ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что вас так развеселило? — удивленно спросил настоятель.

— Вам бы стоило пойти с нами, мой Лорд, — с трудом произнес Кьюрик. — Мне еще никогда не было так весело, — снова рассмеялся он. — Самое лучшее — это был мост.

— А я бы выбрал эту голую леди на крыше, — не согласился Спархок.

— Вы что, оба выпивши? — с подозрением спросил настоятель.

— Ни капли, мой Лорд, — ответил Спархок. — Хотя это мысль, если у вас найдется что-нибудь поблизости. А где Сефрения.

— Мне удалось уговорить ее лечь поспать, — настоятель помолчал. — А что это за обнаженная дама? — с любопытством спросил он.

— Там на крыше лежала женщина, она исполняла ритуал плодородия, — ответил Спархок все еще улыбаясь. — Она ввела Кьюрика во искушение на несколько минут.

— А что, она была хороша? — усмехнулся настоятель Кьюрику.

— Точно сказать не могу, мой Лорд, я не смотрел на лицо.

— Отец мой, настоятель, — сказал Спархок уже более серьезно, хотя в душе его все еще плескалось, искрясь и переливаясь через край, веселье, — когда Эллиус придет в себя, мы сразу допросим его. Пожалуйста, не удивляйтесь некоторым вещам, которые при этом будут нами говориться.

— Да, конечно, Спархок, я все понимаю.

— Хорошо. Тогда, Кьюрик, давай-ка приводи в себя Его Превосходительство, и посмотрим, что он имеет нам сказать.

Кьюрик развернул одеяло с грузного консульского тела и принялся щипать его за уши и за нос. Веки консула затрепетали, он тяжко застонал и открыл глаза тупо посмотрев на них, он быстро сел.

— Кто вы? Что все это означает? — испуганно спросил консул.

Кьюрик в ответ наградил его увесистым подзатыльником.

— Видишь, как оно бывает, Эллиус, — беспечно сказал Спархок. — Ты не возражаешь, если я буду называть тебя просто Эллиус? Быть может ты помнишь меня. Я Спархок.

— Спархок? — с трудом произнес консул. — Я… я думал, что ты мертв.

— Это преувеличенные слухи, Эллиус. А теперь так уж вышло, что мы похитили тебя. У нас, понимаешь ли, накопилось к тебе множество вопросов. Надо заметить, что если ты охотно и честно будешь отвечать на них, то развязка всего этого происшествия может быть для тебя вполне благоприятной, в противном случае сегодняшняя ночь надолго запомнится тебе.

— Вы не осмелитесь!

Кьюрик снова ударил консула, довольно увесисто, но без видимых повреждений.

— Я консул королевства Эления! — вскричал Эллиус, прикрывая затылок обеими руками. — И кузен первосвященника Симмура. Вы не смеете так обращаться со мной!

Спархок вздохнул.

— Что ж, может ты для начала сломаешь ему несколько пальцев, Кьюрик? Просто покажи ему, что мы смеем.

Кьюрик опрокинул консула навзничь, и, поставив колено на грудь неуклюже ворочающегося Эллиуса, крепко сжал его правое запястье.

— Нет! — пронзительно заверещал тот. — Не надо! Я… я отвечу, отвечу…

— Я же говорил, что мы сумеем договориться, мой Лорд, — сказал Спархок настоятелю, стягивая с себя рендорский плащ, из-под которого блеснула кольчуга и меч. — Сразу же, как Его Превосходительство поймет всю трагичность своего положения.

— У вас довольно прямолинейные методы, сэр Спархок, — заметил настоятель.

— Я простой человек, отец мой, — сказал Спархок пытаясь почесать плечо сквозь кольчугу. — Утонченные интриги, уловки не в моем вкусе, — он слегка пихнул ногой пленника. — Ну ладно, Эллиус, сначала я кое-что расскажу, а тебе лишь придется подтвердить мои предположения, — Спархок пододвинул себе стул и уселся на него, скрестив ноги. — Первое — твой кузен, первосвященник Симмурский, положил глаз на трон Архипрелата, верно?

— У вас нет доказательств этого.

— Кьюрик, начни пожалуй с большого пальца.

Все еще продолжавший держать Эллиуса за запястье, Кьюрик разжал его судорожно стиснутый кулак и схватил большой палец.

— В нескольких местах ломать, мой господин? — вежливо спросил он.

— В нескольких, Кьюрик, в нескольких. Дай ему время поразмыслить.

— Стойте! Постойте, умоляю вас! Это правда, все правда! — задыхаясь прокричал Эллиус.

— О, вы делаете успехи, Ваше Превосходительство, — заметил Спархок со слабой улыбкой. — Далее — у тебя в прошлом были дела с человеком по имени Мартэл. Он время от времени работает на твоего кузена. Я прав?

— Д-д-да, — запинаясь выдавил консул.

— Заметь, становится все легче и легче. Легко и отрадно говорить правду, Эллиус. Это ты наслал Мартэла и его наемников на меня той ночью десять лет назад.

— Это он… Это была его мысль, — быстро выпалил консул. — Мой кузен приказал мне делать все вместе с ним. Он и предложил мне вызвать вас тогда, я даже не догадывался, что он хочет убить вас.

— Что ж, тогда ты очень наивен, Эллиус. И последнее. Многие путешественники с севера распространяют слухи, будто в их королевствах с симпатией относятся к эшандизму. Мартэл как-то связан со всем этим?

Консул уставился на Спархока с побелевшими от страха губами.

Кьюрик начал медленно выворачивать его палец.

— Да! Да! — прохрипел Эллиус, изгибаясь от боли.

— Ты снова за старое, Эллиус, — укоризненно проговорил Спархок, качая головой. — Я бы поостерегся на твоем месте. Продолжим. Основная цель этой кампании Мартэла состоит в том, чтобы склонить рендорцев, живущих в городах, присоединиться к эшандистскому восстанию против Церкви. Думаю и на этот раз я не ошибся, не так ли?

— Мартэл не слишком-то мне доверяет, но я предполагаю, что это действительно так.

— И он к тому же снабжает мятежников оружием, да?

— Я не могу этого знать точно, но по-моему да.

— Дальше пойдут вопросы посложнее, так что слушай внимательно. Окончательной целью всего этого является то, чтобы Рыцари Храма явились сюда наводить порядок, верно?

Эллиус мрачно кивнул.

— Мартэл-то сам мне этого не говорил, но мой кузен в своем последнем письме был довольно-таки откровенен.

— И восстание должно совпасть по времени с выборами нового Архипрелата в Чиреллосе?

— Я… я не знаю точно, пожалуйста, верьте мне… Возможно вы и правы, но я не знаю точно…

— Ладно, оставим это пока. А теперь я хотел бы удовлетворить свое собственное любопытство. Где сейчас Мартэл?

— Он отправился в Дабоур, поговорить с Эрашамом. Старик пытается заставить своих последователей начать жечь церкви и захватывать церковные угодья. Мартэл очень расстроился, когда узнал об этом, и поехал в Дабоур, чтобы отговорить Эрашама от этого.

— Наверно потому, что это уж слишком преждевременно.

— Да, наверно.

— Ну вот и все, Эллиус, — милостиво сказал Спархок. — Я, конечно, хочу поблагодарить тебя за помощь.

— Вы отпустите меня? — недоверчиво спросил консул.

— Нет. Боюсь, что нет. Мартэл — мой старый приятель, и я хочу устроить ему сюрприз, приехав вслед за ним в Дабоур, а ты можешь все испортить, оповестив его заранее. Здесь в подвале есть келья для кающихся грешников. Я думаю, что покаяние тебе необходимо, так что… Келья довольно удобная — там есть дверь, четыре стены, потолок и даже пол, — Спархок посмотрел на настоятеля и спросил: — Там ведь есть пол, отец мой.

— О да, — заверил настоятель, — прекрасный, просто прекрасный каменный холодный пол.

— Вы не сделаете этого! — запротестовал консул.

— Спархок, ты действительно не можешь заключить человека в келью для грешников, — согласился Кьюрик. — Это будет нарушение канонов.

— Н-да, — протянул Спархок, — я думаю ты прав. Но все же нужно как-то избежать ненужных последствий. Что ж, тогда ступай и сделай это другим способом.

— Да, мой господин, — сказал Кьюрик, вынимая из-за пояса кинжал. — Скажите, господин настоятель, есть при вашем монастыре кладбище?

— Да, превосходное кладбище.

— Я терпеть не могу убивать, когда покойника негде прилично похоронить, и приходится оставлять его на поживу шакалам, — с этими словами Кьюрик приставил кинжал к горлу онемевшего от страха консула. — Это ерунда, раз и все, Ваше Превосходительство, — сказал он тоном профессионального цирюльника.

73
{"b":"31049","o":1}