ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Расположенный к Евреям, любя их религию, он не замедлил издать указ, по которому разрешалось им возвращение в их родную землю и возобновление их храма там.

Старики бывшего царства Израильского, обжившиеся в чужой земле в продолжение долгого времени, не особенно стремились возвращаться в страну, предания о которой уже почти изгладились из их памяти, но Иудеи почти все отозвались на предложения Кира.

Семьи из колен Иуды и Вениамина, священники, левиты составили караван, с музыкантами и рабами, численностью до пятидесяти тысяч, — и под предводительством Зоровавеля, правнука Иехонии, тронулись в путь, в страну своих отцов — со своими конями, мулами, ослами, верблюдами… При этом царь Кир возвратил все золотые и серебряные сосуды, вывезенные Навуходоносором из храма Иерусалимского, передав их одному из князей Иудейских. И был караван в пути четыре месяца.

Покровительствуемые царем Киром, беспрепятственно водворились Евреи на своей земле и в своих городах.

Среди развалин Иерусалима собрались возвратившиеся и рассуждали об устройстве нового общества на основании законов Моисеевых. Был поставлен временный жертвенник, на котором стали совершаться жертвоприношения по древнему обычаю. На второй год по возвращении приступили к возобновлению храма Господня. Это сопровождалось торжественным празднеством и воспеванием псалмов во славу имени Божиего.

Избежавшие переселения Евреи были присоединены к новому обществу, но Самарянам было отказано в их просьбе участвовать в построении нового храма, так как к почитанию их Иеговы примешивалось соблюдение многих идолопоклоннических суеверий.

С этих пор разгорелась вражда между Иудеями и Самарянами, которые, даже, едва не воспрепятствовали построению храма, так как послали донос царю Персидскому, что под видом построения стен для храма Иудеи сооружают стены для укрепления города против царя Персидского, от власти которого они задумали отложиться… Клевете этой поверил Камбиз, преемник Кира, и повелел отложить построение храма до его новых распоряжений, — и только после перерыва работ в продолжение пятнадцати лет, в царствование уже Дария (520 г.), было снова разрешено Иудеям сооружение храма.

В это время пророки Аггей и Захария возбуждали в Иудеях охладевавшее уже в них рвение к построению Дома Господня; они угрожали им гневом Божиим за пренебрежение к построению храма, а вместе с тем и ободрял их пророк Аггей предсказанием, что наполнится славою новый Дом Господень и что “слава сего последнего храма будет больше, нежели прежнего, — говорит Господь Саваоф, — и на месте сем Я дам мир, — говорит Господь Саваоф”. (Кн. прор. Аггея, гл. II, 9).

Также и пророк Захария возбуждает общее усердие предсказанием будущей славы Входа Спасителя в Иерусалим: “Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сын подъяремной”… “И Он возвестит мир народам, и владычество Его будет от моря и до моря и от реки до концов земли”… (Кн. прор. Захарии, гл IX, 9, 10).

Наконец, хотя и не без затруднений, была окончена постройка нового храма в Иерусалиме. Торжественно и при огромном стечении народа было отпраздновано освящение его, и принесены обильные жертвоприношения, благодарственные и искупительные за все двенадцать колен Израилевых.

В царствование Персидского царя Артаксеркса, между Евреями, оставшимися в Вавилоне, был священник Ездра, потомок первосвященника Серайи, книжник, сведущий в Законе Божьем, заслуживший полное доверие и благоволение Артаксеркса. Он попросил у царя позволения отправиться в Иерусалим для довершения устройства тамошнего Божьего общества, и не только что получил Ездра это позволение, но и был снабжен сверх того еще и письмом царя с следующим содержанием:

“Артаксеркс, царь царей, Ездре священнику, учителю закона Бога небесного совершенному, и прочее.

От меня дано повеление, чтобы в царстве моем всякий из народа Израилева, и из священников его и левитов, желающий идти в Иерусалим, шел с тобою. Так как ты посылаешься от царя и от семи советников его, чтобы обозреть Иудею и Иерусалим по закону Бога твоего, находящемуся в руке твоей, и чтобы доставить серебро и золото, которое царь и советники его пожертвовали Богу Израилеву, Которого жилище в Иерусалиме, и все серебро и золото, которое ты соберешь во всей области Вавилонской, вместе с доброхотными даяниями от народа и священников, которые пожертвуют они для дома Бога своего, что в Иерусалиме.

Поэтому немедленно купи на эти деньги волов, овнов, агнцев, и хлебных приношений к ним, и возлияний для них, и принеси их на жертвенник дома Бога вашего в Иерусалиме. И что тебе и братьям твоим заблагорассудится сделай из остального серебра и золота, то, по воле Бога вашего, делайте.

И от меня, царя Артаксеркса, дается повеление всем сокровищехранителям, которые за рекою: все, чего потребует у вас Ездра священник, учитель закона Бога небесного, немедленно давайте.

Ты же, Ездра, по премудрости Бога твоего, которая в руке твоей, поставь правителей и судей, чтоб они судили весь народ за рекою, — всех, знающих законы Бога твоего; а кто не знает, тех учите”. (1 Книга Ездры, гл. VII, 12—18, 20, 21, 25).

И вот, собрал священник Ездра новый караван числом около тысячи пятисот евреев, сочувствующих ему, и когда дошел караван до реки, втекающей в Агаву, и “осмотрел (Ездра) народ и священников, то из сыновей Левин никого там не нашел”.

Тогда послал Ездра нескольких человек призвать “главных” из них и “ученых”, — “и дал им поручение к Иддо, главному в местности Касифье, и вложил им в уста, что говорить к Иддо и братьям его, нефинеям в местности Касифье, чтоб они привели служителей для дома Бога их”.

На это призвание явились к Ездре до сорока священников и ученых и до двухсот двадцати нефинеев, “данных на прислугу левитам”.

“И провозгласил я там пост у реки Агавы, — повествует Ездра, — чтоб смириться нам пред лицом Бога нашего, просить у Него благополучного пути для себя и для детей наших, и для всего имущества нашего, так как мне стыдно было просить у царя войска и всадников для охранения нашего от врага на пути; ибо мы, говоря с царем, сказали: рука Бога нашего для всех, прибегающих к Нему, есть благодеющая; а на всех, оставляющих Его — могущество и гнев Его!

И так мы постились и просили Бога нашего о сем; и Он услышал нас”.

И отделил Ездра из начальствующих над священниками 12 человек и отдал им на руки весом и счетом серебро и золото, и сосуды, — все пожертвованное для дома Господня царем и советниками его, и князьями, и всеми Израильтянами. — И отправился караван из реки Агавы в Иерусалим, где пробыл три дня, в четвертый же сдано было серебро и золото, и сосуды на руки левитам, все счетом и весом. И все взвешенное записано было в то же время. — Пришедшие же из плена переселенцы совершили жертвоприношение Богу Израилеву за всего Израиля.

И отданы были царские повеления царским сатрапам и заречным областеначальникам; и они почтили народ и дом Божий. (1 Кн. Ездры, гл. VIII, 15, 17, 20, 21—25, 31—34, 35, 36).

Не на радость и успокоение пришел в Иерусалим человек Божий, Ездра: большое расстройство нашел он во вновь образовавшемся “Божием обществе”. Узнал он от начальствующих, явившихся с почтением к нему, что “народ Израилев, и священники, и левиты не отделились от народов иноплеменных с мерзостями их, от Хананеев, Хеттеев, Ферезеев, Иевуссеев, Аммонитян, Моавитян, Египтян и Аморреев; потому что взяли дочерей их за себя, и смешалось семя святое с народами иноплеменными; и притом рука знатнейших и главнейших была в сем беззаконии первою”… — “Услышав это слово, — продолжает Ездра свое повествование, — я разодрал нижнюю и верхнюю одежду мою, и рвал волосы на голове моей и на бороде моей, и сидел печальный. — Тогда собрались ко мне все, убоявшиеся слов Бога Израилева по причине преступления переселенцев; и я сидел в печали до вечерней жертвы. А во время вечерней жертвы я встал с места сетования моего, пал на колени и простер руки к Господу, Богу моему и сказал: Боже мой! стыжусь и боюсь поднять лицо мое к Тебе, потому что беззакония наши стали выше головы, и вина наша возросла до небес… Мы рабы; но и в рабстве нашем не оставил нас Бог наш. И склонил Он к нам милость царей персидских, чтоб они дали нам ожить, воздвигнуть дом Бога нашего, и дали нам ограждение в Иудее и в Иерусалиме. И ныне, что скажем мы, Боже наш, после этого? Ибо мы отступили от заповедей Твоих… Неужели опять будем нарушать заповеди Твои и вступать в родство с этими отвратительными народами? Не прогневаешься ли Ты на нас даже до истребления нас, так что не будет уцелевших, и не будет спасения? Господи, Боже Израилев! праведен Ты. Ибо мы остались уцелевшими до сего дня; и вот мы в беззакониях наших пред лицом Твоим, хотя после этого не подлежало бы нам стоять пред лицом Твоим”. Когда так молился Ездра и исповедывался, плача и повергаясь пред домом Божьим, стеклось к нему большое собрание Израильтян, мужчин, женщин и детей; потому что и народ много плакал”.

63
{"b":"31043","o":1}