ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Соседи
Трэш. #Путь к осознанности
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!
Десятое декабря (сборник)
Тараканы
Сила воли не работает. Пусть твое окружение работает вместо нее
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
После
Центральная станция
Содержание  
A
A

Голый жирный мулат перед телевизором жрет рисовые хлопья «Келлог». Завидев Бада, роняет ложку, поднимает руки:

– Сдаюсь, сэр, мне неприятности с полицией ни к чему…

Бад стреляет ему в лицо, потом достает запасной пистолет и делает несколько выстрелов с того места, где только что стоял мулат.

Мулат мешком валится на пол. Из дыры, оставленной пулей Бада, сочится кровь. Бад сует запасной пистолет в руку мертвеца. Входная дверь уже трещит под ударами полицейских. Бад опрокидывает на тело мулата хлопья и набирает номер скорой помощи.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Карен заснула, утомленная ссорой. Джек не спит и смотрит на нее.

Все началось из-за снимка в газете: Джек Победитель и Кэл Дентон тащат за шкирки троих цветных ублюдков – подозреваемых по делу «Ночной совы». У ниггеров расквашены физиономии. Карен сказала, что все это напоминает дело парней из Скоттсборо [28]. Не думала она, что Джек способен избить до полусмерти человека, вина которого не установлена. Джек ответил:

– Черт возьми, да он им жизнь спас. Знал бы, что они похитили и всю ночь насиловали мексиканскую девушку, – позволил бы Дентону их прикончить.

Слово за слово – и они поссорились.

Теперь Карен спит к нему спиной, сжавшись в комочек, словно запуганный зверек, даже во сне ждущий пинка. Джек одевается и смотрит на нее.

Хватит с него «Ночной совы», пора уже возвращаться к своим прямым обязанностям. Эд Эксли установил, что по этому делу трое ниггеров, скорее всего, чисты. Подтвердить это или опровергнуть должны показания женщины, которую они едва не прикончили. Молодчина этот Бад – придумал сыграть с Фонтейном в «русскую рулетку», чем очень помог делу. Можно, конечно, предположить, что черные бросили девушку, поехали в «Ночную сову», повеселились там, потом вернулись, – но как-то не верится. А может быть, Коутс и Фонтейн оставили при девушке Джонса, а сами устроили мочилово в «Ночной сове» с другими подельниками? Дробовиков так и не нашли, пропал и «меркури» Коутса. В комнатах подозреваемых улик не найдено. Остатки одежды, найденные в мусорном баке, так обгорели, что сделать анализ крови невозможно. Парфюм на руках у черножопых не позволяет провести парафиновый тест. А если дело повиснет, пресса полицию Лос-Анджелеса просто на британский флаг порвет.

Коронер пока что пытается установить личность убитых: снял зубные карты, исследовал физическое состояние, сравнивает со списками пропавших без вести. Повар, кассирша, официантка установлены стопроцентно, с тремя посетителями – пока глухо. Вскрытие показало, что женщины не изнасилованы. Нет, пожалуй, не Коутс с Джонсом и Фонтейном – эти бы своего не упустили! Дело взял на контроль Дадли Смит: теперь его ребята прочесывают судимых за вооруженные ограбления, отпущенные на поруки из психлечебниц – всех известных полиции опасных уродов. Допросили разносчика газет, который видел на стоянке возле «Ночной совы» пурпурный «меркури», – теперь он уверяет, что это мог быть и «форд» или «шеви». Что ж – проверяем зарегистрированные «форды» и «шеви». Кстати, тот смотритель из Гриффит-парка, что опознавал ниггеров, теперь уже не так уверен. Эд Экс объявил Грину и Паркеру, что, по его мнению, «меркури» мог быть оставлен у «Ночной совы» нарочно, чтобы подставить черных. Дадли эту теорию высмеял – по его мнению, это просто совпадение. Версия, казавшаяся ясной как день, рассыпается на глазах.

Газетчики с ума сходят. Уже звонил Сид Хадженс – ни слова о порнографии, ничего похожего на «у всех свои декреты», вежлив, даже почтителен. Поместил на разворот восторженный рапорт о Джековых подвигах в мотеле «Тенвир».

«Ночная сова» стоила ему дня расследования по основному делу. Но Джек просмотрел рапорты – ничего нового не обнаружено. Если верить братьям-копам. Сам он состряпал туфтовое донесение – ничего о Бобби Индже и Кристине Бергерон, ни слова о найденных новых журналах. Ни слова о том, что в мозгу его постоянно прокручиваются самые грязные сцены с глянцевых страниц. И в главных ролях – его милая, чистая Карен.

Джек поцеловал Карен в затылок, надеясь, что она проснется и улыбнется ему.

Не повезло.

* * *

Для начала пробежимся по знакомым адресам.

Шарлвиль-драйв: вопросы без ответов. Никто из жильцов не знает, куда переехали Кристина Бергерон и ее сынок, никто ничего не может сказать о мужчинах, которых водила к себе. В соседних домах – тоже никакого результата. Позвонив в среднюю школу в Беверли-Хиллз, Джек выяснил, что Дэрил – хронический прогульщик, в школе не появляется неделями, но смирный, не хулиган (еще бы – учителя-то его просто не видят). Джек не стал уточнять, что Дэрилу не до мальчишеских проделок: трахаться с собственной матерью перед камерой, да еще на роликах – должно быть, уйму энергии отнимает.

Следующий пункт – драйв-ин «У Стэна». Менеджер рассказывает, что два дня назад Крис Бергерон кто-то позвонил на работу, и она тут же сорвалась как оглашенная. С тех пор не показывалась. Нет, ума не приложит, кто бы это мог быть. Да, непременно сообщит сержанту Винсеннсу, если она вдруг появится. Нет, с клиентами Крис не заигрывала, и дружков среди постоянных посетителей у нее не было.

Теперь в Западный Голливуд.

Беседы с соседями Бобби Инджа. Тихий приличный молодой человек, квартплату не задерживал. Нет, никто не видел, как он выехал. Гомик из соседней квартиры: «Нет, постоянных дружков у него не было – он этим просто себе на жизнь зарабатывает». Джек кидает наживки: «порнуха», «Крис Бергерон», «парнишка по имени Дэрил» – педик не реагирует. Может, и вправду ничего не знает.

Экскурсия по голубым барам Западного Голливуда. Бессмысленная, для проформы – ясное дело, после истории в «Игровом зале Би-Джи» Бобби и близко к пидор-бару не подойдет. Торопливо жуя гамбургер, Джек листает папку Бобби – никаких зацепок. Снова просматривает свою личную порноколлекцию, задумывается над противоречиями в снимках.

Привлекательные натурщики – и бедная, дешевая обстановка. Роскошные костюмы притягивают взор к отвратительным гомосексуальным сценам. Тщательно срежиссированные сцены оргий: чернильная кровь, сплетенные тела на лоскутных одеялах, тонкая недоговоренность – самое интересное всегда остается прикрытым. Грязные картинки, сварганенные ради наживы, – но делал их настоящий мастер.

Надо подумать.

Припарковавшись у мелочной лавки, Джек покупает ножницы, клейкую ленту, блокнот. Он работает в машине: вырезает лица «актеров», наклеивает в блокнот – мужчины отдельно, женщины отдельно, повторы вместе, чтобы легче было опознать. Едет в Бюро, просматривает конфискованные за последнее время порножурналы с белыми моделями. Четыре часа за просмотром порнухи – глаза слезятся от напряжения, результат нулевой. Архив Голливудского участка – ни хрена. Участок шерифа Западного Голливуда – опять ни хрена. Если не считать Бобби, все натурщики чисты как первый снег – ни одного привода.

16:30 – Джек сидит в машине и ломает голову, что делать дальше. Может, посмотреть, нет ли чего на Бобби в архивах дорожной полиции? А заодно еще раз пробежаться по документам Крис Бергерон.

Звонит из автомата. По дорожным делам Бобби Индж чист: ни штрафов, ни вызовов в суд. Просит еще раз зачитать ему документы на Бергерон: даты дорожно-транспортных нарушений, имена поручителей. Повесив трубку, с горя принимается снова листать папку Бобби. И вдруг – Удача! Вот она, первая зацепка! Связь между Бобби и Бергерон – весомая, грубая, зримая.

Год назад Бобби арестован за проституцию. Отпущен под залог. Поручителем выступила Шерон Костенца, 1649, Норт-Хейвенхерст. Та же Шерон Костенца, что платила штраф за Кристину Бергерон – создание аварийной обстановки на дороге.

Джек снова звонит в архив, запрашивает данные на Шерон Костенца. Ничего. В штате Калифорния приводов в полицию не имеет. Просит клерка просмотреть сведения по всем сорока восьми штатам: на это уходит полных десять минут.

вернуться

28

Судебные процессы, проходившие в 1931 году в городке Скоттсборо, штат Алабама. Девять негров-подростков, снятых с товарного поезда Чаттануга – Скоттсборо, обвинялись в групповом изнасиловании двух белых проституток. Восемь человек были приговорены к смертной казни, а девятый, 13-летний подросток, – к пожизненному заключению. После многочисленных апелляций с жалобой на необъективность судебного разбирательства все смертные приговоры были отменены, четверо обвиняемых были освобождены из-под стражи, а четверо выпущены на поруки.

32
{"b":"31055","o":1}