ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отдых на даче мало отличался от Москвы — нас здесь тоже били, только деревенские, я начал встречацца с девушкой из деревенских, так меня ударили по спине арматурным прутом сзади, когда я шел с ней…На пляже как-то гасили жестко, одного нашего привязали к тарзанке над трехметровым обрывом и били ногами — он летал как груша. Одного сбросили с этого обрыва, а потом скинули ему на голову его же велосипед…. Все описывать — жизни не хватит… Мне везло, доставалось несильно (хоть и чувствительно), по сравнению со всеми. Всегда, кстати. Но как-то все это было и не очень напряжно, мы бухали все лето и болт клали на все и всех. До следующего лета. Мы пили и блевали, купались и играли в приставки, в общем веселились как могли. Поссорился я с дачными тупо, чел, которого я с децтва знал, на пустом месте, по пьяни начал толкать какие-то нелепые предьявы и полез в махач, я знал его болт знает сколько и не смог заставить себя ударить в ответку. Он избил меня почти до потери сознания, я падал и вставал. Вставал, получал и падал. Я не сопротивлялся. Я не мог понять. Я был в шоке. Охуенно погано на душе, но просто не смог заставить себя ударить человека, которого знаю едва ли не с первого класса, выпил не один литр водки и еще много чего… Остальные вписались и оттащили его, когда сцена приобрела совсем уж дикий характер. Я добрел до дома, неделю отлеживался. Послал всех на хуй, в том числе этого чела с его извинениями (Бог простит. Я не смог), перестал общацца и на даче с тех пор появляюсь исключительно, чтобы помочь родителям.

Летом между 10-м и 11– классом я закурил, что впрочем было смешно — в моей последней мажорской школе (куда я и попал-то по случаю знакомства моей мамы с заучем, а мой друган благодаря взятке. ….) торчков было едва ли не поровну с остальными, пили и бухали почти все, за исключением пары упертых ботанов. Неудивительно, что ближе к концу инста я регулярно узнавал, что мои однокласснички и одноклассницы, молодые еще люди, стремительно покидали наш бренный мир, не выдержав борьбы с белым.

Девушки до определенного возраста меня не замечали, потом вдруг начали. Со мной многие любили общацца, я с 7 лет читал запоем, все что попадалось под руки, мама регулярно в младших классах водила меня по музеям и теартрам, в них я ходил и в старших классах, несмотря ни на что я и тогда, и даже сейчас, много читаю и общаюсь не только с хулсами и мусорами в отделении. При случае всегда любил пообщацца и поспорить с умными и необычными людьми, а они мне попадались на удивление часто.

В 18 лет впервые скатнулся на лыжах с моей тогдашней любовью. Запал я нее конкретно. Она была наркоманкой. Барыга — хачом. С тех пор я ненавижу всех чурок. Ничего не могу с собой поделать, да и не только из-за этого, случаи разные были и у друзей … Я не понимал тогда того, что это неизлечимо. Я попросил у тогдашних друзей помощи. Мы попробовали вытащить ее из этого. Устранить причину. Прессанули барыгу, разгромили притон. Отхуячили ее знакомых нарков. Гавно спустили туда, где ему и место — в унитаз. Естесственно, нам не сошло это с рук. У барыги были неплохие завязки и он напряг конкретных людей, дал наводку, чтобы нашли нас и предьявили, прессанули и поставили на деньги, он оценил довольно дорого свой моральный ущерб и спущенный в унитаз товар. Нас нашли и выяснилась неприятная вещь. Оказалось, что тактика драк и разборок с уличными и районной гопотой существенно отличаецца от разборок с настоящими бандитами. Против здоровых быков на джипах мы оказались бессильны. Мы были детьми, несмотря на нашу жестокость и неумение и нежелание бегать от кого бы то ни было, убивать мы были тогда (да и сейчас, я думаю, те кого я знал тогда, не сильно изменили своим принципам) не способны. Стволы и здоровые накаченные безмозглые и беспредельные дяди нам не по зубам. Дураками были наивными, жизнь слишком от кино отличаецца. Я, не подумав (по молодости и незнанию, точнее даже говоря — соплячеству), втянул в это хороших людей (таких же в то время сопляков, как и я), за что мы очень здорово поплатились и наверняка бы пробили морг, если бы не крыша родителя одного из нас, директора большой фирмы, которому не понравились бычки, имевшие наглость угрожать ему и требовать денег, а также немного поломавшие и запугавшие до полусмерти его отпрыска. Он обратился к своей крыше и вопрос уладили. Сразу и со всеми. Я отделался шрамом на руке от ожога автоприкуривателем и запахом своего паленого мяса, оставшегося в памяти на всю жизнь…. уверенностью, что не выдержу еще одной реальной отпрессовки (кого прессовали хоть раз реально опять же — тот поймет о чем я) и не только… Еще двоим пришлось куда хуже…

Девушка плохо закончила в результате. Золотой укол — кто знает, тот поймет. Наркоманы — не жильцы на этом свете. Ходячие трупы. У меня были отличные шансы пополнить их ряды. Я немало скурил и сьел всякой дряни, не говоря уж и так не о самой стабильной психике с маниакальной склонностью к деппрессии. Меня даже водили ко врачам и едва не закрыли в учреждение соответствующего профиля, поскольку крышняк ехал (и до сих пор иногда едет) капитально и глубоко, а главное очень жестко.

Обошлось. Несмотря на робкие попытки суицида и упивания.

В инсте занимаюсь самбо, учу сопромат и строительную механику, бухаю с парнями, дерусь мало и неохотно, на районе не появляюсь и из его тем выпадаю начисто (и навсегда, как сейчас понимаю), зато встречаюсь с забавной и симпатишной деффачкой, трахацца мы с ней ездили к ее бабушке на Петровско-Разумовскую. Бабушка работала на заводе, мы приезжали днем, делали дело, валялись и сваливали. Сколько лекций на 2-м курсе было забито по этой теме… Вырасту, ни за что не оставлю ключи от своей хаты внучке…а внуку дам специально.

Во время учебы в универе я также попадаю в очень неприятную историю, после которой перестаю общацца почти со всей своей старой компанией. Дело было так. Поехали мы как-то с другом на дискотеку Шоссе (ст. м. Авиамоторная), пивка попить, прогуляцца, осенью дело было. Место — дикое. Контингент — на 99 % гопники и урла, малолетки и всякие очень мутные типкусы. Чтобы попасть в клуб от метро (и обратно) надо перейти мост и пройти около километра по темной глухой улочке вдоль путей. Народу — болт. Убивай не хочу. Там и попали на обратном пути. Нас двоих, уже поддавших нагнала толпа. Сначала меня ударили в спину ногой с воплем 'Стоять сука! . Друг был намного выше и помощнее, его сразу оттеснили в сторону и принялись избивать толпой, меня всерьез не приняли и мною занялись только двое. Я ценности отдавать не торопился и вкатил со страху и злости, один лишился зуба (Шрам между костяшками на левой руке до сих пор можно разглядеть), второй получил моим неподьемным Shellys по яйцам, я вырвался, подбежал к ублюдкам, избивавшим моего друга, ударил кого-то, она переключились на меня и мне пришлось сделать ноги. Я моментом добежал до клуба, ворвался с воплем 'Друга убивают! вытащил охранников, они вместе со мной бегом прибежали назад. Все заняло несколько минут, но из бруды они сделали отбивную…Я прыгнул, ебнул еще одному, один из них начал махать стволом, охранники растаскивали всех, один сказал мне — 'Бери друга и беги, мы их не удержим'. Я волок его 85-киллограммовую тушу на себе до метро быстрым шагом, оба в крови, в нескольких сотнях метров сзади шла толпа этой урлы и орала, что они нас убьют. Как дошли — не знаю. Зашли в отделение на станции, мент вызвал скорую, друга увезли в больницу. Обошлось. Но предьявили по полной и предьявили мне — мол, почему, у него вместо лица кусок распухшего мяса, а у тебя пара царапин и кулак всего лишь рассечен. Я честно все рассказал. 'Ага, сьебался' — подвели итог некоторые, и до того не любившие меня люди. Мне было нечего на это ответить. Я действительно бежал (какая польза от того, что нас обоих убили там на хуй, а так бы эти беспредельщики и поступили), хоть и вернулся, и не бросил друга. На меня повесили реальный косяк, хотя сами они там не были и неизвестно как бы себя повели. Я не стал оправдывацца и метать бисер перед мудаками — просто послал на хуй. Оставшись фактически один на довольно продолжительный период, когда я мало с кем общался. Ситуевина эта меня долго мучила…

111
{"b":"31040","o":1}