ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это лучшее, что я смог найти, ваша милость, — произнес внезапно появившийся с куском проволоки в руках торговец. — Прошу прощения, здесь не так уж много…

— Вполне достаточно, — ответил Спархок, проверяя проволоку на прочность. — Действительно хороша. Оставайся здесь, Фарэн, — сказал он уже своему жеребцу и заспешил через площадь, следуя на некотором расстоянии позади Крегера. Если бы этого близорукого нашли в какой-нибудь грязной подворотне мертвым, с телом, вывернутым колесом из-за проволоки, обвивающей его шею и лодыжки, притягивая их друг к другу, это наверняка взволновало и озадачило, а может быть и напугало бы Мартэла — по крайней мере это заставило бы его начать действовать, тем самым обнаружив себя. А о встрече с Мартэлом Спархок мечтал уже долгие годы. Украдкой следуя за Крегером, Спархок, спрятав руки в складках плаща, свивал из проволоки удавку. Все чувства его обострились, он слышал шипенье и треск факелов по сторонам площади, видел темно-красные блики их отражений на мокрой мостовой. В этот момент он чувствовал себя прекрасно, возможно лучше, чем когда-либо за последние десять лет.

— Сэр рыцарь! Сэр Спархок! Это вы?

Спархок вздрогнул и обернулся. У человека, который его окликнул, были длинные светлые старательно уложенные волосы и нарумяненные щеки. На нем был шафрановый камзол, бледно-лиловые лосины, травянисто-зеленый плащ. Костюм довершали изрядно промокшие коричневые остроконечные башмаки. Маленький, вряд ли когда-либо используемый меч и широкополая шляпа с намокшим пером выдавали в нем придворного, которые кишели во дворце как паразиты.

— Что привело вас назад в Симмур? — осведомился щеголь. Его высокий почти женский голос, слегка подрагивал. — Вы же, вроде бы, были высланы из города?

Спархок метнул быстрый взгляд на уходящего от преследования Крегера. Тот был уже почти в самом начале улицы, выходившей с площади, и через какое-то мгновенье он мог уже скрыться из виду. Один хороший удар — и Спархок избавился бы от докучливости непрошенного собеседника, и тогда Крегера еще можно бы было настигнуть. Но Спархока постигло жестокое разочарование — на площадь входил отряд стражников. Теперь он лишился возможности отвязаться от этого разряженного попугая, не привлекши к себе внимания, и он оградил его столь гневным взглядом, что придворный несколько отступил назад, нервно поглядывая на солдат, проверявших запоры на дверях домов, выходящих на площадь.

— Я настаиваю, чтобы вы сообщили мне о цели вашего возвращения, сэр! — сказал он, пытаясь придать голосу твердость.

— Настаиваете? Вы? — презрительно осведомился Спархок.

Щеголь поглядел на солдат, и, решив, что превосходство на его стороне, самоуверенно выпрямился.

— Да. Я требую, чтобы вы, сэр Спархок, раскрыли свои намерения, или вы будете взяты под стражу, — с этими словами расхрабрившийся придворный вцепился в плащ Спархока.

— Уберите руки, — крикнул Спархок, слегка ударив его по запястью.

— Вы ударили меня! — взвизгнул придворный, хватаясь за руку.

Спархок резко схватил его за плечо и притянул к себе.

— Если ты еще раз прикоснешься ко мне, я выпущу тебе кишки.

— Я позову стражу…

— И долго ты собираешься прожить после этого?

— Не смей угрожать мне, у меня найдутся могущественные друзья, чтобы заставить тебя поутихнуть!

— Но они далеко, неправда ли? А я здесь, рядом.

Спархок с отвращением оттолкнул от себя эту разряженную куклу и зашагал прочь через площадь.

— Теперь, когда в Элении существуют законы, вам, пандионцам, уже не будет все так легко сходить с рук! — голосил ему вслед придворный. — Я направляюсь прямо к барону Гарпарину. Я скажу ему, что ты незаконно вернулся в Симмур, что ты бил меня и угрожал мне!

— Будьте так любезны, — не оборачиваясь ответил Спархок.

Раздражение и разочарование заставляли Спархока крепко сжимать зубы, чтобы как-то держать себя в руках. Однако внезапно ему в голову пришла мысль; она была незначительная, даже какая-то мальчишеская, но тем не менее показалась ему вполне подходящей. Он остановился и, подняв руки, зашептал что-то на языке стириков, а пальцы его тем временем плели в воздухе запутанные узоры. Он слегка замешкался, подбирая правильное стирикское обозначение для слова «нарыв», и наконец разрешив эту несложную проблему, выпустил соткавшееся заклинание.

Вернувшись к зеленой палатке торговца, Спархок бросил ему пару монет и, вскочив на коня, продолжил свой путь через туманную завесу дождя по темным пустым улицам, тишина которых нарушалась лишь шипением факелов. Спархок дрогнул в седле, внезапно почувствовав в спине легкое покалывание. Ощущение было слабым, но оно означало, что за Спархоком кто-то следит и этот некто настроен к нему явно недружелюбно. Спархок снова пошевелился, имитируя движения неудобно сидящего в седле человека, его правая рука легла на эфес меча. Осторожно осмотревшись, он различил едва заметную в тумане фигуру человека в темно-сером плаще с капюшоном. Чалый беспокойно пряднул ушами.

— Я тоже вижу его, Фарэн.

Они свернули на ничем не освещенную улицу. Глаза Спархока быстро привыкли к темноте, но неизвестный уже исчез где-то во мраке, а с ним исчезло и чувство преследования. Улица уже не казалась опасной, и Фарэн пошел уверенной рысью.

Постоялый двор, куда направлялся Спархок, скромно прятался на самом конце улицы за плотным дубовым забором. Одинокий фонарь освещал вывеску, поскрипывающую на ночном ветру. Спархок откинулся в седле и постучал ногой в ворота условным стуком.

Через некоторое время ворота приоткрылись, и из щели показалось бледное лицо привратника, затененное черным капюшоном. Он глянул на Спархока и, слегка помедлив, распахнул ворота. Затем привратник откинул капюшон, под которым оказался стальной шлем, и поклонился.

— Мой господин, — почтительно приветствовал он Спархока.

— Сейчас слишком поздно для формальностей, сэр рыцарь, — ответствовал тот с легким поклоном.

— Этикет — душа аристократичности, — иронично заметил привратник. — Я стараюсь никогда не забывать об этом, сэр Спархок.

— Как пожелаете, — пожал плечами Спархок. — Вы не позаботитесь о моем коне?

— Безусловно. Да, здесь ваш человек — Кьюрик.

Спархок кивнул, отвязывая от седла две тяжелых переметных сумы.

— Позвольте мне, мой господин.

— В этом нет необходимости. А где находится Кьюрик?

— Первая дверь вверх по лестнице. Будете ли вы ужинать?

Спархок отрицательно покачал головой.

— Только горячая вода и теплая постель, — ответил он и повернулся к коню, который дремал, подогнув бабку задней ноги. — Просыпайся, Фарэн.

Фарэн открыл глаза и одарил его недружелюбным взглядом.

— Ступай за этим рыцарем и не пытайся кусать, лягать, толкать его. Да, кстати! И не наступай ему на ноги.

Чалый прижал уши и покорно вздохнул.

— Дайте ему несколько морковок, — засмеявшись, посоветовал Спархок привратнику.

— Как вы умудряетесь справляться с эдаким строптивцем, сэр Спархок?

— Мы под стать друг другу, — усмехнулся Спархок и вновь обратился к Фарэну. — Мы неплохо попутешествовали, друг. Спасибо, и спи спокойно.

Чалый бесцеремонно повернулся к нему задом.

— Будьте настороже, сэр рыцарь, — предупредил Спархок привратника, — кто-то следил за мной, пока я добирался сюда, и меня не оставляет чувство, что это было больше, чем обычное любопытство.

Лицо рыцаря помрачнело.

— Я приму это к сведению, мой господин.

— Хорошо.

Спархок повернулся и, пройдя через двор, подошел к лестнице, ведущей на верхние этажи гостиницы. Местоположение ее держалось в секрете, и лишь немногие в Симмуре знали о ней. По сути говоря, гостиница эта ничем не отличалась от других, если не считать того, что принадлежала она Ордену Рыцарей Пандиона и предназначалась для тех пандионцев, что по той или иной причине не могли пользоваться гостеприимством официальной резиденции Ордена в Симмуре, расположенной сразу же за восточными воротами города. Поднявшись наверх по лестнице, Спархок тихонько постучал в первую дверь. Через мгновенье дверь отворили. За ней стоял дородный мужчина с волосами цвета стали и всклокоченной короткой бородкой. Башмаки, штаны и длинный жилет его были сделаны из черной кожи. С пояса его свисал тяжелый кинжал, а на запястьях поблескивали стальные нарукавники, оставляя обнаженными мускулистые руки и плечи. Он был далеко не красавец, а взгляд его был тяжел как камень.

3
{"b":"31049","o":1}