ЛитМир - Электронная Библиотека

14

Утром следующего дня к воротам Замка прибыл посланец Ордена Сириник в Арсиуме сэр Бевьер. Доспехи его сияли серебряным блеском, с плеч ниспадала белая накидка. Шлем был без забрала, но загнутые боковины прикрывали щеки, а стреловидная стальная полоска — нос. Он спешился во дворе замка, привязал щит и свой боевой топор Локабер к луке седла и снял шлем. Он был строен, черные как вороново крыло вьющиеся волосы обрамляли оливково-смуглое лицо.

Нэшан, Спархок и Келтэн спустились во двор приветствовать его.

— Нашему дому оказана большая честь, — церемонно сказал Нэшан.

Бевьер сдержано поклонился.

— Мой Лорд. Магистр моего Ордена передает вам свои приветствия.

— Благодарю тебя, сэр Бевьер, — в тон ему ответил Нэшан.

— Сэр Спархок, — снова поклонился Бевьер.

— Мы знаем друг друга, сэр Бевьер?

— Мой Магистр описал мне тебя, сэр Спархок, и твоего друга, сэра Келтэна. Другие рыцари еще не прибыли?

— Нет, — покачал головой Спархок. — Ты первый.

— Входи же, сэр Бевьер, — сказал Нэшан. — Тебе покажут твою келью, а я пока распоряжусь насчет горячей пищи.

— Простите, сэр Командор, но сначала не проводите ли вы меня в часовню? Я был в дороге несколько дней и чувствую необходимость обратиться к Всевышнему в Его доме.

— Конечно, — ответил Нэшан.

— Мы позаботимся о твоей лошади, — сказал Спархок молодому рыцарю.

— Благодарю тебя, сэр Спархок, — сказал Бевьер, слегка наклонив голову и направился вслед за Нэшаном вверх по лестнице.

— Да, — протянул Келтэн, — он будет веселым спутником.

— Ничего, пообвыкнется, перестанет быть таким церемонным.

— Дай-то Бог. Говорят, сириникийцы всегда отличаются чрезмерной церемонностью, но у этого молодого человека, боюсь, все зашло слишком далеко, — сказал Келтэн, отцепляя Локабер от седла. — Ты можешь себе представить, как дерутся такой штукой? — У топора было тяжелое двухфутовое лезвие с остро отточенным краями в форме ястребиных когтей, венчавшее деревянную рукоять пяти футов длиной.

— Страшная штука, — сказал Спархок. — Но повесь-ка его на место, нечего играть чужими игрушками.

Они снова встретились с Бевьером в кабинете Нэшана. Бевьер уже покончил с молитвами и освободился от доспехов.

— Ты уже поел, сэр Бевьер? — поинтересовался Нэшан.

— В этом нет необходимости, сэр Командор. Если вы позволите, я присоединюсь ко всем в трапезной во время обеда.

— Конечно, — ответил Нэшан, — мы с радостью приглашаем тебя присоединиться к нам, сэр Бевьер.

Спархок представил Бевьера Сефрении. Молодой человек низко поклонился.

— Наши наставники очень уважают вас, госпожа.

— Мне приятно слышать это, сэр, хотя в моем искусстве нет ничего необычного, это все — годы практики.

— Годы, госпожа? Может, вы и немного старше меня, ибо тридцать мне исполнится еще лишь через несколько месяцев. Румянец молодости не покинул вашего лица, а глаза чаруют своим блеском…

Сефрения тепло улыбнулась ему и критически взглянула на Келтэна и Спархока.

— Я надеюсь, вы внимали словам сэра Бевьера? Урок галантности, преподнесенный им, будет не лишним для вас обоих.

— Это всегда было моей слабой стороной, — вздохнув, признался Келтэн.

— Я успела заметить это за годы нашего знакомства, — сказала Сефрения. — Флейта, положи на место эту книгу! — воскликнула она, и добавила несколько мягче: — Ну сколько можно тебя просить, никогда не трогай книг.

Спустя несколько дней еще двое прибыли из Дэйры. Тиниэн, добродушный, краснолицый любитель посмеяться, с мощным торсом и огромными плечами — от долгих лет ратного труда в дэйранских доспехах, самых тяжелых во всей Эозии. Доспехи эти прикрывал небесно-голубой плащ. Улэф, Рыцарь Генидиана, громадный, немного неуклюжий воин, который обходился, как и его собратья в Талесии, без лат — на нем была кольчуга и простой конический шлем, на плечи накинут зеленый плащ. Круглый щит и боевой топор довершали его снаряжение. Он был задумчив и говорил редко и неохотно. Светлые волосы спадали из-под шлема на спину, внося в его облик неожиданную мягкие черты.

— Приветствую вас, мои Лорды! — громогласно возгласил Тиниэн, спешиваясь во дворе замка. Он пристально оглядел встречающих. — Ты, наверно, сэр Спархок. Наш Магистр сказал мне, что у тебя когда-то был сломан нос. — Тиниэн усмехнулся. — Не печалься, сэр Спархок, сломанный нос не помеха тому типу красоты, каким наградил тебя Всевышний.

— Он начинает мне нравиться, — шепотом сообщил Спархоку Келтэн.

— А ты, видно, сэр Келтэн, — сказал Тиниэн, протягивая руку, которую Келтэн с жаром схватил, не заметив спрятанную в ладони альсионца дохлую мышь. С испуганным ругательством он отдернул руку, а Тиниэн густо расхохотался.

— Похоже, он понравится и мне, — заметил Спархок.

— Меня зовут Тиниэн, — представил сам себя альсионец. — А моего молчаливого друга — Улэф из Талесии. Он нагнал меня несколько дней назад, и с тех пор сказал не больше десятка слов.

— Ты достаточно говорил за нас обоих, — ухмыльнулся Улэф, слезая с седла.

— Истинная правда, — улыбаясь согласился Тиниэн. — Есть у меня такой грех — всепоглощающая любовь к звукам собственного голоса.

Улэф протянул свою огромную руку.

— Сэр, Спархок? — сказал он.

— Мыши нет? — поинтересовался Спархок.

Слабая улыбка тронула губы талесийца и они пожали друг другу руки. Потом он поздоровался с Келтэном, и все четверо направились вверх по ступеням ко входу в Замок.

— А Бевьер уже прибыл? — спросил у Келтэна Тиниэн.

— Несколько дней назад. А ты когда-нибудь встречал его?

— Было дело. Наш Магистр и я были с визитом в Лариуме и побывали в Главном Замке у сириникийцев. Мне показалось, что Бевьер немного упрям и напыщен.

— Да, он особо и не изменился.

— А я и не думал, что он изменится. А зачем мы, все же, едем в Камморию? Магистр Дареллон иногда бывает чересчур уж молчалив.

— Давайте дождемся, когда Бевьер присоединится к нам. Его может задеть, если мы будем обсуждать наши общие дела без него, — сказал Спархок.

— Хорошая мысль, Спархок. А то наша демонстрация единства просто рухнет, если Бевьер начнет дуться на нас. Хотя в сражении он, без сомнения, весьма хорош. Локабер по-прежнему с ним?

— О да, — сказал Келтэн с уважением.

— Потрясающая вещь. Я видел как он на тренировочном поле в Лариуме срезал столб толще моей ноги одним ударом на полном скаку. Он, наверно, сможет проехать через три десятка пеших воинов и оставить за собой три десятка срубленных голов.

— Будем надеяться, что наше путешествие обойдется без этого, — сказал Спархок.

— Ну, это твое мнение, Спархок. Мне так кажется, что без этого наше путешествие будет просто скучным, — проворчал Тиниэн.

— Да, он точно мне нравится, — сказал Келтэн.

Сэр Бевьер присоединился к ним в кабинете Нэшана после дневного богослужения. Насколько заметил Спархок, со своего прибытия он не пропустил ни одной службы в часовне Замка.

— Ну что ж, — начал Спархок, когда все наконец были в сборе, — сегодня дела обстоят так: Энниас, первосвященник Симмура, метит на трон Архипрелата здесь, в Чиреллосе. Он держит в руках Королевский Совет Элении, черпая деньги для своих интриг в государственной казне. Он пытается купить достаточно голосов в Курии, чтобы быть выбранным на место Кливониса, когда тот умрет. Магистры четырех Орденов хотят воспрепятствовать ему.

— Священник не может принять денег за свой голос! — горячо произнес Бевьер.

— Несомненно, сэр Бевьер. Но будем смотреть правде в глаза — не все священники достойны своего сана. В эленийской церкви сейчас много продажности и гнили. И нам пришлось с этим столкнуться. Но не это сейчас главное. Беда в болезни королевы Эланы. Будь она в добром здравии, Энниасу ни за что не добраться бы до сокровищницы Элении. Лучший путь остановить Энниаса — это найти лекарство для королевы Эланы и вернуть ее к власти. Потому нам с вами придется отправиться в Боррату, где университетские медики, возможно, определят болезнь Эланы и подскажут способ лечения.

52
{"b":"31049","o":1}