ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я той ночью все осмотрел.

– А я видел фотографии. Господи Иисусе, никогда и не скажешь, что это были люди! Ты сейчас проверяешь Леффертс, верно?

К стеклу с той стороны прильнула молодая мексиканочка, похожая на Инес Сото. Эд встретился с ней взглядом, и девушка улыбнулась ему.

– Верно.

– Ну и как?

– Никак. Целый день проторчал в Сан-Бернардино и ничего не добился. Она жила с матерью. Мать сейчас на успокоительных, допрашивать ее нельзя. Расспросил соседей – узнал только, что Сьюзен страдала бессонницей и ночами напролет слушала радио. Дружков ее никто не припомнит, о врагах тоже никто не слыхивал. Проверил ее квартиру в Лос-Анджелесе – самая обычная квартира самой обычной тридцатилетней продавщицы. Кто-то из соседей упомянул, что она, мол, была девушка с огоньком – Как-то раз на пари исполнила в греческом ресторане танец живота. Но и в этом нет ровно ничего подозрительного.

– Выходит, мы снова возвращаемся к нашим неграм.

– Похоже, что так.

– А что с машиной? С оружием?

– Пока ничего. Парни из 77-го обыскивают мусорные баки и сточные трубы в поисках сумочек и бумажников. Но и знаю, что может продвинуть расследование вперед.

– Поиск стреляных гильз в Гриффит-парке? – усмехается Пинкер.

Эд поворачивается к окну – но мексиканочки, похожей на Инес, уже не видно.

– Если найдем гильзы, станет ясно, наши негры стреляли или какие-то другие.

– Сержант, работенка будет еще та!

– Знаю. Я вам помогу.

Пинкер смотрит на часы.

– Сейчас половина одиннадцатого. Я просмотрю рапорты о стрельбе, постараюсь понять, где именно это происходило. Встречаемся завтра на рассвете. Захвачу с собой взвод саперов. Знаешь парковку у Обсерватории?

– Договорились.

– Разрешение у лейтенанта Смита спрашивать?

– Распорядись от моего имени, ладно? Я доложу прямо Паркеру.

– Значит, в парке на рассвете. И надень что-нибудь похуже: работа предстоит грязная.

* * *

Поужинал Эд в китайском ресторане на Альварадо. Он знал, почему поехал в эту сторону: «Царица ангелов» недалеко, а Инес Сото, скорее всего, еще не спит. Сегодня он звонил в больницу: Инес поправляется, родители ее не навещают. Звонила сестра, сказала, что отец и мать во всем винят ее саму – мол, «напросилась»: одевалась вызывающе и вела себя чересчур свободно. Узнав, что Инес любит мягкие игрушки, Эд отправился в магазин и накурил ей плюшевых зверей. Отчасти чтобы облегчить свою совесть, отчасти с расчетом: она нужна ему, чертовски нужна – основная свидетельница в его первом серьезном деле.

Но на самом деле и это не главное. Он хочет ей понравиться. Хочет стереть из ее мыслей и из своей памяти эти шесть слов, не дающих ему покоя: «Офицер Уайт – вот кто настоящий герой!»

Последнюю чашку чая Эд пил не спеша. Швы быстро заживали, и дантист свою работу выполнил на совесть. От парней из службы шерифа он сегодня получил донесение: Дик Стенс общается с уголовниками, отсидевшими за вооруженный грабеж, играет на скачках через букмекеров, получает зарплату наличными и часто наведывается в веселые дома. Остается застигнуть его на месте нарушения и звякнуть в Управление наказаний – и Стенса ждет тюрьма.

Это хорошо.

И все же Инес назвала героем Бада Уайта. А когда смотрела ему, Эду, в лицо, в глазах ее полыхала ненависть.

Расплатившись. Эд направился в «Царицу ангелов».

* * *

Здесь ему встретился Бад Уайт.

Они столкнулись у лифта. Уайт заговорил первым.

– Эксли, карьера твоя никуда не убежит. Дай ей поспать.

– А ты что здесь делаешь?

– Всяко не принуждаю ее дать показания. Оставь ее в покое, Эксли, еще успеешь свое взять.

– Я просто зашел ее навестить.

– Она тебя насквозь видит, Эксли. И плюшевыми мишками ты ее не купишь.

– Не понимаю тебя, Уайт. Ты не хочешь, чтобы дело раскрылось? Или просто злишься оттого, что пристрелить больше некого?

– Во всяком случае, я никогда своих не продавал и начальству жопу не лизал!

– Так, все же что ты тут делаешь? Может, адресом ошибся – бордель в другой стороне.

– При других обстоятельствах я бы тебя по стенке размазал.

– Я до вас со Стенслендом еще доберусь. Оба вы получите, что заслужили!

– Попробуй! Ссыкло ты, а не герой войны! В войну он с японцами играл! «Падай, ты убит!»

Эд вздрогнул, а Бад насмешливо ему подмигнул.

Всю дорогу до палаты Инес Эда трясло. У дверей остановился, осторожно заглянул внутрь, а потом уже постучал.

Инес, лежа в постели, читает журнал. Плюшевые зверушки разбросаны по полу. В постели рядом с девушкой лежит Бельчонок Скутер.

Подняла голову, встретилась с ним взглядом. Спокойно и твердо:

– Нет.

Эд заметил, что синяки ее побледнели, но выражение лица по-прежнему суровое.

– Что «нет», мисс Сото?

– Нет, я не стану давать показания.

– Даже на несколько вопросов не ответите?

– Ни на один.

Эд выдвинул стул и сел у кровати.

– Вы, кажется, не удивлены моим поздним визитом?

Насмешливо:

– Нет, сержант Эксли, ваш поздний визит меня ни капельки не удивил. – Кивнула в сторону игрушек на полу: – Кто за это заплатил? Окружной прокурор?

– Нет, я. Эллис Лоу был у вас?

– Да, и ему я тоже ответила «нет». Сказала: трое negritos putas [32] схватили меня, пустили по кругу, потом взяли деньги у других putos и оставили с тем puto, которого застрелил офицер Уайт. А никаких подробностей я не помню, не хочу вспоминать и не буду вспоминать. Вот и все. Absolutamente.

– Мисс Сото, я просто зашел вас проведать…

Она смеется ему в лицо.

– А хотите знать, что было дальше? Через час после того, как меня привезли, звонит мой братец Хуан и говорит, что домой я могу не возвращаться, потому что опозорила семью. Потом появляется puto мистер Лоу и обещает устроить меня в отель, если я соглашусь сотрудничать с полицией. А под конец мне привозят из магазина этих puto зверей и говорят, что это подарок от такого симпатичного полицейского в очках. Я в колледже учусь, сержант. Думали, я не смогу два умножить на два?

– А этого вы не выбросили, – замечает Эд, указав на Бельчонка Скутера.

– Да, его не выбросила.

– Любите мультфильмы Дитерлинга?

– И что, если так?

– Просто спрашиваю. А какое место в вашей таблице умножения занимает Бад Уайт?

Инес отворачивается, начинает взбивать подушку.

– Он убил этого подонка. Ради меня.

– Не ради вас. Уайту просто нравится убивать.

– А мне плевать! Главное, что этот puto мертв. Офицер Уайт зашел меня навестить. Предупредил, что вы с Лоу меня в покое не оставите. Сказал, что лучше было бы дать показания, но не давил на меня. И еще – знаете что, господин тихоня? Он вас ненавидит!

– А вы умная девушка, Инес.

– Для мексиканки, вы хотите сказать?

– Нет. Просто умная. И еще вам сейчас очень одиноко. Настолько, что вы рады любому обществу – даже моему. Иначе давно попросили бы меня уйти.

– И что, если так? – спрашивает Инес, швырнув журнал на пол.

Эд поднимает его. Загнутые страницы со статьей о строительстве Фантазиленда.

– Я попрошу окружного прокурора, чтобы он дал вам время поправиться и прийти в себя. И еще порекомендую, чтобы, когда дело дойдет до суда, вам разрешили ограничиться письменными показаниями. Если у нас будет достаточно других улик по делу «Ночной совы», то, возможно, ваши показания вообще не понадобятся. А если вы не хотите больше меня видеть, скажите – я уйду и никогда не вернусь.

Долгое молчание.

– Все равно мне теперь идти некуда, – говорит наконец Инес.

– Вы читали статью о Фантазиленде?

– Да.

– Видели там имя: Престон Эксли?

– Да.

– Это мой отец.

– И что? Я уже поняла, что вы богатенький, раз столько денег швыряете на игрушки. И что с того? Куда же мне теперь идти?

Эд встает, опершись на поручни больничной кровати.

вернуться

32

Сволочи негры (исп.).

40
{"b":"31055","o":1}