ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Итак, все упирается в девушку, – говорит Эд. Паркер берет со стола какую-то бумагу.

– Инес Сото, двадцать один год. Студентка. Сейчас она в «Царице ангелов». Ее держали на успокоительных. Очнулась только сегодня утром.

– С ней уже кто-нибудь разговаривал?

– В больницу ее отвез Бад Уайт. Нет, в последние тридцать шесть часов с ней никто не говорил. Это предстоит тебе, и, по совести, Эд, я тебе не завидую.

– Сэр, можно мне поговорить с ней наедине?

– Нет. Эллис Лоу хочет предъявить нашим неграм обвинение в похищении и изнасиловании. Хочет отправить их в газовую камеру – за это, или за «Ночную сову», или за все вместе. Он просил, чтобы при беседе с потерпевшей присутствовали следователь из прокуратуры и офицер-женщина. Через час в «Царице ангелов» ты встретишься с Бобом Галлодетом и помощницей шерифа. Думаю, не стоит тебе напоминать, что от показаний мисс Сото зависит ход дальнейшего расследования.

Эд встает.

– А ты-то сам как думаешь, – вдруг спрашивает Паркер, – они это или не они?

– Пока не знаю, сэр.

– Ты усложнил нашу задачу. Но неужели ты думаешь, что я на тебя в обиде?

– Сэр, оба мы стремимся к абсолютной справедливости. Но вы обо мне слишком высокого мнения.

Паркер улыбается.

– Молодец. А об Уайте не думай. Ты стоишь десятка таких, как он. На его счету, конечно, три убитых бандита, но это не идет ни в какое сравнение с тем, что ты сделал на войне. Помни об этом, Эдмунд. Помни.

* * *

Галлодета он видит перед дверями палаты. Все здесь пропитано дезинфектантами. Знакомый запах – этажом ниже умерла его мать.

– Здравствуйте, сержант.

– Зови меня Боб. Эллис Лоу просил тебя поблагодарить. Он боялся, что подозреваемых забьют до смерти и некого будет привлекать к суду.

Эд смеется.

– Может оказаться, что в «Ночной сове» действовали не они.

– Лоу это неважно, да и мне тоже. Похищение и изнасилование с особой жестокостью – это тянет на высшую меру. Лоу хочет их закопать, я тоже – поймешь почему, когда поговоришь с девушкой. А теперь вопрос на шестьдесят четыре доллара: как полагаешь, это они?

Эд качает головой.

– Судя по их реакциям – скорее нет. Но Фонтейн сказал, что они провели с девушкой не всю ночь. По его словам, они кому-то ее продали. Возможно, это был Коутс и еще двое, кого мы не знаем. Может быть, двое из тех, кому он продал девушку. Так или иначе, денег при них не обнаружено. Возможно, деньги были испачканы кровью, и Коутс их где-то спрятан – так же, как сжег окровавленную одежду.

– Значит, вдобавок к проверке алиби нам придется устанавливать личности еще двоих насильников, – присвистнув, замечает Галлодет.

– Точно. Причем наши подозреваемые молчат как убитые, а Уайт пристрелил единственного свидетеля, который мог нам помочь.

– Уайт – еще тот тип! Ты, похоже, его побаиваешься? И правильно делаешь: не боятся Уайта только сумасшедшие. Ладно, пойдем побеседуем с юной леди.

Они входят в палату. Перед постелью девушки стоит помощница шерифа – здоровенная бабища с прилизанними черными волосами.

– Эд Эксли, Дот Ротштейн, – знакомит их Галлодет. Дот кивает и отходит в сторону.

Инес Сото.

Черные заплывшие глаза на изуродованном лице. Голова выбрита, видны швы. Капельница, под одеяло уходит катетер. Разбитые костяшки пальцев, сломанные ногти – она сопротивлялась. Эду вспоминается мать, какой она была перед смертью: облысевшая, худая как скелет, подключенная к аппарату искусственного дыхания.

– Мисс Сото, – говорит Галлодет, – это сержант Эксли.

Эд подходит ближе, опирается о стенку кровати.

– Простите, что беспокоим вас в такое тяжелое время. Мы постараемся не задерживаться здесь, дольше, чем нужно.

Инес Сото поднимает на него черные, налитые кровью глаза. Хриплый, сорванный голос:

– Не надо больше… фотографий.

– Мисс Сото идентифицировала по фотографиям Коутса, Джонса и Фонтейна, – вполголоса объясняет Галлодет. – Я сказал ей, что нам, возможно, понадобится опознать по снимкам еще нескольких подозреваемых.

Эд качает головой.

– Мы пришли не для этого. Мисс Сото, я хочу, чтобы вы припомнили хронологию событий – то, что случилось с вами два дня назад. Мы будем двигаться очень медленно, не останавливаясь на деталях. Попозже, когда вы оправитесь, снимем с вас показания по всей форме. Но сейчас нам нужна только общая картина. Начнем с того, когда эти трое мужчин схватили вас.

– Они не мужчины! – с трудом приподняв голову, выплевывает Инес.

Эд крепче сжимает металлический поручень кровати.

– Знаю. Они будут наказаны за то, что с вами сделали. Но сейчас нам необходимо выяснить, виновны ли они в другом преступлении.

– Я слышала… по радио… я хочу, чтобы их отправили в газовую камеру! Пусть они сдохнут!

– За то, что эти негодяи сделали с вами, они ответят по всей строгости закона, но мы не можем наказывать их за чужое преступление. Ведь тогда на свободе останутся другие негодяи, убийцы шести невинных людей. Мы сделаем все по закону.

Хриплый шепот.

– Просто шестеро белых для вас важнее какой-то мексиканки! Эти звери мочились мне в рот, насиловали меня стволами дробовиков. На мне живого места нет. А когда вернусь домой, родители скажут, что я сама во всем виновата – надо было в шестнадцать лет выйти замуж за какого-нибудь идиота-cholo [29]! Ничего я тебе не скажу, cabron [30]!

– Мисс Сото, – говорит Галлодет, – сержант Эксли спас вам жизнь.

– Какую жизнь! Офицер Уайт сказал, это он доказал, что те negritos невиновны в убийстве! Офицер Уайт убил того puto, который трахал меня в задницу! Офицер Уайт – вот кто настоящий герой!

Инес захлебывается в рыданиях. Галлодет незаметно кивает в сторону двери: пора уходить. Эд спускается на первый этаж, в цветочную лавку – сюда он приходил после дежурства у постели умирающей матери. Цветы в палату 875 – большие яркие букеты, каждый день.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Придя с утра на работу, Бад обнаруживает у себя на столе записку.

19/04/53

Сынок! Знаю, что работа с бумагами – не самая сильная твоя сторона, но мне нужно, чтобы ты проверил двоих потерпевших. (Док Лэйман опознал всех троих.) Делай все по порядку, как я тебя учил: сначала просмотри бюллетень 11 на доске в участке и выясни, как продвигается расследование и что сделано на сегодняшний день другими офицерами, чтобы не брать на себя лишнюю и ненужную работу.

1. Сьюзен Нэнси Леффертс, женщина, белая, дата рождения 29/1/22, судимостей и приводов в полицию не имеет. Уроженка Сан-Бернардино, в Лос-Анджелес переехала недавно. Работала продавщицей в универмаге «Баллок» в Уилшире (проверка поручена сержанту Эксли).

2. Делберт Мелвин Каткарт, прозвище Дюк, мужчина, белый, дата рождения 14/11/14. Две судимости за совращение несовершеннолетних, три года в Сан-Квентине. Три ареста за сутенерство, обвинения не предъявлены. (Опознали его чудом: помогли метки на белье и тюремная медицинская карта.) Место работы неизвестно, последний известный адрес – 9819, Вандом, округ Силверлейк.

3. Малколм Роберт Лансфорд, прозвище Мел, мужчина, белый, дата рождения 02/6/12. Последний адрес неизвестен, работал охранником в агентстве «Настоящий мужчина», адрес 1680, Норт-Кахуэнга. Бывший офицер полиции Лос-Анджелеса (патрульный), одиннадцать лет в Голливудском участке. Уволен за служебное несоответствие в июне 1950-го. Известно, что часто посещал «Ночную сову». Судя по его личному делу, офицер был никудышный – в рапортах о служебном соответствии из года в год твердое D. Поезжай в Голливудский участок и просмотри там оставшиеся после него бумаги: сведения о произведенных арестах, рапорты. Брюнинг и Карлайл тоже подъедут туда и тебе помогут.

Мои выводы: думаю, убийцы все-таки негры, однако криминальное прошлое Каткарта и служба в полиции Лансфорда заставляют нас подойти к проверке потерпевших со всей ответственностью. Хотелось бы, чтобы для тебя это задание стало своего рода боевым крещением на посту детектива в Отделе убийств. Встретимся сегодня вечером (21:30) в «Тихом океане» и обсудим это дело и все с ним связанное.

Д. С.

вернуться

29

Плебей (исп.).

вернуться

30

Козел (исп.).

35
{"b":"31055","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Происхождение
Кости зверя
В самом сердце Сибири
Любимая для колдуна. Лёд
Ты моя вечная радость, или Советы с того света
Любовь колдуна
Заплыв домой
Новые рассказы про Франца и футбол
Четыре года спустя