. Она предложила мне поехать с ней вместе с мальчиками за покупками, как только она освободится от своих кур, или кто там у нее. Тому понравится, а Нэда можно положить в коляску. Вот тебе и возможность отдохнуть.

«Да я отдыхала. Все дни напролет», – эти слова едва не сорвались с уст Джосс, но она сдержалась. Она действительно чувствовала себя плохо, ей безумно хотелось вернуться в постель, но сначала ей нужно сходить в дом. Поговорить с Люком. И еще: она не хочет, чтобы мальчики там появлялись. Никогда.

Она дождалась их ухода, вышла из дому и направилась через огород к фруктовому саду. Утро выдалось мрачным и холодным; время от времени, когда она проходила мимо, с голых веток яблонь градом стекала вода, а сквозь путаницу ветвей она видела серые облака, готовые пролиться дождем. Дрожа от холода, она ускорила шаг, ощущая туфлями сырость и грязь. Наконец, она свернула на дорожку. В отдалении она уже могла видеть крышу Белхеддон-Холла, слегка закрытую туманом, поднимающимся от хребта.

Когда она открыла калитку и медленно пошла вокруг озера, она обратила внимание, что в саду было на удивление тихо. В дальнем конце озера плавала утка, время от времени погружая клюв в водоросли и Джосс немного постояла, разглядывая расходящиеся круги на воде.

Ставни в кабинете были все еще закрыты. Отсюда ей хорошо были видны слепые окна. Она разглядывала дом, а рука ее машинально потянулась к распятию, висевшему на цепочке на шее.

Никто не видел, как она пришла. Она взошла на террасу, оставляя мокрые следы и дрожа от холода, и подошла к окнам. Заглянув в большой холл, она мало что сумела разглядеть в сумеречном утреннем свете. Огонь в камине не горел, на столе стояла ваза с увядшими цветами, по пыльной поверхности разбросаны мертвые лепестки. Волосы на голове у нее зашевелились, она сунула замерзшие пальцы в карманы. Самые обыкновенные цветы. Хризантемы и осенние маргаритки, вот только почему Лин позволила им умереть?

Она тяжелыми шагами направилась к калитке, ведущей во внутренний двор. Двери каретного сарая были распахнуты, там ярко горели лампы дневного света, доносились веселые постукивания молотка об металл. Кто-то, скорее всего Джимбо, насвистывал.

Ей показалось, что она смотрит на сцену из темного зала. Перед ней был отдельный и нереальный мир – мир, где царит шум, где ярко горит свет, где люди счастливы и смеются, тогда как она находится странном пространстве, где время остановилось и в темноте прячутся тени, и вглядывается сквозь прутья решетки в мир по другую сторону.

В груди что-то сжималось, а руки в карманах начинали потеть. Она осторожно открыла калитку. Молча прошла мимо гаража, вошла в кухню и изумленно застыла. Возле кухонного стола стояла незнакомка.

– Джосс? – Женщина протянула руку. – Я – Натали Коттинг, сестра Джима. Я пришла помочь.

40

– Это место всегда было центром их деятельности.

Они стояли в большом холле у камина.

– Здесь и большая спальня наверху. – Натали долго молчала, уставившись в пол. Джосс наблюдала за ней, стоя рядом. В груди так и застрял ком, мешающий ей дышать.

Натали медленно кивнула. Не произнеся ни слова, она двинулась к лестнице, где снова остановилась на мгновение.

– В кабинете никогда не случалось никаких неприятностей? Там до сих пор все нормально?

Джосс кивнула.

– Хорошо. Давайте поднимемся наверх.

Они медленно обходили дом, комнату за комнатой, потом вернулись в кухню. Тут Натали тоже долго стояла молча, склонив голову, пока не поймала взгляд Джосс.

– Простите, вы, верно, думаете, что со мной не все в порядке.

Джосс улыбнулась.

– Нет. Но расскажите мне, что вы тут делали.

– Осматривалась. – Натали села на стул и наклонилась вперед, пристроив подбородок на сложенные руки. У нее был такой вид, будто она собралась выступать на правлении директоров. – Я часто сюда забегала, когда была маленькой, играла с мальчиками – Джорджи и Сэмом. Джорджи умер за десять лет до моего рождения, а Сэм, как мне кажется, еще десятью годами раньше. Они ведь были вашими братьями, так? – Она дождалась, пока Джосс не кивнула. – Разумеется, они друг друга при жизни не знали, но оттуда, где они сейчас, – в каком уж там измерении, – они постоянно стремятся сбежать. – Она ласково улыбнулась.

99
{"b":"31039","o":1}