ЛитМир - Электронная Библиотека

Король Дрегос встал и сошел с возвышения, на котором стояло его кресло.

— Я был несправедлив к вам, мой Лорд Вэнион, — сказал он слабым голосом. — Ваши побуждения были самыми лучшими, а я огульно обвинил вас. Сможете ли вы простить меня?

— Мне нечего прощать вам, Ваше Величество, — ответил Вэнион. — При таких обстоятельствах я поступил бы точно так же.

Король Арсиума взял руку Магистра и крепко пожал ее.

— Скажите мне, сэр Спархок, — продолжал меж тем король Облер, — не узнали ли вы случайно заговорщиков?

— Я не мог видеть их лиц, Ваше Величество.

— Какой позор, — вздохнул старый король. — Может выяснится, что заговор имел далеко идущие цели. Двое лжесвидетелей, которых мы видели, похоже, также являются частью заговора, и в определенный момент по чьему-то сигналу должны были выступить со своей, очевидно, хорошо подготовленной ложью.

— Та же самая мысль пришла и мне в голову, Ваше Величество, — согласился Спархок.

— Но кто стоял за всем этим заговором? И против кого он был в действительности направлен? Возможно, против графа Редана… Или короля Дрегоса?

— Это вряд ли разъяснится, пока мы не убедим так называемых свидетелей назвать нам имена людей, по чьему поручению они лжесвидетельствовали.

— Прекрасная мысль, сэр Спархок, — сказал Облер и строго посмотрел на первосвященника. — Энниас, на вас лежит ответственность за то, чтобы мы могли допросить купца Тессеру и крепостного Вэрла. Мы все будем глубоко огорчены, если с ними случится непоправимое.

— Я прикажу, чтобы их тщательно охраняли, Ваше Величество, — натянуто пообещал Энниас. Позвав жестом одного из стражников, он тихо дал ему указания, после чего тот, слегка побледнев, поспешил прочь из зала.

— Сэр Спархок, — неожиданно взвизгнул Личеас, — вам было приказано отправиться в Димос и не покидать его до дальнейших распоряжений. Почему же так случилось, что вы…

— Утихомирься, Личеас, — зашипел на него первосвященник.

Краска медленно начала заливать прыщеватое лицо Принца-Регента.

— Вам следовало бы принести извинения Лорду Вэниону, — многозначительно сказал Долмант.

Энниас побледнел и неохотно повернулся к Магистру.

— Пожалуйста, примите мои извинения, Лорд Вэнион, — придушенно произнес он. — Я был введен в заблуждение лжецами.

— Конечно, мой дорогой первосвященник, — любезно ответил Магистр. — Все мы время от времени ошибаемся.

— Я надеюсь, мы более или менее покончили с этим делом, — сказал Долмант, глядя на Энниаса, прилагавшего все силы, чтобы держать себя в руках. — Не бойтесь, Энниас, — сказал патриарх Димоса, — когда я буду делать доклад Курии в Чиреллосе, я постараюсь, чтоб вы не выглядели уж окончательным идиотом.

Энниас закусил губу.

— Скажите нам, сэр Спархок, — спросил король Облер, — вы не узнали никого из нападавших на замок графа?

— Человека, возглавлявшего отряд, звали Адус, Ваше Величество, — ответил Спархок. — Это слабоумный дикарь, который является подручным бывшего пандионца, отступника Мартэла. Часть людей были простыми наемниками, а другие — из Рендора.

— Рендорцы? — прищурившись переспросил Дрегос. — У нас были некоторые трения с Рендором, но этот заговор кажется мне слишком изощренным для рендорского ума.

— Мы можем проводить целые часы в бесполезных рассуждениях, — сказал Воргун, держа свой кубок в вытянутой руке, чтобы слуга мог налить туда вина. — Но какой в этом смысл? Ведь полчаса-час под пыткой заставят этих двоих, что сейчас в темнице внизу, рассказать все, что они знают об устроителях этого заговора.

— Церковь не одобряет подобных методов, Ваше Величество, — заметил Долмант.

Воргун насмешливо фыркнул.

— Темницы под Базиликой в Чиреллосе славятся изощреннейшими пытками в мире.

— Все это уже в прошлом.

— Возможно, — проворчал Воргун, — но это дело светского характера. И поэтому мы не стеснены деликатностью, свойственной клирикам. Я, например, не склонен дожидаться, пока вы уговорите этих двоих рассказать вам все добровольно.

Личеас, все еще переживающий обиду на Энниаса, выпрямился в своем кресле.

— Мы рады, что это дело завершилось к общему удовлетворению, — провозгласил он. — Мы рады также, что доклад о смерти графа Редана оказался безосновательным. Я также считаю, что расследование этого чудовищного заговора следует считать законченным, до тех пор, пока допрос свидетелей не прольет свет на личности его организаторов. — Личеас повернулся к королям Талесии, Дэйры и Арсиума. — Мы слишком ограничены во времени, Ваши Величества. Все мы не можем забывать о своих королевствах и своих обязанностях по управлению ими. Полагаю, мы можем с благодарностью отпустить Лорда Вэниона, а сами вернуться к своим государственной важности делам.

Трое королей склонили головы в знак согласия.

— Вы и ваши друзья можете покинуть нас, Лорд Вэнион, — важно сказал Личеас.

— Спасибо, Ваше Высочество, — поклонился Вэнион. — Мы все были счастливы служить вам. — Он повернулся и направился к выходу из Зала.

— Подождите, Лорд Вэнион, — сказал Дареллон, Магистр Ордена Альсиона, шагнув вперед. — Поскольку переговоры теперь перейдут в область дел государственных, то, как мне кажется, я, Лорд Комьер и Лорд Абриэль тоже можем покинуть Зал Совета. Мы не слишком искушены в искусстве управления государством и вряд ли сможем внести какой-нибудь вклад в ваши рассуждения, Ваши Величества. Дело же, на которое пролился свет сегодня утром, требует отдельного Совета между Магистрами Воинствующих Орденов, так как и в будущем, боюсь, мы можем ожидать повторения подобных попыток.

— Хорошо сказано, — поддержал Дареллона Комьер.

— Превосходная мысль, Дареллон, — согласился Облер. — Не будем застигнуты врасплох еще раз. И все же известите меня потом о результатах ваших переговоров.

— Вы можете полностью положиться на меня, Ваше Величество.

Магистры трех Орденов присоединились к Вэниону и все вместе вышли из Зала Совета. Как только они оказались в коридоре, Комьер, Магистр Ордена Генидиана, открыто усмехнулся.

— Очень чисто сработано, Вэнион.

— Я рад, что тебе понравилось, — усмехнулся в ответ Вэнион.

— Мне кажется, что моя голова с утра распухла и была набита соломой вместо мозгов, — признался Комьер. — Поверите ли, я почти принял на веру всю эту чушь.

— Это была не ваша вина, Лорд Комьер, — сказала Сефрения.

Генидианский Магистр вопросительно взглянул на нее.

— Дайте мне еще немного подумать над этим, — сказала Сефрения.

Талесиец посмотрел на Вэниона.

— Энниас? — с проницательным блеском в глазах спросил он. — Я так понял, это был его план.

— Да, — кивнул Вэнион. — Орден Пандиона мешает ему прибрать к рукам власть над Эленией. Он хотел убрать нас со своей дороги таким образом.

— Эленийские политики всегда были мастерами изощренной интриги. Мы, в Талесии, люди более прямые. Как велико могущество первосвященника Симмура?

Вэнион пожал плечами.

— Он держит в руках весь Королевский Совет, и, хочешь-не-хочешь, является фактическим правителем страны.

— Он хочет получить трон для себя?

— Вряд ли. Он предпочитает управлять всем, оставаясь за кулисами. Энниас хочет получить трон для Личеаса.

— Личеас ведь бастард?

Вэнион утвердительно кивнул.

— Но как бастард может быть королем? Никто ведь даже не знает, кто его отец.

— Энниас, похоже, считает, что может обойти этот вопрос. Ведь было уже дело однажды, когда Энниас почти убедил короля Алдреаса в том, что не будет ничего предосудительного, если он женится на собственной сестре. Его остановило только вмешательство отца Спархока.

— Беда, — протянул Комьер.

— Я слышал, что Энниас метит на место Архипрелата? — обратился Магистр Ордена Сириник Абриэль к патриарху Долманту.

— До меня доходили подобные слухи, — мягко отозвался патриарх.

— Сегодняшний случай может быть будет препятствием для него. Курия вряд ли с одобрением отнесется к человеку, публично поставившему себя в такое идиотское положение.

35
{"b":"31049","o":1}