ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

§ 122. Пришли к Темучжину ещё и следующие. Один курень Генигесцев – Хунан и прочие, одним же куренем – Даритай-отчигин, один курень Унчжин-Сахаитов. В ту пору, когда, отделившись и уйдя от Чжамухи, стояли в Аил-харагана, на речке Кимурха, отделились также от Чжамухи и пришли на соединение с нами ещё и следующие: одним куренем – Сача-беки и Тайчу, сыновья Чжуркинского Соорхату-Чжурки; одним куренем – Хучар-беки, сын Некун-тайчжия; одним куренем – Алтан-отчигин, сын Хутала-хана. Оттуда передвинулись кочевьем в глубь Гурельгу и расположились близ Коко-наура, по речке Сангур и Хара-чжуркену.

§ 123. Посоветовались между собою Алтай, Хучар, Сача-беки и все прочие и сказали Темучжину: «Мы решили поставить тебя ханом. Когда же станет у нас ханом Темучжин, вот как будем мы поступить:

На врагов передовым отрядом мчаться,
Для тебя всегда стараться
Жен и дев прекрасных добывать,
Юрт, вещей вельмож высоких,
Дев и жен прекраснощёких,
Меринов статьями знаменитых брать
И тебе их тотчас доставлять.
* * *
От охоты на зверей в горах
Половину для тебя мы станем выделять.
Тех зверей, что водятся в степях,
Брюхо к брюху будем мы сдавать.
А в норах которые живут,
Те стегно к стегну тебе пойдут.
* * *
Кто твоей руки хоть мановенья
На войне ослушаться дерзнет,
Не давай и тени снисхожденья –
От детей и жен им отлученье!
Пусть, как смерд, как твой холоп,
От тебя опалы дальней ждет.
* * *
Кто из нас твой мир нарушит,
Хоть бы мир кругом царил, –
Значит, тем очаг не мил:
От дружины их, от смердов,
От семьи нещадно отрывай,
В земли чуждые далеко отсылай!»

[то мы, передовым отрядом преследуя врагов, будем доставлять ему, пригонять ему прекрасных дев и жен, дворцы-палаты, холопов, прекрасноланитных жен и девиц, прекрасных статей меринов.

«При облавах на горного зверя будем выделять тебе половину, брюхо к брюху. Одиночного зверя тоже будем сдавать тебе брюхо к брюху (сполна), сдавать стянувши стегна.

«В дни сеч, если мы в чём нарушим твой устав, отлучай нас от наших стойбищ, жён и женщин, черные (холопские) головы наши разбросай по земле, по полу.

«В мирные дни, если нарушим твой мир-покой, отлучай нас от наших мужей-холопов, от жен и детей, бросай нас в безхозяйной (безбожной) земле!»]

Так они высказались, такую присягу приняли. Темучжина же нарекли Чингис-хаганом и поставили ханом над собою.

§ 124. По воцарении Чингис-хана приняли обязанность носить колчан: Оголай-черби, младший брат Боорчу, и братья Чжетай и Дохолху-черби. Онгур же, Сюйкету-черби и Хадаан-Далдурхан, были поставлены кравчими-бавурчинами, так как они говорили:

«Что утром пить – не заставим ждать,
Что в обед испить – не будем зевать!»

[«Утреннего питья на заставим ждать, об обеденном питье не позабудем!»]

Дегай же сказал:

«Жирного барашка
Супу наварить
Утром не замедлю,
В ужин не забуду,
He вместить в загоне –
Пестрого барана столько разведу.
Не вместить в хотоне –
Желтого барана столько распложу.
На еду не горд я!
Требухою сыт!»

[«Поутру не упущу я сварить супу из отборного барана, к ужину (с едой) не опоздаю. Так буду пасти пестрых овец, что все промежутки заполню, так буду пасти бело-желтых овец, что весь загон переполню. Я ведь плохой обжора (лакомка): на попасе овец буду кормиться и требухой!»]

Поэтому Дегаю он поручил заведывать овечьим хозяйством. Младший его брат Гучугур сказал:

«У коляски с замком
И чеке потеряться не дам я.
Я коляску искусной работы
На шляху проведу без изъяна».

[«У замочной телеги – чеки ее не запропащу; телегу с осью на большой дороге (на шляху) не растрясу».]

Ему и было поручено заведывать кочевыми колясками. Додай-черби получил в своё ведение всех домочадцев и слуг. Мечниками, под командой Хасара, назначены Хубилай, Чилгутай и Харгай-Тохураун. И сказал им хан:

«Тем, кто на шею другому садится,
Шею наотмашь рубите!
Тем, кто не в меру кичлив,
Напрочь ключицу смахните!»

[«Облегчайте шею тем, кто будет насильничать; рубите ключицы тем, кто будет зазнаваться!»]

Бельгутею и Харалдай-Тохурауну было поведено:

«Вы меринов принимайте,
Актачинами ханскими будьте!»

[«Пусть эти двое примут меринов, пусть будут конюшими-актачинами!»]

Тайчиудцев Хуту, Моричи и Мулхалху он назначил заведовать табуном. Архай-Хасару, Тахаю, Сукегаю и Чаурхану повелел: «Вы же будьте моими разведчиками, будьте моими

Дальними стрелами-хоорцах,
Ближними стрелами-одора!»

[«Вы будьте дальними стрелами-хоорцах да ближними – одора!»]

А Субеетай-Баатур сказал так:

«Для тебя обернуся я мышкой –
Буду в дом собирать-запасать.
Обернувшися черной вороной –
Все, что под руку, в дом загребать.
Обернуся я теплой попоной –
Буду тело твоё согревать.
Обернусь я покровной кошмою –
Буду юрту твою покрывать».

[«Обернувшись мышью, буду собирать-запасать вместе с тобою. Обернувшись черным вороном, буду вместе с тобою подчищать все, что снаружи. Обернувшись войлокок-нембе, попробую вместе с тобой укрываться им; обернувшись юртовым войэгоком-герисге, попробую вместе с тобой им укрыться».]

§ 125. Взойдя на ханский престол, так сказал Чингис-хан, обращаясь со словом к этим двоим, к Боорчу и к Чжельме:

«Было ведь время, что кроме теней
Не имели иных мы друзей.
Тут-то вы тенью моею и стали!
Думам моим вы покой принесли,
Быть же вам в думах моих навсегда!
Было ведь время, что, кроме хвоста,
Не имел я другого хлыста.
Тут-то хвостом у меня вы и стали!
Сердцу вы дали тихий покой,
В сердце и быть вам всегда у меня!

[«Да пребудете вы в сердце моём, ибо когда у меня не было иных друзей, кроме (собственной) тени, вы оба, стали тенью моей и успокоили мою душу. Да пребудете вы на лоне моём, ибо когда у меня не было иной плети, кроме (конского) хвоста, хвостом моим стали вы и успокоили моё сердце».]

11
{"b":"31053","o":1}