ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Корнилий сказал: четвертого дня я постился до теперешнего часа, и в девятом часу молился в своем доме, и вот, стал предо мною муж в светлой одежде и говорит: Корнилий! Услышана молитва твоя, и милостыни твои воспомянулись пред Богом. Итак, пошли в Иоппию и призови Симона, называемого Петром; он гостит в доме кожевника Симона, при море; он придет и скажет тебе. Тотчас я послал к тебе, и ты хорошо сделал, что пришел. Теперь все мы предстоим пред Богом, чтобы выслушать все, что повелено тебе от Бога.

Петр отверз уста и сказал: истинно признаю, что Бог нелицеприятен; но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему!” (Деян. X, 23—25). И стал проповедовать о Христе дому Корнилия. “Когда Петр еще продолжал свою речь, Дух Святой сошел на всех, слушавших слово. И верующие из обрезанных, пришедших с Петром, изумились, что дар Святого Духа излился и на язычников, ибо слышали их говорящих языками и величающих Бога. Тогда Петр сказал: Кто может запретить креститься водою тем, которые, как и мы, получили Святого Духа? — И велел им креститься во имя Иисуса Христа. — Потом они просили его пробыть у них несколько дней”. (Деян. X, 44—48).

В чудном обращении в веру Христову Корнилия-язычника положено было начало исполнения Божественного предсказания о всемирном обращении язычников к вере Христовой: “Говорю же вам, что многие придут с Востока и Запада, и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в царстве небесном” (Матф. VIII, 14) и выразилась воля Божия о принятии язычников в церковь Божию вопреки убеждениям Иудеев, считавших себя единственным народом, избранным для участия в царстве Мессии, убеждения, которому причастны до тех пор и ближайшие ученики Иисуса Христа.

Когда же Петр возвратился в Иерусалим, то верующие из Иудеев упрекали его, что он ходил к необрезанным и ел с ними. Он же пересказал им по порядку все случившееся[61], и тогда: они успокоились и славили Бога, говоря: видно, и язычникам дал Бог покаяние в жизнь.

Между тем, рассеявшиеся от гонения, бывшего после Стефана, прошли до Финикии и Кипра и Антиохии, никому не проповедуя ни слова, кроме Иудеев. Были же некоторые из них Кипряне и Киринейцы, которые, пришедши в Антиохию, говорили Эллинам, благовествуя Господа Иисуса. И была рука Господня с ними, и великое число, уверовав, обратилось к Господу.

Дошел слух об этом до Церкви Иерусалимской, и поручили Варнаве идти в Антиохию. Он, прибыв и увидев благодать Божию, возрадовался и убеждал всех держаться Господа искренним сердцем, — ибо он был муж добрый и исполненный Духа Святого и веры. — И приложилось довольно народа к Господу.

Потом Варнава пошел в Тарс искать Савла, и нашедши его, привел в Антиохию. Целый год собирались они в церкви и учили немалое число людей; и ученики в Антиохии в первый раз стали называться христианами”. (Деян. XI, 19—26).

Между тем, в 44-м или 45-м году по Р.Х. наступил страшный голод в Палестине (о котором заранее предсказал Агав, бывший пророк в Иерусалиме). “Тогда ученики положили, каждый по достатку своему, послать пособие братьям, живущим в Иудее, что и сделали, послав собранное к пресвитерам через Варнаву и Савла”. (Деян. XI, 29, 30).

В то время царь Иудейский, Ирод Агриппа (внук Ирода, по повелению которого были избиты Вифлеемские младенцы), желая угодить народу, стал преследовать христиан и “поднял руки на некоторых из принадлежащих к Церкви, чтобы сделать им зло. И убил Иакова, брата Иоаннова мечом; вслед за тем, взял и Петра. — Тогда были дни опресноков. — И задержав его, посадил в темницу, и приказал четырем четверицам воинов стеречь его, намереваясь после Пасхи вывести его к народу.

Между тем Церковь прилежно молилась Богу о Петре. Когда же Ирод хотел вывести его, в ту ночь Петр спал между двумя воинами, и стражи у дверей стерегли темницу; и вот, Ангел Господень предстал, и свет осиял темницу. Ангел, толкнув Петра в бок, пробудил его и сказал: встань скорее. И цепи упали с рук его. И сказал ему Ангел: опояшься и обуйся. Он сделал так. Петр вышел и следовал за ним, не зная, что делаемое Ангелом было действительно, а думая, что видит видение.

Прошедши первую и вторую стражу, они прошли к железным воротам, ведущим в город, которые сами собой отворились им: они вошли и прошли одну улицу, и вдруг Ангела не стало с ним. Тогда Петр, пришедши в себя, сказал: теперь я вижу воистину, что Господь послал Ангела Своего, и избавил меня из руки Ирода и от всего, чего ждал народ Иудейский. И осмотревшись, пришел к дому Марии, матери Иоанна, называемого Марком, где многие собрались и молились. Когда же Петр постучался у ворот, то вышла послушать служанка, именем Рода; и узнав голос Петра, не отворила ворот, но, вбежав, объявила, что Петр стоит у ворот. А те сказали ей: в своем ли ты уме? — Но она утверждала свое. Они же говорили: это Ангел его. — Между тем Петр продолжал стучать. Когда же отворили, то увидели его, и изумились. — Он же, дав знак рукою, чтобы молчали, рассказал им, как Господь вывел его из темницы; и сказал: уведомьте о сем Иакова и братьев. Потом вышедши, пошел в другое место”. (Деян. XII, 1—17).

Вскоре по возвращении Савла и Варнавы в Антиохию из Иерусалима, где небезопасно было оставаться по случаю все еще продолжавшегося гонения на христиан, пророки и учители Антиохийской Церкви (Симеон, называемый Нигер, Луций Киринеянин, Манаил и другие), получив среди поста и молитвы откровение Св. Духа “отделить ему Варнаву и Савла на дело, к которому Он призвал их”, посвятили через возложение рук этих апостолов на проповедь и отпустили их. Тогда отправились они в Селевкию, а оттуда отплыли в Кипр, и, бывши в Саламине, проповедовали слово Божье в синагогах Иудейских; имели же при себе для услужения Иоанна, прозванного Марком, которого взяли они с собою, когда отбывали из Иерусалима. — “Прошедши же весь остров до Пафа, нашли они некоторого волхва, лжепророка, Иудеянина, именем Вариисуса, который находился с проконсулом Сергием Павлом, мужем разумным. Сей, призвав Варнаву и Савла, пожелал услышать слово Божие. А волхв противился им, стараясь отвратить проконсула от веры”. (Деян. XIII, 2, 6—8).

Но Савл, силою проповеди своей перед волхвом, которого он словом своим ослепил так подействовал на проконсула, что тот уверовал, дивясь учению Господню”. (С этого времени Писание начинает называть Савла Павлом).

Из Пафа Павел прибыл в г. Пергию, в Памфилии, потом в Антиохию Писидийскую, где весь город собирался слушать слово Божие, что и здесь возбудило зависть и всякое сопротивление со стороны Иудеев. “Тогда Павел и Варнава с дерзновением сказали: вам первым надлежало быть проповедану Слову Божию, но как вы отвергаете его, и сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам”, по пророчеству Исайи (49, 6): что Мессия должен быть светом и источником блаженства для народов до последнего края земли.

“Язычники, слыша это, радовались и прославляли слово Господне, и уверовали все, которые были предуставлены к вечной жизни. И слово Господне распространялось по всей стране. Но Иудеи, подстрекнув набожных и почетных женщин, и первых в городе людей, воздвигли гонение на Павла и Варнаву, и изгнали их из своих пределов. Они же, отрясши на них прах от ног своих пошли в Иконию”, лежащую при подошве Тавра, бывшую тогда главным городом Ликаонии (Деян. XIII, 46—51).

“В Иконии они вошли вместе в Иудейскую синагогу и говорили так, что уверовало великое множество Иудеев и Эллинов. А неверующие Иудеи возбудили и раздражили против братьев сердца язычников.

Впрочем они пробыли здесь довольно времени, смело действуя о Господе, Который, во свидетельство слову благодати Своей, творил руками их знамения и чудеса. — Между тем, народ в городе разделился: и одни были на стороне Иудеев, а другие на стороне Апостолов. Когда же язычники и Иудеи со своими начальниками устремились на них, чтобы посрамить и побить их камнями; они, узнав о сем, убежали в Ликаонские города, Листру и Дервию, и в окрестности их, и там благовествовали.

вернуться

61

и прибавил: “кто же я, чтобы мог воспрепятствовать Богу?”

126
{"b":"31043","o":1}