ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Задача трех тел
Адвокат и его женщины
Гид по стилю
Возвращение
Прыг-скок-кувырок, или Мысли о свадьбе
Эссенциализм. Путь к простоте
Время-судья
Институт неблагородных девиц. Чаша долга
Содержание  
A
A
* * *

Они едут в Лос-Анджелес. Включено радио. Инес барабанит пальцами по приборной доске. Эд упивается мечтами о мести Стенсу. Через час добираются до «Визита». Через улицу напротив – машина без опознавательных знаков. Эд паркуется прямо за ней.

– Вернусь через несколько минут. Посиди здесь, хорошо?

Инес кивает. Из бара выходит Пэт Кифер: Эд свистит ему. Кифер подходит, и Эд отводит его в сторонку.

– Ну что? Он здесь?

– Здесь. Под кайфом и пьяный как свинья. Я уж думал – не дождусь вас.

За зданием бара есть темная аллея.

– Где инспектор по надзору?

– Я ему позвонил, он велел мне произвести арест самому. Это ведь наша территория. Дружки его смылись, он один.

Эд указывает на аллею.

– Тащи его туда. В наручниках.

Кифер возвращается в бар. Эд ждет его у выхода на аллею. Из бара слышатся вопли, звуки ударов. Наконец Кифер выволакивает через заднюю дверь Стенсленда – в растерзанном виде, благоухающего выпивкой. Кифер держит его за волосы, оттянув голову назад, а Эд бьет – по зубам, под дых, бьет, пока не отказывают руки. Дик падает наземь, со стонами извергая из себя спиртное. Эд пинает его ногой в лицо и шатаясь отходит прочь.

На тротуаре он видит Инес. Она смотрит на него, и в глазах у нее – вопрос: «Так значит, офицер Уайт – громила и садист?»

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

Утром Бад напоил женщину кофе. Хотелось поскорее ее выставить и поехать к Стенсу.

Кэролин-как-ее-там. В «Орбите» выглядела ничего: дневной свет прибавил ей лет десять. Бад подобрал ее, когда услышал о Дике, – и понял, что, если сейчас не найдет себе женщину, пойдет и убьет Эксли. В постели она была недурна, но, чтобы разогреться, он думал об Инес – и от этого ощущал себя последним подонком. Один шанс из миллиона на то, что Инес когда-нибудь захочет заняться этим по любви. Бад бросил о ней думать, и остаток ночи они с Кэролин провели за бренди и вымученными разговорами.

– Ладно, – сказала наконец Кэролин, – наверное, мне пора.

– Я тебе позвоню.

И в эту минуту раздался звонок в дверь.

Бад открыл. Кэролин выглядывала у него из-за плеча. На пороге – Дадли Смит и Джо Ди Ченцо из участка Вест-Вэлли.

Дадли улыбнулся. Ди Ченцо кивнул. Кэролин, видно, сообразила, что ей здесь делать нечего – бочком проскользнула мимо Бада и растворилась. Бад молча пропустил гостей в комнату: неубранная складная кровать, бутылка из-под бренди, два стакана.

– А вот и алиби, – заметил Ди Ченцо, указав на смятую постель. – Да я и не думал, что это он.

Бад захлопнул дверь.

– Босс, что случилось?

– Сынок, – со вздохом начат Дадли, – боюсь, я принес дурную весть. Прошлой ночью девушку по имени Кэти Джануэй нашли в ее номере в мотеле мертвой. Ее изнасиловали и забили до смерти. В сумочке у нее обнаружена твоя визитка. Дело расследует сержант Ди Ченцо: он знал, что ты мой протеже, поэтому сообщил мне. Я побывал на месте преступления, нашел там конверт, адресованный мисс Джануэй, и немедленно узнает твой не слишком изящный почерк. Объяснись, пожалуйста, сынок. Сержанту Ди Ченцо нужно исключить тебя из списка подозреваемых.

Кэти Джануэй…

Бад глубоко вздохнул, приготовившись лгать.

– Я проверял связи Каткарта. Одна из тех шлюх, что на него работами, рассказала, что у него была молоденькая подружка. Я поговорил с девушкой, но ничего важного она не сообщила. Сказала только, что эта проститутка присвоила деньги, которые оставил ей Каткарт. Я ее потряс малость, получил деньги и отослан их девочке по почте.

Ди Ченцо покачал головой.

– И часто ты трясешь шлюх?

Дадли снова вздыхает.

– Несмотря на свою зловещую внешность, Бад в душе сентиментален. У него слабость к женщинам в беде. Так что мне его объяснение представляется вполне удовлетворительным. Кстати, сынок, как зовут эту шлюху?

– Синтия Бенавидес, кличка Сладкая Синди.

– Сынок, это имя в твоих рапортах не встречаюсь. И должен заметить, это большое упущение с твоей стороны.

Верно. В рапортах не было не только этого. О том, что Каткарт собирался заняться порнографией, Бад тоже не сообщил. И о том, что кто-то побывал у него дома, – тоже.

– Ну я подумал, что это неважно.

– Сынок, неужели ты не понимал, что она может оказаться свидетельницей? Разве я тебя не учил обращать внимание на каждую мелочь?

Кэти Джануэй – голая, на холодном столе в морге. Взгляд застилает красная пелена.

– Да, учил.

– Тогда будь добр объяснить, чем ты занимался со времени нашей встречи за ужином – той самой встречи, на которой ты должен был сообщить мне и о мисс Джануэй, и о мисс Бенавидес?

– Пока проверяю связи Лансфорда и Каткарта.

– Сынок, неужели ты еще не сообразил, что связи Лансфорда никакого отношения к делу не имеют? Что нового тебе удалось узнать о Каткарте?

– Ничего.

Дадли, обернувшись к Ди Ченцо:

– Ну что, сынок, теперь видишь, что Бад не тот, кто тебе нужен?

Ди Ченцо вытаскивает сигару.

– Вижу. И вижу, что он – не ума палата. Ну так что, Уайт, сам ты-то как думаешь, кто пришил девчонку?

Красный седан, что он видел у мотеля, – и потом, на Кахуэнге.

– Не знаю.

– Коротко и ясно. Джо, я с твоего разрешения переговорю со своим другом наедине, хорошо?

Ди Ченцо выходит, на ходу закуривая сигару. Дадли прислоняется к двери.

– Извини меня, сынок, но вымогать деньги у проститутки, чтобы обеспечить чью-то несовершеннолетнюю любовницу. – это уж слишком. Я понимаю и уважаю твои рыцарские чувства, и в полицейской работе – это большой плюс, но ты переступаешь границы профессиональных обязанностей, а это недопустимо. Так что с этого момента ты отстраняешься от проверки Каткарта и Лансфорда и снова начинаешь прорабатывать Черный город. Мы с шефом Паркером теперь уже абсолютно уверены, что бойня в «Ночной сове» – дело рук наших задержанных или, в самом крайнем случае, какой-то другой банды цветных. Однако у нас еще нет ни оружия, ни машины подозреваемых, а Эллису Лоу необходим полный набор улик, чтобы у присяжных не возникло никаких сомнений. А наша дорогая мисс Сото говорить отказывается, и, боюсь, дело кончится тем, что придется устроить ей допрос с применением пентотала. Твоя задача – проверить и допросить негров, ранее осужденных за преступления на сексуальной почве. Необходимо найти людей, которым наша несвятая троица продала мисс Сото, и, полагаю, эта работа тебе по плечу. Сделаешь это для меня?

Каждое его слово – словно удар ножом.

– Конечно, Дад.

– Вот и молодец. Наведывайся время от времени в 77-й участок. А будешь писать рапорты – пиши как можно подробнее.

– Конечно, босс.

Смит открывает дверь.

– Не обижайся на меня, сынок. Я ведь добра тебе желаю. Ты это понимаешь?

– Конечно.

– Вот и хорошо. Я постоянно о тебе думаю, сынок. Шеф Паркер предложил мне назвать кандидатуры для повышения: я уже назвал Брюнинга и Карлайла, и, как только закроем дело «Ночной совы», думаю, к ним присоединишься и ты.

– Спасибо, босс.

– Хорошо. Да, сынок, вот еще что. Ты, конечно, уже слышал, что Дик Стенсленд арестован и что произошло это с участием Эда Эксли. Так вот: мстить ты не будешь. Надеюсь, ты хорошо меня понял.

* * *

Красный седан – то или не то?

Кто-то побывал в квартире Каткарта, обыскал, рылся у него в карманах -???

Сладкая Синди: «Дюк мечтал торговать порнухой».

Пушинка Ройко: «Носился с каким-то грандиозным планом».

Какой-то парень, похожий на Дюка, вербовал девушек по вызову. Дело о порнографии в Отделе нравов застопорилось. Мусорщик Джек, виртуоз в деле писания отчетов, махнул рукой на это дело и просится в команду «Ночной совы». И сам Расс Миллард считает, что дело – висяк.

А Бад обманул Дадли. Человека, которому обязан почти всем. И ни капли об этом не жалеет.

Если бы он сообщил о Кэти кому следует – сейчас она была бы жива. В приемнике-распределителе, перепуганная, несчастная, злая на весь свет и на него, Бада, особенно. Но живая. Читала бы журналы о жизни кинозвезд…

45
{"b":"31055","o":1}