ЛитМир - Электронная Библиотека

— Несомненно.

Спархок повернулся к Келтэну.

— Кто унаследовал владения и титул герцога Остэна? — спросил он.

— Его племянник. Полнейший, к стати, осел. Он так сильно потрясен своей герцогской короной, что спускает деньги гораздо быстрее чем они приходят к нему.

— Как ты думаешь, что он скажет, если узнает, что лишен наследства и все его владения и титул переходят к Личеасу?

— Я думаю, крику будет на всю Талесию.

Улыбка тронула губы Спархока.

— Я знаю одного честного судью в Ворденаисе, это дело будет как раз для него. Если герцог подаст в суд и заведет тяжбу по этому вопросу, предоставив бумагу, подтверждающее его положение, дело будет решено в его пользу?

— У суда просто не будет выбора, — ухмыльнулся Келтэн.

— А разве это не способ?

Слушая этот разговор Долмант заговорщически улыбался, но вдруг его лицо приняло благочестиво-серьезное выражение.

— Давайте-ка поторопимся в Димос, дорогие друзья, — предложил он. — Я чувствую себя обязанным как можно быстрее исповедовать некую грешницу.

— Я всегда думал, что воры — самые изворотливые люди в мире, — сказал Телэн. — Но по сравнению со знатью и священниками мы — просто недоучки-любители.

— Интересно, как Платим разрешил бы подобную ситуацию? — поинтересовался Келтэн, когда они вновь тронулись в путь.

— Он бы просто зарезал Личеаса, — пожал плечами Телэн. — Ведь мертвые бастарды не могут наследовать трон?

Келтэн рассмеялся.

— В этом есть очарование непосредственности, которое мне очень по душе.

— Но нельзя решать мировые проблемы посредством убийства, Келтэн, — неодобрительно проговорил Долмант.

— Почему, Ваша Светлость? Я не говорил об убийстве. Рыцари Храма являются солдатами Бога, и если Бог повелевает им убить кого-то, это акт веры, а не убийство. Ведь может быть такое, что Церковь по Божьей воле поручит мне и Спархоку расправиться с Личеасом, Энниасом и Оттом заодно?

— Ни в коем случае.

Келтэн вздохнул.

— Это было просто предположение.

— А кто такой Отт? — с любопытством спросил Телэн.

— Где ты вырос, мальчик? — спросил его Берит.

— На улице.

— Даже на улице ты должен был слышать об императоре Земоха.

— А где он, этот Земох?

— Если бы ты остался в школе, куда я тебя определил, ты бы знал это, — проворчал Кьюрик.

— Школа надоела мне, Кьюрик. Они там потратили целые месяцы, обучая меня письму. А после того, как я научился писать мое имя, мне, по-моему не нужно все остальное.

— Вот поэтому ты и не знаешь, где находится Земох и почему Отт может оказаться тем, от кого ты примешь смерть.

— Почему это кто-то, кого я даже не знаю, хочет убить меня?

— Потому что ты — элениец.

— Каждый человек — элениец, если он, конечно, не стирик.

— Этого мальчика еще учить и учить, — заметил Келтэн. — Кому-нибудь следовало заняться им.

— Если вы позволите, мои Лорды, — сказал Берит, тщательно подбирая слова, «Из-за присутствия патриарха» — подумал Спархок, — я мог бы заняться этим, ведь ваши умы сейчас заняты важнейшими государственными делами. Я знаю историю не больше, чем любой другой послушник, но, смею надеяться, что моих познаний достанет, чтобы преподать этому мальчишке простейшие и всем известные вещи.

— Люблю слушать, как говорит этот молодой человек, — сообщил Келтэн, — церемонность его речи заставляет меня замирать от восторга.

— Мальчишке? — возмущенно воскликнул Телэн.

Берит, не поведя бровью, внезапным толчком выбил Телэна из седла.

— Ваш первый урок, молодой человек, это обучение уважению к своему учителю. Запомните, вы никогда не должны подвергать сомнению его слова.

Телэн вскочил, отплевываясь от дорожной пыли. В его кулаке блеснул маленький кинжал. Берит склонился в седле и отвесил ему солидную оплеуху.

— Как тебе нравится подобный способ обучения? — спросил у Спархока Келтэн.

— Теперь садись на лошадь, — твердо сказал Берит. — И будь внимателен. Я буду время от времени проверять тебя. Для тебя будет лучше, если твои ответы будут верными.

— Ты что, собираешься позволить ему делать это? — в ужасе воззвал Телэн к своему отцу.

Кьюрик ухмыльнулся.

— Это несправедливо, — пожаловался Телэн, взбираясь в седло. Он вытер свой кровоточащий нос. — Ты видишь, что ты сделал? — обвинил он Берита.

— Сохраняй присутствие духа, — посоветовал ему Берит. — И не разговаривай без разрешения.

— Еще чего? — скептически отозвался Телэн.

Берит угрожающе поднял руку.

— Хорошо, хорошо, — торопливо согласился Телэн. — Начинай, я весь внимание.

— Меня всегда радует жажда познания у молодежи, — мягко сказал Долмант.

Так по дороге в Димос началось обучение Телэна. Сначала он был угрюм и погружен в себя, но через пару часов рассказ Берита начал захватывать его.

— Могу я спросить? — в конце концов спросил он.

— Конечно, — ответил Берит.

— Ты вот сказал, что тогда не было никаких королевств, а только герцогства, княжества и прочее.

Берит кивнул.

— Тогда как этот Абрих из Дэйры смог завоевать всю страну? Разве другие Лорды не сражались с ним?

— У Абриха в срединной Дэйре были железные копи и его войско было вооружено стальными доспехами, а у людей, которые сражались с ним, была только бронза, а то и только кремень.

— А, ну тогда совсем другое дело.

— Когда он стал властителем всей Дэйры, он обратил свой взор на юг, туда, где сейчас находится Эления. Ему потребовалось не так уж много времени, чтобы завоевать весь этот край. Затем Абрих двинулся в Арсиум, и там повторилось тоже самое. После этого его помыслы обратились на центральную Эозию: Камморию, Лэморканд и Пелозию.

— Он что, завоевал всю Эозию?

— Нет. Как раз в это время в Рендоре поднялась эшандистская ересь. И Церковь склонила Абриха заняться ее подавлением.

— Я слышал об эшандистах, — Сказал Телэн, — но никогда не понимал толком, во что они верят.

— Эшанд восставал против церковной иерархии.

— А что это такое?

— Курия состоит из первосвященников, патриархов и Архипрелата. Эшанд полагал, что простые священники должны сами решать все дела своей паствы, а Курия должна быть распущена.

— Теперь понятно, почему Церковь так невзлюбила эшандистов.

— Так вот, Абрих собрал огромную армию в западной и центральной Эозии и двинул ее на Рендор. Он считал, что действует по воле Божьей, и когда вассальные графы и герцоги попросили у него стальные доспехи, чтобы, по их словам, лучше воевать с еретиками, он не подумал о возможном предательстве, и дал свое согласие. Было несколько сражений, а потом империя Абриха распалась. Получив долгожданные стальные доспехи, знать Запада не захотела больше платить податей Абриху. Эления и Арсиум объявили себя независимыми, Каммория, Лэморканд и Пелозия объединились в сильные королевства, а сам Абрих погиб в битве с эшандистами в южной Каммории.

— А какое это все имеет отношение к Земоху?

— Все в свое время.

Телэн взглянул на Кьюрика.

— Ты знаешь, это очень интересная история. Почему ее не рассказывали в той школе, куда ты меня отправил?

— Возможно, потому, что ты не задержался там и не дождался, когда они это сделают.

— Может, и так.

— Кстати, далеко еще до Димоса? — спросил Келтэн, щурясь на послеполуденное солнце.

— Лиг двенадцать, — ответил Кьюрик.

— До ночи нам ни за что не проделать этот путь. Есть где-нибудь недалеко какая-нибудь таверна или постоялый двор.

— Здесь есть деревня, а в ней постоялый двор. — Как ты относишься к такой идее, Спархок? — спросил Келтэн.

— Что ж, думаю, стоит остановиться. Не нам, не нашим лошадям не будет ничего хорошего от скачки в холодную ночь.

Когда солнце начало клониться к закату, они поднялись на гребень огромного холма, возвышающегося над деревней. Селение было небольшое и состояло из маленьких каменных домиков, крытых тростником, тесно жмущихся друг к другу. Постоялый двор, стоявший на дальнем краю деревни, был едва ли больше обычного кабачка. Постоялым двором его делали лишь несколько комнат для гостей на втором этаже. Однако ужин, поданный здесь, был гораздо лучше, чем в месте прошлого ночлега.

41
{"b":"31049","o":1}