ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он узнал ее и сказал: это одежда сына моего; хищный зверь съел его; верно, растерзан Иосиф. И разодрал Иаков одежды свои, и возложил вретище на чресла свои, и оплакивал сына своего многие дни.

И собрались все сыновья его и все дочери его, чтобы утешить его; но он не хотел утешиться, и сказал: с печалию сойду к сыну моему в преисподнюю. — Так оплакивал его отец его.

Мадианитяне же продали его в Египет Потифару, царедворцу Фараонову, начальнику телохранителей.

И был Господь с Иосифом: он был успешен в делах, и жил в доме господина своего, Египтянина. — И увидел господин его, что Господь с ним, и что всему, что он делает, Господь в руках его дает успех. И снискал Иосиф благоволение в очах его, и служил ему. И он поставил его над домом своим, и все, что имел, отдал на руки его. — И с того времени, как он поставил его над домом своим, и над всем, что имел, Господь благословил дом Египтянина ради Иосифа, и было благословение Господне на всем, что имел он в доме и в поле (его)”. (Кн. Быт., гл. XXXVII, ст. 7, 8, 9, 10, 12—36. Гл. XXXIX, ст. 2—5).

Прекрасный во всех отношениях юноша Иосиф возбудил полное доверие к себе не только господина своего, но понравился и нечестивой жене его, которая захотела иметь его своим мужем, и когда Иосиф в ответ на ее предложение обманывать ее мужа, отказался от этого и сказал ей, говоря: “Вот, господин мой не знает при мне ничего в доме, и все, что имеет, отдал в мои руки; нет больше меня в доме сем; и он не запретил мне ничего, кроме тебя, потому что ты жена ему; как же я сделаю сие великое зло, и согрешу пред Богом”? то она вознегодовала на него и оклеветала его перед своим мужем. “Когда же господин Иосифа услышал слова жены своей, которые она сказала ему, то воспылал гневом, и взял Иосифа и отдал его в темницу, где заключены узники Царя. И был он там в темнице.

И Господь был с Иосифом, и простер к нему милость, и даровал ему благоволение в очах начальника темницы.

И отдал начальник темницы в руки Иосифу всех узников, находящихся в темнице, и во всем, что они там ни делали, он был распорядителем.

Начальник темницы и не смотрел ни за чем, что было у него в руках: потому что Господь был с Иосифом, и во всем, что он делал, Господь давал успех”. (Кн. Быт., гл. XXXIX, ст. 8, 9, 19—23).

В то время как Иосиф находился в темнице, приведены были туда и провинившиеся в чем-то перед Фараоном виночерпий и хлебодар его двора. Под влиянием тяжелых мыслей о том, чем разрешится суд над ними: будут ли они оправданы, или осуждены, оба они видели непонятные, встревожившие их сны. Беспокойное свое недоумение по этому поводу они передали доброму ко всем, участливому Иосифу.

“Не от Бога ли истолкования”? — отозвался им Иосиф, и просил их рассказать ему их сны. — Виночерпий рассказал тогда, что ему снилась виноградная лоза, на которой были три ветви. И когда развилась лоза и созрели на ней ягоды, то он стал выжимать из нее сок в чашу Фараонову и подал ему ту чашу…

Вспомнивший Всемогущего Бога и понадеявшийся на Его внушение, Иосиф так объяснил виночерпию сновидение его: — три ветви это — три дня, после которых ты будешь оправдан перед Фараоном и снова будешь “подавать чашу в руку его”…

“Вспомни же меня, когда хорошо тебе будет; и сделай мне благодеяние и упомяни обо мне Фараону, и выведи меня из этого дома”, попросил Иосиф виночерпия, и рассказал ему свою историю, и как незаслуженно был он заключен в темницу. (Кн. Быт., гл. XL, ст. 14).

Затем и хлебодар рассказал, что ему снились также три решетчатые корзины; в верхней из них были хлебы, испеченные для Фараона, и птицы клевали их в корзине на голове его.

Через три дня, — объяснил Иосиф, — Фараон повелит отрубить тебе голову и повесить тебя, и птицы будут клевать твое тело.

Оба эти объяснения в точности оправдались.

Но помилованный виночерпий скоро забыл об Иосифе, и только через два года вспомнил о нем по тому поводу, что и Царю приснились тогда однажды ночью такие сны, которые встревожили его, и которых никто не умел ему объяснить. Тогда только виночерпий вспомнил об Иосифе и рассказал Царю об известных ему двух снах, сбывшихся по истолкованию Иосифа. Немедленно был взят из темницы и представлен Царю Иосиф.

“Фараон сказал ему: снился мне сон, и нет никого, кто бы истолковал его, а о тебе я слышал, что ты умеешь толковать сны.

И отвечал Иосиф Фараону, говоря: это не мое; Бог даст ответ во благо Фараону”. (Кн. Быт., гл. XLI, ст. 15, 16).

И рассказал тогда Фараон Иосифу сон свой, что, стоя на берегу реки, он видел семь тучных коров, пасущихся в тростнике, а вслед за тем увидел других, но уже очень тощих коров, которые пожрали первых; и что еще видел он во все семь полных, хороших колосьев на одном стебле, “но вот, после них выросло семь колосьев тонких, тощих и иссушенных восточным ветром. И пожрали тощие колосья семь колосьев хороших. Я рассказал это волхвам, но никто не разъяснил мне. (Кн. Быт., гл. XLI, ст. 23, 24).

И сказал Иосиф Фараону: сон Фараонов один: что Бог сделает, то он возвестил Фараону. Семь коров хороших, это семь лет; и семь колосьев хороших, это семь лет: сон один. Вот, наступает семь лет великого изобилия во всей земле Египетской, после них настанут семь лет голода, и забудется все то изобилие, и истощит голод землю.

А что сон повторился Фараону дважды, это значит, что сие истинно слово Божие, и что вскоре Бог исполнит сие”. (Кн. Быт., гл. XLI, ст. 25—32).

И посоветовал Царю Иосиф избрать “мужа разумного и мудрого” и поручить ему принять меры против предстоящего во вторые семь лет голода, распорядившись запастись хлебом на весь Египет в первые семь урожайных годов.

“И сказал Фараон Иосифу: так как Бог открыл тебе все сие; то нет столь разумного и мудрого, как ты. Ты будешь над домом моим, и твоего слова будет держаться весь народ мой; только престолом я буду больше тебя.

Вот, я поставляю тебя над всею землею Египетской. — И снял Фараон перстень свой с руки своей, и надел его на руку Иосифу; одел его в виссонные одежды, возложил золотую цепь на шею ему; велел везти его на второй из своих колесниц и провозглашать пред ним: преклоняйтесь! — И поставил его над всею землею Египетскою. — И сказал Фараон Иосифу: я Фараон; без тебя никто не двинет ни руки своей, ни ноги своей во всей земле Египетской.

А нарек Фараон Иосифу имя: Цафнаф-панеах, и дал ему в жену Асенефу, дочь Поти-фера, жреца Илиопольского.

Иосифу было тридцать лет от рождения, когда он предстал пред лицо Фараона, царя Египетского. И вышел Иосиф от лица Фараонова, и прошел по всей земле Египетской”. (Кн. Быт., гл. XLI, ст. 39—46).

В продолжение семи урожайных лет Иосиф собирал хлеб по всей земле и хранил его в запасных житницах, которые он для этой цели устроил во многих городах. Когда же наступили неурожайные годы, то запасов оказалось так много, что их доставало не только на продовольствие всего Египта, но и на продажу в соседние края.

Голод, между тем, появился и в Ханаанской земле. И оттуда прибыли в Египет для покупки хлеба и сыновья Иакова за исключением Вениамина, которого отец оставил при себе. Они, в числе других иноземцев, были приведены к главному правителю всей Египетской земли, брату их Иосифу, но они не узнали его… Он же узнал их, и вспомнились ему при виде их сны его в юности, предвещавшие ему его будущее величие, и что братья его поклонятся ему…

Чтобы испытать, однако же, каковы они стали теперь, он не показал виду, что узнал их, и говорил с ними сурово, и сказал: “откуда вы пришли?

Они сказали, из земли Ханаанской, купить пищи.

Вы — соглядатаи, — сказал им Иосиф, — вы пришли высмотреть наготу (слабые места) земли сей.

Они сказали ему: нет, господин наш, рабы твои пришли купить пищи. Мы все дети одного человека; мы люди честные; рабы твои не бывали соглядатями.

Он сказал им: нет, вы пришли высмотреть наготу земли сей.

Они сказали: нас, рабов твоих — двенадцать братьев; мы сыновья одного человека в земле Ханаанской, и вот, меньшой теперь с отцом нашим, а одного не стало.

13
{"b":"31043","o":1}