ЛитМир - Электронная Библиотека

— Со мной все в порядке, Спархок, — с нажимом произнесла Сефрения.

— Я не люблю прекословить тебе, Матушка, но ты вовсе не в порядке. Все, на что ты нынче способна, так это гордо держать голову. Еще пара мечей поставят тебя на колени.

— А где теперь эти мечи? — спросил Вэнион.

— Мы привели с собой мула, — ответил Кьюрик. — Они в коробке, навьюченной на него.

— Принесите их, пожалуйста, сюда.

— Да, конечно, Лорд Вэнион, — ответил Кьюрик, направляясь к двери.

— Что ты задумал, Вэнион? — подозрительно спросила Сефрения.

— Я хочу взять эти мечи, — пожал плечами Магистр, — и все, что к ним прилагается.

— Ты не можешь.

— О, могу, еще как могу, Сефрения. Я тоже был в тронном зале, и я знаю, какое нужно заклинание. Ты не единственная, кто должен нести это бремя. Это может делать всякий, кто был в тронном зале.

— Тебе не хватит сил, Вэнион.

— Даже когда ты упадешь под этим бременем, Матушка, я смогу поднять и тебя, и то, что тебя свалит, и нести это дальше. Ко всему прочему ты сейчас более важный человек, чем я.

— Ну… — начала Сефрения.

Вэнион поднял руку.

— Диспут окончен, Сефрения. Я пока что еще Магистр, и с твоим или без твоего согласия я забираю эти мечи.

— Ты не понимаешь, что это значит, дорогой мой. Я не могу позволить тебе этого, — ее лицо покрылось слезами и она заломила руки. Редко можно было увидеть Сефрению, так открыто выражающую свои чувства. — Я не позволю тебе!

— Ты не сможешь остановить меня, — мягко сказал Вэнион. — Если придется, я смогу связать заклинание и без твоей помощи. Если ты хочешь держать свои заклинания в тайне, Матушка, тебе бы не следовало пропевать их так громко. Ты должна была бы знать, что у меня отличная память.

Сефрения посмотрела на Магистра.

— Ты поражаешь меня, Вэнион. В молодости ты был добрее.

— К сожалению, в жизни много маленьких разочарований.

— Я смогу остановить тебя! — надломленным голосом прокричала Сефрения. — Ты забыл, насколько я сильнее!

— Конечно, Матушка. Но я могу позвать на помощь. Сможешь ли ты справиться с десятью рыцарями, поющими со мною в унисон? Или с пятьюдесятью? Или с полутысячью?

— Это бесчестно! Я не знала, что ты зайдешь так далеко, Вэнион. И я доверяла тебе!

— И правильно делала, дорогая Матушка. Я не позволю тебе принести эту жертву. Я заставлю подчиниться мне, потому что ты сама знаешь что я прав. Ты отдаешь это бремя мне, потому что знаешь, что тебе нужны силы для гораздо более важных дел.

— Дорогой, — начала Сефрения совсем ослабевшим голосом, — мой дорогой…

— Я уже сказал, — прервал ее Вэнион, — диспут окончен.

За сим последовала долгая неловкая пауза, во время которой Сефрения и Вэнион стояли друг против друга глаза в глаза.

— А доктор в Дабоуре не намекнул вам, что за предметы могут помочь королеве? — Бевьер не выдержал и попытался прервать мучительную тишину.

— Он упомянул о копье в Даресии, нескольких кольцах в Земохе, о браслете где-то в Пелозии и о самоцвете, венчавшим некогда корону Талесии.

Улэф усмехнулся.

— Беллиом.

— Ну тогда это все разрешает, — сказал Келтэн. — Мы отправимся в Талесию, позаимствуем у Воргуна его корону и привезем ее сюда.

— У Воргуна ее нет, — сказал Улэф.

— Как это — «У Воргуна ее нет»? Он же король Талесии.

— Корона потеряна пятьсот лет назад.

— Но, может быть, можно ее найти?

— Все, конечно, может быть, но люди ищут ее уже пять веков, и безо всякого успеха. Разве у нас есть столько времени?

— А что это за Беллиом? — спросил Тиниэн талесийца.

— Легенды гласят, что это огромный сапфир, вырезанный в розу. Говорят, в нем заключено могущество Троллей-Богов.

— Правда?

— Ручаться не могу, я сам не видал его. Корона ведь потеряна, помнишь?

— Но есть и другие предметы, — сказала Сефрения. — Наш мир полон магии, хотя некоторые этого не замечают. И Боги создали много чудесных вещей, наделенных могуществом, тем могуществом, которое ищем мы.

— Почему бы нам самим не сделать что-то в этом роде? — спросил Келтэн. — Пусть соберутся несколько людей, сильных в магии, соткут заклинания и вложат их в какой-нибудь самоцвет, в кольцо или еще что-нибудь…

— Теперь я понимаю, почему ты не преуспел в Искусстве, Келтэн, — вздохнула Сефрения. — Ты даже не понимаешь самых основ. Вся магия исходит от Богов, а не от нас. Иногда они снисходят к нашим просьбам, но никогда не позволят нам сделать что-то, что дано только им. Сила заключенная в таких предметах — это часть их самих, их заповедного могущества. Они не так уж легко жертвуют такими вещами.

— О… — разочарованно протянул Келтэн, — я и не знал этого.

— А должен был бы. Я рассказывала об этом тебе, когда тебе было пятнадцать.

— Должно быть я позабыл…

— Что ж, я думаю все, что нам сейчас остается, это начать поиски, — сказал Вэнион. — Я сообщу об этом другим Магистрам. Каждый рыцарь во всех четырех Орденах будет искать.

— А я пошлю весть стирикам в горах, — добавила Сефрения. — Есть много таких вещей, известных Стирикуму.

— А в Мэйделе что-нибудь интересное было? — спросил Спархок Келтэна.

— В общем-то, нет, — ответил тот. — Мы несколько раз мельком видели Крегера, но все время издалека, и он смывался, прежде чем мы успевали подойти. Проворный, гад, как хорек.

Спархок кивнул.

— Это меня и убедило окончательно в том, что его используют как приманку. Что он там делал, как ты думаешь?

— Не знаю. Я же говорю тебе, мы не могли подобраться к нему близко. Но что-то он там замыслил. Бегал по Мэйделу, как мышь по амбару.

— А Адус не показывался?

— Телэн и Берит видели его еще раз, когда он с Крегером выезжал из города.

— Куда они направлялись, Телэн? — спросил Спархок.

Телэн пожал плечами.

— Когда мы их в последний раз видели, они ехали к Боррате, но они могли и свернуть, как только исчезли из виду.

— У здоровяка была повязка на голове и рука на ремне, — добавил Берит.

Келтэн рассмеялся.

— Видно, ты отрубил от него побольше мяса, чем мы думали, Спархок.

— Я очень старался, — мрачно заметил Спархок. — Избавиться от Адуса — это одна из моих основных целей в жизни.

В этот момент дверь отворилась и появился Кьюрик, таща деревянный короб с мечами павших рыцарей.

— Ты все еще настаиваешь, Вэнион? — спросила Сефрения.

— Я не вижу другого выбора, — ответил он. — Тебе все время приходится куда-то ехать, а я могу исполнять свой долг сидя, или лежа в постели, или мертвым, если дело дойдет до этого.

Сефрения бросила короткий таящийся взгляд на Флейту. Девочка мрачно кивнула. Спархок был уверен, что только он заметил этот обмен взглядами, и он его сильно обеспокоил.

— Только бери мечи по одному, — предупредила Вэниона Сефрения. — Это страшное бремя и к нему надо привыкать постепенно.

— Мне приходилось и раньше держать в руках меч.

— Я говорю не о весе меча, а о том, что перейдет к тебе вместе с ним, — она открыла коробку и достала оттуда меч сэра Пэразима, юного рыцаря, убитого Адусом в Арсиуме. Взяв его за клинок, она протянула меч Вэниону.

Магистр поднялся и принял его.

— Поправь меня, если я ошибусь, — сказал он и запел по стирикски.

Сефрения присоединилась к нему. Пела она нетвердо, и глаза ее были полны сомнения. Когда заклинание было окончено, лицо Вэниона посерело и он покачнулся на ослабевших ногах.

— Боже, — выдохнул он, опустив меч острием к полу.

— Как ты, дорогой? — быстро спросила Сефрения, дотрагиваясь до него.

— Дай мне минуту отдышаться. Как ты выносила это, Сефрения?

— Мы делаем то, что должны. Я чувствую себя много лучше, Вэнион. Тебе незачем брать остальные два меча.

— Нет, есть зачем. На днях погибнет еще один из Двенадцати, и его тень доставит тебе новый меч. Я хочу, чтобы ты была свободна, когда он придет, — он выпрямился. — Ну, вот я и готов. Давай следующий.

91
{"b":"31049","o":1}