ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Постучав в дверь палаты, девушка тихонько вошла. Отец сидел на кровати и, увидев ее, заулыбался:

– Ким!

– Здравствуй, папа. – Она присела на кровать и поцеловала его в щеку. – Ты сегодня хорошо выглядишь.

Он кивнул:

– Сегодня меня переводят из реанимационного отделения.

– Отличная новость, – сказала Ким.

Отец улыбнулся.

– Ким, – начал он, – я вот все думал. Я… ну… я чувствую себя так, словно мне дали еще один шанс. Еще один шанс все исправить.

Ким кивнула.

– Теперь я жалею, что не отвечал на твои письма. Эти письма, что ты посылала мне… они очень много значили для меня, – сказал он, с трудом произнося слова. – Но я никак не мог заставить себя ответить. Если бы я это сделал, наша разлука стала бы слишком реальной. Вместо этого я пытался представить себе, будто ты пишешь мне из летнего лагеря и скоро я увижу тебя…

– Ох, папа, – грустно проговорила Ким, следя за монитором электрокардиографа. Меньше всего ей сейчас хотелось расстроить его. – Мы оба наделали ошибок. Я никогда не осознавала, какого сильного нервного напряжения требует твоя работа. Теперь я знаю, что тебе было нелегко. Но тогда я была ребенком и знала только одно – моего папы нет рядом.

И не могла понять, почему так. Сейчас я понимаю это. – добавила она, вспомнив о маленькой девочке, которая умерла.

О девочке, которую ее отец пытался спасти.

– Я хочу, чтобы ты знала… мне жаль, что я не мог быть с тобой рядом. Но я никогда не переставал любить тебя.

Сморгнув слезы, Ким улыбнулась:

– Я знаю, папа.

Он кивнул, тоже с трудом удерживаясь от слез.

– И я любил твою мать. Она не верила этому, но я действительно ее любил. Только не умел Это доказать.

Ким опустила глаза. Она была не готова обсуждать с ним свою мать.

– Когда вы с мамой уехали, часть меня будто умерла.

Я… так и не смог привыкнуть к этому… – Он посмотрел на нее и вытер слезу.

Ким слабо улыбнулась и сжала его руку.

Гарольд Риссон вздохнул. Устыдившись своей слабости, он посмотрел на часы и внезапно вскрикнул:

– Боже!

– Что? – испугалась Ким.

– Тони Хофман собирался прийти сегодня в восемь утра, – недовольно сказал он.

Ким тоже посмотрела на часы. Половина девятого. Она почувствовала себя немного виноватой, вспомнив, что в гостиной у Тони не было будильника. Наверняка он проспал.

– Его поведению нет оправданий. Он, как обычно, испытывает мое терпение Хочет разозлить меня.

– Не волнуйся, папа, – сказала она, обеспокоенная яростной вспышкой отца. – Я уверена, что у него и в мыслях не было сердить тебя. Он спас тебе жизнь. Какой ему смысл досаждать тебе?

– Да просто так. Все они таковы, эти молодые хирурги. А Тони знает, что его считают хорошим хирургом, и оттого задирает нос. Ну а после того, как он успешно прооперировал самого Гарольда Риссона, его станут превозносить и того пуще. – Отец посмотрел на нее – Ты с ним еще не знакома?

– Да, доктор Гаркави представил нас друг другу, – быстро сказала она.

Они были не просто знакомы, но почему-то ей показалось, что сейчас не время рассказывать отцу об этом неожиданном романе.

Раздался стук в дверь, и в палату заглянул Тони.

– Доброе утро, Гарольд. Ким, – быстро сказал он, увидев ее.

– Доктор… – избегая его взгляда, начала было Ким.

– Вы должны были прийти сюда полчаса назад, – сурово заметил Гарольд Риссон.

– Извините. – Тони взял со стола кардиограмму и стал просматривать ее. – Я задержался.

– Ну конечно, – раздраженно сказал отец Ким.

Девушка встала.

– Я, пожалуй, схожу за кофе. Папа, ты хочешь чего-нибудь?

Ее вопрос, казалось, смягчил отца. Он тепло улыбнулся ей:

– Нет, спасибо, дорогая.

Ким кивнула и пошла к двери.

– Я буду в кафетерии, – сказала она, проходя мимо Тони.

* * *

Ким уже выходила из кафетерия, когда встретила Тони.

Он оглядывал зал и, увидев ее, кинулся навстречу.

– Мисс Риссон, – сказал он, подбегая к ней. – Почему ты не разбудила меня перед уходом? – прошептал он.

– Потому что ты очень крепко спал, – попыталась оправдаться она. – А потом, я же не знала, что у тебя на утро назначена встреча с отцом.

– Ну хорошо, – с серьезным выражением проговорил он. – Когда я объяснил ему, что это ты забыла меня разбудить, он все понял и простил меня.

– Что? – встревожилась Ким.

Тони улыбнулся и церемонно взял ее под руку.

– Подозреваю, что ты не сказала отцу, с кем провела эту ночь.

– Как-то к слову не пришлось.

– Хм, – пробормотал он, оглядываясь по сторонам Они поравнялись с бельевой комнатой, и Тони, приоткрыв дверь и убедившись, что там никого нет, предложил.

– Зайдем на минутку! – Потом втянул ее в помещение, захлопнул дверь и начал страстно целовать.

Она откинулась назад, чтобы сказать.

– Я чувствую себя школьницей, уединившейся с приятелем в мальчишеском туалете.

– М-да? – сказал он, дразня языком ее ухо – И как часто ты там уединялась, маленькая дикарка?

– Практически никогда Но мне всегда казалось, что это было бы здорово.

Тони оттянул ворот ее свитера и начал покрывать ее шею быстрыми легкими поцелуями.

– Я увижу тебя сегодня вечером? – Прошептал он, при подняв голову.

Ким выгнула шею и закрыла глаза.

– Вторая встреча? Мне льстит, что ты тратишь на меня свое драгоценное время, – поддразнила его она.

– Как насчет ужина? – тихо спросил Тони и потерся губами о ее, шею.

– Может быть, – промурлыкала Ким.

Он осторожно провел языком по ее ушной раковине.

Сердце Ким учащенно забилось Ей была все труднее поддерживать разговор.

– Тогда я заеду за тобой в семь часов? – выдохнул Тони.

– Ты знаешь, где живет мой отец?

Он отстранился и улыбнулся ей, потом обхватил ее лицо ладонями и провел большим пальцем по губам.

– Я найду тебя Не беспокойся – Он опять стиснул ее в объятиях, но в этот момент раздался настойчивый сигнал пейджера – Увидимся в семь, – сказал Тони, крепко сжав. на прощание ее руку.

* * *

К восьми часам вечера Ким уже умирала от голода. И хотя Тони позвонил ей, предупредив, что задержится, в душе у нее уже закипало раздражение.

Привыкай, сказала она себе Уж если решила связаться С хирургом, привыкай есть одна.

Ким прошла на кухню и открыла буфет «Слава Богу, – подумала она, увидев бутылку итальянского соуса для спагетти – Надеюсь, Тони любит итальянские блюда».

Ким немного помедлила, вспомнив, сколько раз они с матерью ужинали на этой кухне вдвоем Жизнь матери сложилась совсем не так, как она мечтала Она выросла в большой семье, полной любви и тепла, где все неизменно собирались вместе за обеденным столом Поэтому жизнь с человеком, который уходил рано утром и возвращался поздней ночью, казалась ей пустой и одинокой.

Ким вылила соус на сковородку и напомнила себе, что у нее совсем другая ситуация, чем у матери. Она не замужем за Тони, а просто получает удовольствие от его общества Он интересный, талантливый мужчина и нравится ей, несмотря на свою профессию. И довольно об этом.

Она занялась ужином и к тому времени, как зазвонил дверной звонок, еда была уже готова, а в камине уютно потрескивали поленья.

Ким открыла дверь, сгорая от желания увидеть Тони.

Он стоял на крыльце, его атлетическая фигура четко вырисовывалась в лунном свете. На нем были пальто, свитер с высоким воротником, джинсы и кроссовки. В руках он держал букет цветов.

– Привет, – сказал он, наклоняясь, чтобы поцеловать ее. – Это тебе. – И вручил ей цветы.

– Спасибо. – Ким взяла букет в руки и восхищенно разглядывала его. Сначала пальто, теперь, цветы. Ей следует быть начеку с этим парнем.

Она посмотрела на него. Ее осторожность моментально улетучилась, когда она увидела его лицо – бледное, усталое, с воспаленными глазами. Ким испугалась, что он сейчас упадет от изнеможения.

– Извини, что опоздал.

15
{"b":"31051","o":1}