ЛитМир - Электронная Библиотека

— А мне все же кажется, что такое предположение не следует так уж сразу отметать.

— Мои Лорды, — тихо сказала Сефрения. — Вспомните, что случилось сегодня утром. — Не были ли вы введены в заблуждение весьма призрачными обвинениями первосвященника Энниаса? Они были грубыми, необоснованными, даже детскими. Вы, эленийцы, тонкие, мудрые люди. Если бы ваши умы не были затуманены, вы просто посмеялись бы над неуклюжими попытками Энниаса оболгать пандионцев. Но вы этого не сделали, как и ваши короли.

— Так к чему же ты клонишь, Сефрения? — спросил Вэнион.

— Я могу высказать, как мне кажется, некоторые соображения, связанные с мыслью, высказанной Лордом Дареллоном. Вы, наверное, заметили, что сегодня утром Энниас, обычно изворотливый, как змея, лгал грубо и прямолинейно. Мы, стирики — люди простые, и нашим колдунам не нужно особого труда, чтобы убедить нас в чем-то. Вы, эленийцы, гораздо более скептики, вас не так легко ввести в заблуждение, конечно, если кто-то не будет втайне давить на вас.

Долмант наклонился вперед, пытливо глядя на Сефрению.

— Но Энниас — тоже элениец, с мышлением, взращенным в теологических диспутах. Почему же он был так груб и прямолинеен?

— Тем не менее это говорил Энниас, Долмант. Но сделал он это так, как сделал бы колдун-стирик: изложил все в простых, даже примитивных выражениях, полностью полагаясь на свою магию, заставляющую принимать все на веру.

— Так сегодня утром кто-то использовал подобную магию в Зале Совета? — спросил Дареллон.

— Да.

— По-моему, мы забрались слишком далеко в своих рассуждениях, — сказал Комьер. — Сейчас наша главная задача — это снарядить сэра Спархока в путь, в Боррату. Чем быстрее мы разыщем лекарство для королевы Эланы, тем быстрее сможем устранить угрозу, исходящую от Энниаса. Пока мы не отрежем ему доступ к казне Элении, он будет и дальше творить, что ему вздумается.

— Тебе пора собираться в дорогу, Спархок, — сказал Вэнион. — А я пока опишу симптомы болезни королевы.

— Не стоит, Вэнион, — прервала его Сефрения. — Я знаю все гораздо глубже, чем ты.

— Но ты же не можешь писать, Сефрения, — напомнил Магистр.

— А мне это не потребуется, Вэнион, — мелодично ответила женщина. — Я сама обо всем расскажу врачам в Боррате.

— Ты едешь вместе со Спархоком? — удивленно посмотрел на нее Вэнион.

— Конечно. Ему потребуется моя помощь, когда он доберется до Каммории.

— Я тоже еду с вами, — заявил Келтэн. — Если Спархок встретится с Мартэлом в Каммории, я хочу быть там, чтобы полюбоваться на эту встречу, — он усмехнулся своему другу и предложил: — Я, так и быть, оставлю тебе Мартэла, если ты мне отдашь Адуса.

— Весьма любезно с твоей стороны.

— Вы по пути в Боррату будете проезжать через Чиреллос. Пожалуй, и я поеду с вами, — сказал Долмант.

— Для нас это будет большая честь, Ваша Светлость, — поклонился Спархок и посмотрел на графа Редана. — Может быть, и вы захотите присоединиться к нам, мой Лорд?

— Нет. Спасибо вам за все, сэр Спархок. Я возвращаюсь в Арсиум с племянником и Лордом Абриэлем.

— Я не хочу задерживать тебя, Спархок, — нахмурившись произнес Комьер, — но Дареллон прав. Энниас мог предположить, каков будет наш следующий шаг. В Эозии не так уж много таких университетов, как Борратский. Вполне возможно, что Мартэл уже в Каммории и получил приказ от Энниаса любым путем помешать тебе добраться до Борраты. Я думаю, будет лучше, если ты дождешься в Чиреллосе, пока к тебе присоединятся рыцари наших Орденов.

— Хорошая мысль, — сказал Вэнион. — Пусть остальные присоединятся к нему в Замке Ордена Пандиона в Чиреллосе.

— Ну что ж, тогда пора, — сказал Спархок. Он взглянул на Сефрению и спросил: — Ты оставишь Флейту здесь?

— Нет, она будет со мной.

— Мы отправляемся в опасное путешествие, — предупредил Спархок.

— Я смогу ее защитить, если, конечно, ей потребуется моя защита. Кроме того, это решение проистекает не от меня.

— Я вижу, тебе нравится разговаривать с Сефренией, — сказал Келтэн Спархоку. — Все-таки какая-никакая работа для мозгов, когда пытаешься разгадать, что она говорит.

Спархок пропустил это мимо ушей.

Позднее, когда Спархок и его спутники во дворе Замка собирались уже взобраться на коней, к ним подошел послушник Берит.

— Там у ворот какой-то хромой нищий мальчик, мой Лорд, — обратился он к Спархоку. — Он говорит, что у него есть что-то срочное для вас.

— Пропусти его сюда, — сказал Спархок.

Берит ошарашенно посмотрел на него.

— Я знаю этого мальчика, — объяснил Спархок. — Это мой помощник.

— Как пожелает мой господин.

— Кстати, Берит…

— Да, мой господин?

— Не подходи слишком близко к этому мальчишке. У него странные наклонности, и он может обчистить твои карманы, не успеешь ты и глазом моргнуть.

— Я буду иметь это в виду, мой господин.

Через несколько минут во дворе появился Телэн в сопровождении Берита.

— У меня назрели большие трудности, Спархок, — с ходу заявил он.

— О?

— Кто-то из людей первосвященника обнаружил, что я помогаю тебе. И теперь они ищут меня по всему Симмуру.

— Я говорил тебе, что ты когда-нибудь допрыгаешься, — прорычал на него Кьюрик. Оруженосец повернулся к Спархоку и спросил: — Что мы теперь будем делать? Я не хочу, чтобы он гнил в какой-нибудь темнице.

Спархок озадаченно потер подбородок.

— Я думаю, мы могли бы взять его с собой. По крайней мере до Димоса, — он ухмыльнулся и добавил: — Там мы можем оставить его с Эсладой и мальчиками.

— Ты что, псих что ли, Спархок?!

— Я почему-то думал, что тебя приведет в восхищение мое предложение, Кьюрик.

— Это самое нелепое предложение из всех, что я слышал в своей жизни.

— Неужели ты не хочешь познакомить его с братьями?

Спархок посмотрел на мальчика.

— Много ты стянул у Берита? — грозно спросил он.

— Не слишком.

— Отдай все назад.

— Ты заставляешь меня разочаровываться, Спархок.

— Жизнь полна разочарований, мой мальчик. А теперь отдай все назад.

11

Вскоре после полудня Спархок и его спутники проехали по подвесному мосту и выехали на дорогу в Димос. Небо почти расчистилось, и о непогоде напоминал только порывистый ветер. Дорога из Симмура в Димос была самой оживленной в Элении. То и дело грохотали по ней повозки и экипажи, шли на рынки в Симмур крестьяне с тяжелой поклажей на плечах. Спархок ехал впереди кавалькады и встречные путники расступались, давая ему дорогу. Фарэн снова приобрел свой надменный вид и шел ровной неутомимой рысью.

— У тебя норовистый конь, Спархок, — заметил Долмант, кутаясь в тяжелый черный плащ.

— Он просто пускает пыль в глаза, — сказал Спархок. — Фарэн считает, что так он оказывает глубочайшее впечатление на окружающих.

— Он просто убивает время, дожидаясь, пока ему подвернется случай укусить кого-нибудь, — рассмеялся Келтэн.

— Неужели он так злобен? — простодушно удивился патриарх.

— Такова натура любой хорошей боевой лошади, Ваша Светлость, — объяснил Спархок. — А у Фарэна все это пошло еще дальше.

— А он когда-нибудь кусал тебя?

— Однажды. Но я тогда объяснил ему, что мне бы не хотелось, чтобы впредь он повторял это.

— Объяснил?

— Да, правда не без помощи крепкой палки. Но зато он схватил мою мысль на лету.

— Вряд ли мы сможем сегодня далеко уехать, Спархок, — крикнул Кьюрик из арьергарда их процессии, где он ехал, ведя в поводу двух вьючных лошадей. — Мы слишком поздно выехали. Здесь неподалеку есть одна гостиница, может быть нам стоит остановиться там, как следует выспаться ночью и выехать завтра пораньше?

— Это дельное предложение, Спархок, — поддержал его Келтэн. — Что-то мне не хочется снова спать на голой земле.

— Уговорили, — согласился Спархок и взглянул на Телэна, ехавшего на усталого вида гнедой рядом с небольшой белой лошадкой Сефрении. Мальчик посматривал иногда назад полным тревоги взглядом. — Ты что-то подозрительно тих, Телэн, — сказал Спархок.

39
{"b":"31049","o":1}