ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А что скажете насчет двух В?

– Двух В?

– Вторжение со взломом. Кто-то побывал в квартире Каткарта и стер все отпечатки пальцев.

Пэтчетт пожимает плечами.

– Мистер Уайт, просто не понимаю, о чем вы говорите. Для меня все это – китайская грамота.

– Правда? А как насчет порнухи? Вы знаете Жилетта. Жилетт продал вам Линн Брэкен. Тот же Жилетт продал Кэти Джануэй Каткарту. Говорят, что Каткарт пытался начать новое дело – торговать порнографией.

При слове «порнография» в глазах у Пэтчетта что-то блеснуло – и тут же погасло.

– Это для вас уже не китайская грамота, а?

Пэтчетт поднял бокал, неторопливо помешал соломинкой кубики льда.

– По-прежнему не понимаю, о чем вы. Кроме того, ваши вопросы все сильнее отклоняются от изначальной темы. Я терплю вас, потому что ваша манера беседы для меня в новинку: однако терпение мое на исходе, а главное, меня смущает запутанность ваших мотивов.

Черт бы его побрал – скользкий, как угорь! Бад встал, кипя от гнева.

– Верно ли я понимаю, что кто-то из фигурантов этого дела вам небезразличен? – задал вопрос Пэтчетт.

– Верно.

– Если это та девушка, Джануэй, – имейте в виду, что мое предложение остается в силе. Возможно, я и вовлекаю женщин в незаконную деятельность, но они получают достойную компенсацию за свой труд, я хорошо с ними обращаюсь и слежу, чтобы мужчины, с которыми они имеют дело, относились к ним с подобающим уважением. Всего доброго, мистер Уайт.

* * *

По дороге Бад размышляет о том, что скрыл от него Пэтчетт. Потом мысли переходят на Дадли – скоро ли он заподозрит, что Бад прячет улики? Он уже косится на Бада, но пока что по другой причине – боится, что тот изувечит Эксли.

Линн Брэкен живет в Ноттингеме, неподалеку от Лос-Фелис: дом он нашел легко – вычурное современное здание. Из окон сочатся разноцветные лучи света: прежде чем звонить, Бад туда заглянул.

В многоцветном тумане – красном, желтом, голубом – разворачиваюсь перед ним эротическое шоу для одного.

Обнаженная женщина, как две капли воды похожая на Веронику Лейк – тонкая, гибкая, белокурые локоны, идеальная стрижка «паж», – стоит, приподнявшись на цыпочки. Позади нее пристроился мужчина, и полная грудь красавицы покачивается в такт движениям.

Уличный шум уплыл куда-то в дальнюю даль. Мужчину Бад не видел, не замечал – смотрел только на женщину, и каждый изгиб ее тела, подсвеченного волшебным разноцветным сиянием, навеки врезался ему в память.

Домой ехал как в тумане, не думая ни о чем, кроме нее.

На пороге его ждала Инес Сото.

– Я была у Эксли на озере Эрроухед, – заговорила она. – Он обещал, что не будет на меня давить, что вообще там не появится. А теперь приезжает и говорит, что я должна пройти допрос под этим лекарством, которое заставит меня все вспомнить. Я отказалась. Я тебя легко нашла – других Венделлов Уайтов в телефонном справочнике нет.

Бад поправляет на ней шляпку, заправляет под поля выбившуюся вуаль.

– Как ты сюда добралась?

– На такси. У меня осталась еще сотня долларов из денег Эксли – кое-какая польза от него все-таки есть. Бад, я не хочу об этом вспоминать!

– И не нужно, милая. А теперь давай подыщем тебе какой-нибудь ночлег.

– Я хочу остаться с тобой!

– Но у меня кровать всего одна, да и та складная.

– Ну и хорошо! Пусть будет как будто снова в первый раз!

– Не надо, Инес. Подожди немного. Придет время, найдешь себе какого-нибудь парня из колледжа…

– А я-то уже начала ему доверять! – не слушая его, восклицает Инес.

Бад распахивает дверь. Первое, что бросается в глаза, – кровать с неубранными смятыми простынями, следы Кэролин как-ее-там. Инес падает на кровать и мгновенно проваливается в сон. Бад укрывает ее одеялом, а сам устраивается в прихожей, подложив под голову пиджак. Сон приходит не сразу: в голове прокручиваются события сегодняшнего долгого дня. Наконец он засыпает с мыслями о Линн Брэкен – а на рассвете, проснувшись, обнаруживает, что рядом с ним свернулась клубочком Инес.

И Бад не гонит ее прочь.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Эд понимает, что это сон, но не может проснуться и только вздрагивает.

Во сне снова и снова повторяется то, что весь вчерашний день мучило его наяву. Слова Инес: «Трус! Предатель! Используешь меня ради своей драгоценной карьеры!» И последнее, уже в дверях: «Может, офицер Уайт и не такой умный, и не такой талантливый, и богатого папочки у него нет – но он в десять раз больше мужчина, чем ты!»

Теперь он винит себя за то, что дал ей уйти. Опомнившись, бросился в город, в лачугу семейства Сото. Трое братьев Инес – бандитского вида латиносы – смотрели на него волками. Старик Сото подытожил: «У меня больше нет дочери».

Зазвонил телефон. Эд, вырванный из тяжелого сна, перевернулся на бок, снял трубку:

– Эксли слушает.

– Это Боб Галлодет. Можешь меня поздравить.

– С чем? – бормочет Эд, стряхивая остатки сна.

– Сдал все экзамены. Теперь я полноправный юрист и следователь Бюро окружного прокурора. Впечатляет?

– Поздравляю. Ты только ради этого позвонил в восемь утра?

– Нет, не только. Слушай внимательно. Вчера вечером Эллису Лоу позвонил адвокат по имени Джейк Келлерман. Он представляет двух свидетелей, родных братьев, которые заявляют, что могут указать связь между Каткартом и Микки Коэном и тем помочь раскрытию дела «Ночной совы». Им предъявлено обвинение в торговле бензедрином, но Эллис обещает им освобождение от уголовной ответственности и по этому, и по любым другим делам, которые могут всплыть при расследовании. Встреча назначена через час в отеле «Миримар» – сами братья, Келлерман, ты, я, Лоу и Расс Миллард. Дадли Смита не будет. Распоряжение Тада Грина: он считает, что Миллард больше подходит для такой работы.

Эд спрыгивает с кровати.

– Кто они такие, эти братья?

– Питер и Бакстер Энгелклинги. Слыхал о таких?

– Нет. Допрос будет?

– А что, хочется? – смеется Галлодет. – Нет, Келлерман зачитает подготовленное заявление, и мы с Лоу решим, стоит ли тащить их показания на процесс. Я тебя встречу. Стоянка при отеле «Миримар», через сорок пять минут – идет?

– Договорились.

* * *

Ровно через сорок пять минут Галлодет вводит его в холл отеля. Ни приветствий, ни рукопожатий – переходит прямо к делу.

– Хочешь знать, что нам уже известно?

– Выкладывай.

Галлодет рассказывает на ходу.

– Все в сборе, ждут только нас. Эллис захватил стенографистку. Наши братья – Пит и Бакс Энгелклинги, тридцати шести и тридцати двух лет, из Сан-Бернардино. Такие, я бы сказал, гангстеры невысокого полета, приблатненные. Оба еще в начале сороковых отсидели в колонии за торговлю травкой, с тех пор в поле зрения прокуратуры не попадали, если не считать нескольких арестов за таблетки. Есть у них и легальный бизнес – типография в Сан-Берду. Ребята себе на уме, но рядом со своим покойным папашей – щенки. Вот старик Энгелклинг – это было нечто! Прикинь: преподаватель химии в колледже, фармацевт-изобретатель, разрабатывал средства для лечения психозов. Впечатляет, а? И при этом тот же самый старик Энгелклинг, откинувший копыта летом пятидесятого, создавал новые наркотики и продавал свой марафет старой мафиозной гвардии. Да что там – сам Микки Коэн в дни своей телохранительской службы прикрывал спину Доку Энгелклингу!

– Вижу, скучать нам не придется. Но как ты свяжешь Коэна с «Ночной совой»? Начать с того, что он сидит.

– Эксли, «Ночную сову» я намерен связывать исключительно с нашими цветными. Гангстеры никогда не убивают невинных граждан. Просто Лоу загорелся идеей придать делу новый поворот. Ладно, пошли, все ждут.

Встреча назначена в гостиной номера 309. За длинным столом сидят Лоу и Миллард, напротив них – трое: пожилой адвокат и братья в комбинезонах, похожие как близнецы, – лысеющие, с гнилыми зубами и блестящими глазками-бусинками. У дверей спальни расположилась стенографистка со своей машинкой.

49
{"b":"31055","o":1}