ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ионафан и брат его, Симон, воспользовались этим временем, чтобы укрепиться в стране. Вместе с тем, они успешно справились с заговорщиками, посягавшими на жизнь их. — С другой стороны, призадумался и Вакхид, зная о соглашении Иудеев с Римлянами, и заблагорассудил принял мирные предложения, сделанные ему Ионафаном. “И унялся меч в Израиле, и поселился Ионафан в Махмасе; и начал судить народ и истребил нечестивых из среды Израиля”.

В это время царь Сирийский, Димитрий, которому угрожало быть свергнутым с престола выступившим против него Александром, сыном Антиоха Бпифана, бывшим под покровительством Римлян, счел нужным заключить мир с Ионафаном (прежде нежели тот успеет заключить соглашение с соперником его, Александром против него)… И вот, он дал власть Ионафану “набирать войско и приготовлять оружие, чтоб быть союзником его, и велел отдать ему заложников, которые находились в крепости”. Ионафан переселился тогда в Иерусалим и стал строить и возобновлять город. Приказал также строить стены вокруг горы Сиона для твердости из четырехугольных камней. “Тогда иноплеменные, бывшие в крепостях, построенных Вакхидом, бежали” и ушли в свою землю.

Услышав об обещаниях, какие Димитрий послал Ионафану и о храбрых подвигах, совершенных Ионафаном и братьями его, Александр сказал: “найдем ли мы еще такого мужа, как этот? Сделаем же его нашим другом и союзником”. И сделал ему письменно предложение быть в союзе с ним, и поставил Ионафана первосвященником народа своего (послал ему порфиру и золотой венец), и заключил письмо словами: “ты будешь именоваться другом царя, и будешь держать нашу сторону и хранить дружбу с нами”.

“И облекся Ионафан в священную одежду в 7-м месяце 160-го года в праздник кущей, и собрал войско и заготовил множество оружий”.

Напрасно тогда Димитрий стал предлагать Ионафану и народу дары и многочисленные уступки и льготы… Они ему “не поверили и не приняли их, ибо вспомнили о тех великих бедствиях, которые нанес Димитрий Израильтянам, и предпочли союз с Александром и помогали ему в войнах во все дни”. Война же немедленно возникла между Александром и Димитрием и кончилась победою Александра: войско Димитрия обратилось в бегство и сам Димитрий пал.

После того Александр отправил послов к царю Египетскому, Птоломею, с объявлением о своем воцарении, с предложением дружбы между ними, с просьбою “дать ему в жены дочь его” и с обещанием даров, достойных его…

Благоприятно отозвался Птолемей Александру, “выдал за него Клеопатру дочь свою, устроив брак ее в Птолемаиде, как прилично царям, с великою пышностию”. На свадьбе этой присутствовал и Ионафан и был окружен большим почетом.

Верный в своих обязательствах перед Александром, Ионафан выступил в защиту его против пришедшего из Крита в землю отцов своих Димитрия, сына павшего в бою Димитрия. С десятью тысячами войска Ионафан расположился станом при Иоппии, овладел этим городом; “оттуда отправился в Аскалон, жители которого вышли к нему навстречу с великою почестию, и возвратился в Иерусалим, имея при себе много добычи”. — Узнав об этом, царь Александр “вновь почтил Ионафана, и послал ему золотую пряжку, какая по обычаю давалась царским родственникам, и подарил ему Аккарон и всю область его в наследственное владение”.

Между тем, царь Египетский, Птоломей, задумал овладеть царством зятя своего Александра. Собрав многочисленное войско и множество кораблей, он пришел в Сирию, хотя и с мирными речами, но с намерениями далеко не мирными. Ионафан вышел царю навстречу в Иоппии с почетом, и приветствовали они друг друга. После того Птоломей овладел городами на морском берегу до Селевкии приморской и составлял злые умыслы против Александра, наконец стал открыто действовать против него, “и, отняв у него дочь свою, отдал ее Димитрию, и стал чужим для Александра, и обнаружилась вражда их.

И убежал Александр в Аравию, чтоб укрыться там (от восставшего на него с крепкою силою тестя), но здесь Завдиил, Аравитянин, снял голову с Александра и послал ее Птоломею; царь же Птоломей возвысился”, но вскоре умер, и Димитрий воцарился в Сирии.

Димитрий, по примеру предшественников своих, возвысил Ионафана пред всеми друзьями своими, “утвердил за ним первосвященство и другие почетные отличия, какия он имел прежде”. Он рассчитывал на поддержку со стороны доблестнаго Ионафана и, расположив его в свою пользу, действительно, “увидел царь Димитрий, что преклонилась земля пред ним, и ничто не противилось ему, и отпустил все войска свои, каждого в свое место, кроме войск чужеземных, которые он нанял с островов чужих народов, за что все войска отцов его ненавидели его”.

Но, войдя в мирные отношения с Димитрием, Ионафан просил его, “чтобы он вывел оставленных им в Иерусалимской крепости и укреплениях, ибо они нападали на Израиля”. Димитрий обещал ему исполнить его просьбу, но, воспользовавшись его поддержкою против возмутившихся жителей Антиохии, он оказался неблагодарным, “он солгал во всем, что обещал, и изменил Ионафану, и не воздал за сделанное ему добро, и сильно оскорбил его”.

В это время “Трифон, один из прежних приверженцев Александра, видя, что все войска ропщут на Димитрия, отправился к Емалкую Аравитянину, который воспитывал Антиоха, малолетняго сына Александрова, и настаивал, чтобы он выдал его ему, дабы сделать его царем вместо его, и пробыл там много дней. После того возвратился Трифон и с ним Антиох, еще очень юный: он воцарился и возложил на себя венец. И собрались к нему все войска, которые распустил Димитрий, и начали воевать с ним, и он обратился в бегство и был поражен. И взял Трифон слонов, и овладел Антиохией”.

Тогда Ионафан, освобожденный от обязательств в отношении к обманувшему его Димитрию и, отозвавшись на приветственное письмо к нему от юного Антиоха, перешел на его сторону и выступил в поход против Димитрия, окончившийся “поражением до трех тысяч иноплеменников, после чего Ионафан возвратился в Иерусалим”. “Видя, что время благоприятствует ему, он избрал мужей и послал в Рим установить и возобновить дружбу с Римлянами”.

“В то же время Трифон домогался сделаться царем Азии, и возложить на себя венец и поднять руку на царя Антиоха”. Но опасаясь, чтобы Ионафан не воспрепятствовал ему в этом, он залучил его в Птолемаиду, обманом убедивши его распустить почти все бывшее при нем войско. “Но как скоро вошел Ионафан в Птолемаиду, Птолемаидяне заперли ворота, и схватили его, и всех вошедших с ним убили мечом”.

Услышав о бедствии, постигшем его брата, Симон прибыл в Иерусалим, собрал народ и предложил встать во главе войска, чтобы, подобно братьям своим, пожертвовать жизнью своею ради спасения отечества.

“И воспламенился дух народа, как только услышал он такие слова; и отвечали громким голосом, и сказали: Ты наш вождь на место Иуды и Ионафана, веди нашу войну, и что ты ни скажешь нам, мы все сделаем”…

Когда Трифон вступал в землю Иудейскую с большим войском, то с ним был и Ионафан под стражею; но увидев значительное и против себя их ополчение, он предложил Иудеям освободить Ионафана на том условии, чтобы они ему выдали сто талантов серебра и двух сыновей Ионафана в заложники…

Послал ему Симон детей и сто талантов; “но Трифон обманул его и не отпустил Ионафана”. Когда же двинулся дальше, разоряя страну, то, приблизившись к Васкаме, “умертвил Ионафана, и он погребен там”. И возвратился Трифон, и ушел в землю свою.

“Тогда Симон послал и взял кости Ионафана и похоронил их в Модине, городе отцов своих. И оплакивал его весь Израиль горьким плачем, и сокрушались о нем многие дни”.

“Трифон же с коварством отправился в путь с юным Антиохом, и убил его, и воцарился вместо него, и возложил на себя венец Азии, и произвел великое поражение на земле”.

Симон между тем строил крепости в Иудее и складывал в них съестные запасы, приготовляясь к войне. Нашел он также уместным обратиться к Димитрию с просьбою “сделать облегчение стране, ибо все деяния Трифона были грабительские”… Димитрий отозвался ему вполне сочувственным письмом, готовностию заключить с Иудеями полный мир и согласием на его просьбы облегчения народа Иудейского. С этих пор, Симон, признанный первосвященником и вождем народа, пользовался независимостью: “снято (было) иго язычников с Израиля”, “и народ Израильский в переписке и договорах начал писать: первого года при Симоне, великом первосвященнике, вожде и правителе Иудеев”.

89
{"b":"31043","o":1}