ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

На территорию Фантазиленда они входят рука об руку. На Инес – выходное платье, шляпка с вуалью, скрывающей синяки. Служители выстраивают посетителей рядами, но полицейский жетон Эда помогает им пройти без очереди.

Вуаль Инес вздымается от частого, взволнованного дыхания. Эд с интересом смотрит по сторонам: каждый аттракцион – новый штрих к портрету отца.

Центральная аллея – США, год 1920: патефоны-автоматы, фонтанчики с содовой. Костюмированные фигуры: мальчишка – разносчик газет жонглирует яблоками, полицейский обходит квартал, красотки с мальчишеской стрижкой танцуют чарльстон. По левую руку – Амазонка: механические крокодилы, экскурсии на каноэ. По правую – снеговые шапки миниатюрных гор. Продавцы сладостей в шапочках с мышиными ушами. Монорельсовая дорога, тропические острова – несколько сотен квадратных акров фантазии и беззаботного веселья.

Для начала прокатились на монорельсе – первый вагон, первый рейс. Вверх-вниз, вверх-вниз. На самых крутых виражах Инес невольно взвизгивала. Потом – катания на санях в «Мире Пола». Перекусили: хот-доги, мороженое и фирменные сырные шарики от Мучи-Мауса.

После ланча – «Пустынная Идиллия», «Дом развлечений Дэнни», выставка, посвященная межпланетным путешествиям. На выставке Инес начала заметно скучать: восхищение тоже утомляет. Да и сам Эд после бессонной ночи клевал носом.

Поздно вечером в участок пришло сообщение: перестрелка на Черамойя-авеню, все подозреваемые скрылись. Ехать на место пришлось Эду. Стреляли по первому этажу четырехквартирного дома. У крыльца – брошенные револьверы, тридцать восьмого и сорок пятого калибра. Квартира выглядит странно: что-то вроде склада, все полки пусты, лишь в углу валяется ошейник с шипами. Садо-мазо. Телефона нет. Личность арендатора выяснить не удалось: хозяин дома рассказан, что платили ему по почте, ежемесячными чеками на сумму сто долларов в конвертах. Он был доволен и не задавал вопросов – так что даже имени нанимателя назвать не может. Судя по состоянию квартирки, очищали ее второпях – но никто из соседей ничего не видел. Итого – четыре часа, которыми пришлось пожертвовать в ущерб делу «Ночной совы».

После межпланетной выставки (пафосной и тоскливой); Инес направилась в дамскую комнату. Эд вышел на воздух.

Мимо прошла группа важных шишек под предводительством Тимми Валберна. Еще бы: открытие Фантазиленда – самое главное событие месяца, что подтверждает статья на первой странице сегодняшней «Геральд». И нет ничего важнее.

На втором допросе Коутс, Джонс и Фонтейн не сказали ни слова. Опознание троицы как хулиганов, стрелявших в воздух в Гриффит-парке, провалилось – свидетели в один голос твердят: «Вроде похожи, но они или нет, точно не скажем». Машину так и не нашли – что неудивительно, ибо теперь список расширился до «фордов» и «шеви» 48 – 50 годов. Идет подковерная борьба за руководство расследованием: шеф Паркер поддерживает Дадли Смита, Тад Грин продвигает Расса Милларда. Стволы не найдены. Кошельки и сумочки жертв обнаружены в коллекторе в нескольких кварталах от отеля «Тевир». Вместе со стреляными гильзами из Гриффит-парка – улика весомая. Но, увы, все эти улики косвенные. Вот почему Эллис Лоу не оставляет в покое Паркера, требуя, чтобы Паркер не оставлял в покое Эда:

– Скажи ему, нам нужны свидетельские показания, пусть надавит на эту девчонку, он вроде с ней сошелся, пусть уговорит ее пройти допрос под пентоталом, нам нужны подробности – сочные подробности, как в деле Крошки Линдберга, нам нужно, черт побери, раскрыть это дело так, чтобы все было как на ладони!

Подошла Инес, присела рядом. Перед ними открывался вид: слева – Амазонка, справа – гипсовые горы.

– Как ты? – спросил Эд. – Домой пока не хочешь?

– Хочу сигарету. Хотя вообще-то не курю.

– И не начинай. Инес…

– Да, я перееду к тебе в охотничий домик.

– И что же помогло тебе решиться? – улыбается Эд. Инес поднимает вуаль, заправляет ее под поля шляпы.

– Увидела в туалете газету. Эллис Лоу распинается перед журналистами о моих нечеловеческих страданиях. Вот и хочу скрыться куда-нибудь от него подальше. Да, я ведь еще не поблагодарила тебя за шляпку.

– Не стоит.

– Стоит. Я вообще-то девушка воспитанная. Просто с подозрением отношусь к anglos [37], которые оказывают мне любезности.

– Думаешь, я и сейчас пытаюсь на тебя надавить? Нет.

– Пытаешься, Эксли. И еще раз, для протокола: я ничего не скажу, я не буду смотреть на фотографии, я не дам показаний.

– Я подписал рекомендацию, чтобы пока тебя оставили в покое.

– Ах, «пока»! И это, по-твоему, не давление? А то, что ты за мной ухлестываешь? Впрочем, это мне даже нравится. Сам понимаешь, ни один мексиканский мачо на улице не покажется рядом с девушкой, которая прошла через банду negritos putos. Впрочем, я мексиканских мачо всегда терпеть не могла. И знаешь, что самое страшное, Эксли?

– Эд, я же говорил.

Инес возводит глаза к небу.

– У меня есть младший брат по имени Эдуардо – редкостный гаденыш. Так что тебя я буду звать Эксли. Так вот, знаешь, что самое страшное? Что мне сейчас хорошо. Так хорошо – как в сказке. Но сказки рано или поздно кончаются. Это – сказка, а то, что со мной случилось, – реальность. Понимаешь?

– Понимаю. Инес, попробовала бы ты все-таки мне поверить.

– Не могу, Эксли. «Пока» – не могу. Может быть, не смогу никогда.

– Я единственный, кому ты можешь доверять.

Инес резко опускает вуаль.

– Нет. Тебе – не могу. Ты не ненавидишь их за то, что они со мной сделали. Тебе кажется, что ненавидишь, но на самом деле для тебя это просто случай продвинуться по службе. А вот офицер Уайт – он их ненавидит. Он убил мерзавца, который надо мной измывался. И ему я верю. Он не такой умный, как ты, не умеет красиво говорить и дарить дорогие подарки, но ему – верю.

Эд протягивает к ней руку, но она резко отстраняется.

– Я хочу, чтобы они сдохли. Absolutamento muerte. Comprende? [38]

– Я-то comprende. А ты comprende, что твой ненаглядный офицер Уайт – громила и садист?

– Только если ты comprende, что к нему ревнуешь… Ой! Боже мой, ты только посмотри!

Рэй Дитерлинг и его отец. Эд встает. Встает и Инес, глаза у нее округляются от восторга.

– Рэймонд Дитерлинг, мой сын Эдмунд, – представляет Престон. – Эдмунд, познакомь нас с юной дамой.

– Сэр, я так рада с вами познакомиться! – выпаливает Инес Дитерлингу. – Обожаю ваши мультфильмы!

Дитерлинг пожимает ей руку.

– Благодарю вас, дорогая. Позвольте узнать ваше имя?

– Инес Сото. Я… я ваша самая большая поклонница!

Дитерлинг улыбается. Грустно улыбается – ее имя обошло все газеты. Поворачивается к Эду.

– Очень приятно, сержант.

Крепко жмут друг другу руки.

– Сэр, для меня большая честь. Поздравляю вас.

– Благодарю вас, но поздравления мне лучше разделить с вашим отцом. Престон, а у твоего сына отличный вкус, тебе не кажется?

Престон смеется в ответ.

– Мисс Сото, должен вам заметить, мой сын редко проявляет такой прекрасный вкус, как сегодня. – Протягивает Эду какую-то бумажку. – Звонил офицер из службы шерифа, искал тебя. Я принял сообщение. Вам понравился Фантазиленд, мисс Сото?

– Ой, конечно! Еще как понравился!

– Очень рад. Если пожелаете, могу предложить вам здесь хорошую работу. Надумаете – скажите.

– Спасибо, спасибо, сэр! – лепечет Инес. Эд, поддерживая ее под руку, разворачивает записку:

Стенсленд нюхает кокс в баре «Визит», 3871, Вест-Гейдж, в обществе преступных элементов. Нарушение условий досрочного освобождения. Жду. Кифер.

Престон и Дитерлинг откланиваются и идут дальше. Инес машет им рукой на прощание.

– Я отвезу тебя назад в больницу, – говорит Эд Инес, – только по дороге заедем на пять минут в одно место.

вернуться

37

Англосаксы (исп.).

вернуться

38

Окончательно мертвы. Понимаете? (исп.).

44
{"b":"31055","o":1}