ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что ж, можно устроить. Но что это с вашей стороны, капитан? Сострадание – или страх за репутацию нашего будущего губернатора?

– Не знаю.

– Нетипичный ответ для вас, капитан. Прошу вас, пройдите на террасу. Я сейчас обо всем распоряжусь.

Эд выходит на террасу, облокотившись, смотрит на океан. Солнце, волны – а внизу, в безмерных глубинах, творят кровавое пиршество акулы… За спиной у него кто-то включает радио:

– … и снова о неудавшейся попытке побега из тюремного поезда. Капитан дорожного патруля сообщил прессе, что на данный момент число жертв – двадцать восемь заключенных, семеро охранников и членов паровозной бригады. Ранения получили четверо сотрудников службы шерифа. Был убит выстрелом в упор сержант Джон Винсеннс, знаменитый лос-анджелесский полицейский, бывший консультант сериала «Жетон Чести». Партнер сержанта Винсеннса, сержант полиции Лос-Анджелеса Венделл Уайт, в критическом состоянии находится в центральной больнице округа Фонтана. Уайт преследовал человека, который должен был забрать беглецов – Барта Артура Перкинса по прозвищу Собачник, клубного музыканта со связями в криминальном мире, – настиг его и убил. Сейчас лучшие хирурги округа борются за жизнь отважного полицейского, хотя на лучшее надежды мало. Капитан Джордж Рэчлис из дорожного патруля назвал эту трагедию…

«Смотри-ка, я теперь твой должник…» Океан расплывается перед глазами, и Эд вдруг с изумлением понимает, что по щекам его текут слезы. Чудовище, наркотики, деньги – все позади.

ГЛАВА СЕМЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ

Найдено в бассейне: 21 фунт героина, 871 400 долларов наличными, копии «секретных материалов» Сида Хадженса, включая компрометирующие фотографии и подробные сведения о преступной деятельности Пирса Пэтчетта. Имя «Дадли Смит» в материалах не встречается – как и имена Джона Стомпанато, Барта Артура Перкинса, Эйба Тайтелбаума, Ли Вакса, Дот Ротштейн, сержанта Майка Брюнинга, офицера Дика Карлайла. Коулмен Стейн, Джордж Магдалено, Сэл Бонвентре убиты во время побега. Дэви Голдмана в клинике Камарильо допрашивали повторно, но ничего от него не добились. Смерть Дот Ротштейн признана самоубийством. Дэвид Мертенс надежно заперт в санатории «Тихий океан». Родственники трех невинных жертв «Ночной совы» подали в суд на полицию Лос-Анджелеса, обвинив ее руководство в том, что оно безответственно создало угрозу безопасности людей. Неудавшийся побег попал в национальные новости, получив имя «Джинсовая бойня». Оставшиеся в живых заключенные рассказали детективам из службы шерифа, что в результате ссоры между вооруженными заключенными «оружие перешло в другие руки», и между заключенными белыми и неграми началась кровавая разборка. Таким образом, побег был обречен на неудачу еще до появления властей.

Джек Винсеннс получил медаль «За доблесть» – посмертно. Вдова не пригласила на его похороны никого из офицеров полиции и отказалась встретиться с капитаном Эдом Эксли.

В отделении интенсивной терапии центральной больницы Фонтаны Бад Уайт упрямо боролся за жизнь. Он получил множество ран, обширные неврологические повреждения, страдал от шока и огромной потери крови. Линн Брэкен почти не выходила из его палаты. Разговаривать он не мог, но был в сознании и все понимал. В больнице Бада навестил шеф Паркер – хотел лично наградить его медалью «За доблесть»: высвободив из «косынки» на плече правую руку, Уайт швырнул медаль ему в лицо.

Прошло десять дней.

Склад в Сан-Педро сгорел дотла: на пепелище были обнаружены остатки порнографических журналов. Детективы установили поджог, однако не обнаружили никаких следов. Принадлежал склад Пирсу Пэтчетгу. Честера Йоркина и Лоррейн Мальвази допросили повторно, однако они не сообщили никакой существенной информации и были освобождены из-под стражи.

Героин Эд Эксли сжег, деньги и документы надежно спрятал. В рапортах его не упоминалось ни имя Дадли Смита, ни тот факт, что Дэвид Мертенс, признанный убийцей Сида Хадженса, Билли Дитерлинга и Джерри Марсаласа, причастен и к страшной смерти Крошки Вилли Веннерхолма и пятерых других детей в далеком тридцать четвертом. Имя Престона Эксли ни в рапортах, ни в газетных репортажах не упоминалось.

Шеф Паркер созвал пресс-конференцию. Дело «Ночной совы», объявил он, раскрыто – и на сей раз найдены истинные виновники. Убийцы – Барт Артур (Собачник) Перкинс, Ли Вакс и Эйбрахам (Пархач) Тайтелбаум. Мотив – стремление разделаться с Дином Ван Гельдером, бывшим заключенным, выдававшим себя за Делберта (Дюка) Каткарта, за которого его и приняли при опознании. Цель – захватить порноимперию Пирса Морхауса Пэтчетта, самого недавно ставшего жертвой убийства. Изучив 114-страничный рапорт Эда Эксли, генеральный прокурор штата заявил, что удовлетворен и закрывает дело. Эд Эксли снова стал героем: торжественная церемония присвоения ему звания инспектора транслировалась по телевидению.

На следующий день Престон Эксли объявил о своем намерении баллотироваться в губернаторы от Республиканской партии.

Джонни Стомпанато, вернувшись из Акапулько, переселился к Лане Тернер на Беверли-Хиллз. Из дому он почти не выходил, к большому разочарованию сержантов Дона Клекнера и Дуэйна Фиска, следивших за всеми его передвижениями. Шеф Паркер и Эд Эксли возлагали на него большие надежды как на единственного живого виновника бойни в «Ночной сове»: его арест должен был поставить последнюю точку в этом деле. Однако для этого арест следовало произвести по всем правилам, дождавшись, пока Джонни объявится в Лос-Анджелесе. Что ж, они были готовы подождать.

Дело «Ночной совы», как и убийства Билли Дитерлинга и Джерри Марсаласа, по-прежнему занимали первые строчки новостей. Однако никто не связывал эти преступления между собой. Тимми Валберн от комментариев отказывался. Рэймонд Дитерлинг выпустил пресс-релиз, в котором выразил скорбь по безвременно ушедшему сыну, и в знак траура на месяц закрыл Фантазиленд. Он жил отшельником у себя в Лагуна-Бич, и только забота его друга и помощницы Инес Сото облегчали его горе.

Сержант Майк Брюнинг и офицер Дик Карлайл на службе так и не объявились.

Капитан Дадли Смит стал звездой пресс-конференций, посвященных делу «Ночной совы». На прощальной вечеринке в честь Тада Смита он поднял тост за Эда Эксли – нового инспектора полиции Лос-Анджелеса. То, что Джонни Стомпанато находится в розыске и вот-вот окажется за решеткой, его, казалось, вовсе не беспокоило.

Ни Престон Эксли, ни Рэймонд Дитерлинг, ни Инес Сото не поздравили Эда Эксли с успехом и продвижением по службе.

Эд понимал: они все знают. Возможно, знает и Дадли. Винсеннс мертв, Уайт на краю могилы. Есть еще Боб Галлодет – но Галлодет не знает ничего ни о Престоне Эксли, ни о деле Атертона.

– Я бы его своими руками убил! – сказал Эд Галлодету, имея в виду Дадли Смита.

– Ну нет, – отвечал Галлодет. – Большей глупости сделать нельзя. Не будем торопиться. Рано или поздно он проколется. Подождем и сделаем все как надо.

Против ожидания Эд не возражал… Не возражал бы. Если бы не Бад Уайт.

Бад Уайт. Внутривенные катетеры на обеих руках, шины на пальцах. Три сотни швов на груди. Стальная пластина в черепе. Сломанные кости, разорванные артерии. Линн Брэкен ухаживала за ним. Когда приходил Эд, она молчала и не поднимала на него глаз. Говорить Бад не мог – и врачи не знали, заговорит ли он когда-нибудь. Но в глазах его Эд читал вопросы. Дадли Смит. Твой отец. Что будешь делать? Сломанными пальцами Бад упорно пытался изобразить V – знак победы, но только в третье свое посещение Эд догадался, что это значит «мотель "Виктория"».

Он поехал туда. Но сперва просмотрел материалы по расследованию убийств проституток, которое Бад много лет вел в одиночку. И только теперь понял, кто такой – вернее, что такое – Бад Уайт.

Темный, необразованный парень, добившийся почти всего, чего хотел. Из тупого громилы ставший первоклассным детективом. В одиночку раскрывший сложнейшее преступление. Назло системе, вопреки сильным мира сего. Не потому, что к нему благоволила судьба. – нет, все было против него. А на ею стороне – только воля и опаляющая ярость.

107
{"b":"31055","o":1}