ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К Ангелу Филадельфийской Церкви относятся только похвалы и ободрения: “Поелику ты сохранил слово терпения Моего: то и Я сохраню тебя от годины искушений, которая придет на всю вселенную, чтоб испытать живущих на земле. Держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего. Побеждающего сделаю столпом во храме Бога Моего, и он уже не выйдет вон; и напишу на нем имя Бога Моего и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего, и имя Мое новое”. (Апок. III, 10—12).

Лаодикийская Церковь находилась в состоянии, требовавшем сильного исправления: “Знаю твои дела, — обращается к Ангелу Ее Говорящий в Откровении, — ты не холоден, ни горяч; о если б ты был холоден, или горяч! Но поелику ты тепл, а не горяч и не холоден: то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: я богат, разбогател, и ни в чем не имею нужды; а не знаешь, что ты несчастен и жалок, и нищ, и слеп, и наг. — Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтоб тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться, и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть”.

“Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак, будь ревностен и покайся. Се, стою у двери и стучу. Если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною. Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцом Моим на престоле Его”. (Апок. III, 15—21).

И далее, как бы отходя от настоящих дней и, под наитием божественного вдохновения, св. ап. Иоанн устремляется в глубину отдаленных времен и созерцает дальнейшие судьбы Церкви, нераздельные с торжеством чад Ее в царстве их небесного Отца…

“После сего я взглянул, — продолжает повествовать о величественном зрелище, представившемся его орлиному взору, ап. Иоанн, — и вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал, как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: войди сюда, я покажу тебе, чему надлежит быть после сего.

И тотчас я был в духе: и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий, и радуга вокруг престола, видом подобная Смарагду.

И вокруг престола — двадцать четыре престола; а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды и имели на главах своих золотые венцы.

И от престола исходили молнии, и громы и гласы, и семь светильников огненных горели пред престолом, которые суть семь духов Божиих.

И пред престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и впереди престола и вокруг престола четыре животных, наполненных очей спереди и сзади.

И первое животное подобно льву, и второе животное подобное тельцу, и третье животное имело лицо, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему.[68]

И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: Свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет.

И когда животные воздают славу, и честь и благодарение Сидящему на престоле, живущему во веки веков, тогда двадцать четыре старца падают пред Сидящим на престоле и поклоняются Ему, и полагают венцы свои пред престолом, говоря: Достоин Ты, Господь, приять славу, и честь и силу: ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено!

И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, писанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями. И видел я Ангела сильного, провозглашающего громким голосом: кто достоин раскрыть эту книгу и снять печати ее?

И никто не мог, ни на небе, ни на земле, ни под землею раскрыть эту книгу, ни посмотреть в нее.

И я много плакал, что не нашлось никого достойного раскрыть и читать эту книгу и даже посмотреть в нее. И один из старцев сказал мне: не плачь; вот, лев, от колена Иудина, корень Давидов, победил и может раскрыть эту книгу и снять семь печатей ее.

И я взглянул, и вот, посреди престола и четырех животных, и посреди старцев стоял агнец, как бы закланный, имеющий семь рогов и семь очей[69], которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю. И Он пришел и взял книгу из десницы Сидящего на престоле. И когда Он взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши полные фимиама, которые суть молитвы святых. И поют новую песнь, говоря: достоин Ты взять книгу и снять с нее печати, ибо Ты был заклан и кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена, языка, народа и племени; и сделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать на земле.

И я видел и слышал голос многих Ангелов вокруг престола, и животных и старцев; и число их было тмы тем и тысячи тысяч, которые говорили громким голосом: Достоин Агнец закланный принять силу, и богатство и премудрость, и крепость, и честь, и славу, и благословение. И всякое создание, находящееся на небе и на земле, и под землею, и на море, и все, что в них, слышал я, говорило: Сидящему на престоле и Агнцу благословение, и честь, м слава и держава, во веки веков. И четыре животных говорили: аминь. И двадцать четыре старца пали и поклонились Живущему во веки веков”.

“И я видел, что Агнец снял первую из семи печатей, и я услышал одно из четырех животных, говорящее как бы громовым голосом: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь белый и на нем всадник, имеющий лук, и дан ему был венец; и вышел он, как победоносный, и чтобы победить”.

Пребывай же без страха, гонимая Церковь Христова: это Христос, Победитель мира, и царств, враждебных к тебе, и всяких злых сил! Он разрушит замыслы врагов твоих!

“Когда же он снял вторую печать, я слышал второе животное говорящее: иди и смотри. И вышел другой конь, рыжий: и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч…

И когда Он снял третью печать, я слышал третье животное говорящее: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей.

И слышал я голос посреди четырех животных, говорящий: хиникс[70] пшеницы за динарий и три хиникса ячменя за динарий; елея же и вина не повреждай.[71]

И когда Он снял четвертую печать, я слышал голос четвертого животного, говорящий: иди и смотри. И я взглянул, и вот, конь бледный и на нем всадник, которому имя смерть; и ад следовал за ним, и дана ему власть над четвертою частью земли — умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными”.

Что означают эти вестники бедствий? Не возмездие ли за кровь мучеников возвещают они?

И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели. И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святый и истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?

И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтоб они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья, которые будут убиты, как и они, дополнят число”.

“И когда Он снял шестую печать, я взглянул и увидел великое землетрясение, и солнце стало мрачно, как власяница, и луна сделалась, как кровь.

И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая ветром, роняет незрелые смоквы свои. И небо скрылось, свившись, как свиток; и всякая гора и остров сдвинулись с мест своих. И цари земные и вельможи, и богатые, и тысяченачальники, и сильные, и всякий раб, и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелия гор; и говорят горам и камням: падайте на нас и скройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца. Ибо пришел великий день гнева Его; и кто может устоять?”

Снятию седьмой печати из книги Судеб предшествуют еще два видения. Первое представляется Иоанну на земле, на которую сошел Ангел “имеющий печать Бога Живого” и воскликнул, обращаясь к четырем Ангелам, стоявшим на четырех углах земли, и которым “было дано вредить земле и морю: “Не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам, доколе не положим печати на челах рабов Бога нашего”.

вернуться

68

Эти животные, похожие на четырех Серафимов прор. Иезекийля, и глазами, крыльями и четырьмя лицами предполагаются изображением четырех Евангелистов.

вернуться

69

т. е. Всемогущество и Всевидение; это — Воплотившееся Слово, лев от колена Иудина и, вместе с тем, Агнец вземляй на Себя грехи мира.

вернуться

70

Хиникс, это — мера, не превышающая части хлеба, едва достаточной для дневного пропитания человека, зарабатывающего не более одного динара (5 коп. в день) — цены этой меры, стало быть, подвергнутого голоду. В этом видении изображается — после войны — голод, как другое бедствие из предсказанных Христом.

вернуться

71

Так как они не могут заменить насыщающего хлеба.

49
{"b":"31044","o":1}