ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

Джек уснул за рулем у дома Линн Брэкен.

Ему снилась Карен в постели с Вероникой Лейк. Кровь и сперма, мертвецы в развратных позах, прекрасные женщины, истекающие красными чернилами. Солнце заставило его разлепить веки, и первое, что он увидел, была машина Бада у подъезда Линн.

Губы пересохли и потрескались, все тело ломит. Джек проглотил последние две таблетки и в ожидании «прихода» перебрал в памяти события прошедшего дня.

В папках Сида – ничего. Значит, единственные его ниточки к Хадженсу – Пэтчетт и Брэкен. У Пэтчетта в доме ночуют слуги; Брэкен живет одна. Как только Уайт вылезет из ее постели, Джек с этой шлюхой потолкует по-свойски.

Джек уже составлял в уме туфтовый отчет для Дадли Смита, когда хлопнула дверь – звук прогремел в ушах ружейным выстрелом. Вышел Бад Уайт, направился к своему автомобилю.

Джек скорчился на сиденье. Удаляющийся рев мотора. Секунды две-три – и снова оглушительно хлопает дверь. Линн Брэкен. теперь – брюнетка, садится в машину, срывается с места.

На восток, в сторону Лос-Фелиса. Джек – за ней: по правой полосе, на приличном расстоянии. В этот ранний час машин на улице почти нет, но женщина за рулем его не замечает – должно быть, слишком занята своими мыслями.

На восток, в Глендейл. К северу по Брэнд. Остановка перед закрытыми дверями банка. Джек заворачивает за угол, отыскивает удобный наблюдательный пункт – из-за пустых коробок, сложенных перед дверью бакалеи на углу, все отлично видно.

Присев за коробками, Джек наблюдает за сценой у дверей банка. Линн Б. беседует с каким-то коротышкой. Тот явно нервничает, аж трясется весь. Наконец открывает банк и почти вталкивает ее внутрь. Чуть дальше по улице припаркованы «форд» и «додж»: Джек вглядывается в номера – бесполезно, отсюда не разобрать. Двери банка распахиваются: с крыльца сходит старый знакомый – Ламар Хинтон с огромной коробкой в могучих ручищах.

Что там? Десять к одному – папки.

Появляются Брэкен и банковский служащий, тоже с коробками, торопливо загружают их в «додж» и «паккард» Линн. Нервный человечек запирает двери банка, садится в «форд» и, развернувшись, направляется на юг. Хинтон и Брэкен тоже садятся в машины и едут на север – не сразу друг за другом, выдержав паузу.

Тик-так, тик-так – тянутся секунды. Джек отсчитывает десять секунд и бросается в погоню.

После упорного преследования он настигает их милю спустя, в центре Глендейла. Его птички летят на север, к подножию холмов. Машин на дороге становится все меньше: Джек находит место, откуда хорошо видна дорога, змеящаяся по холму вверх, паркуется у обочины, ждет. Вот и его голубки – все ближе к вершине, исчезают за поворотом, появляются снова…

Джек мчится за ними. Дорога выводит его на ухоженную поляну, оборудованную для пикников: деревянные столы, угольные ямы для жарки барбекю. Обе машины стоят рядышком за соснами. Брэкен и Хинтон выгружают из багажника коробки. Хинтон небрежно цепляет мизинцем канистру с бензином.

Оставив автомобиль поодаль, Джек подкрадывается поближе. Брэкен и Хинтон складывают коробки в самую большую яму, полную древесного угля. Спиной к нему, его не видят. Джек пригибается, прячется за низкорослыми сосенками, передвигается короткими перебежками – от одного дерева к другому.

Парочка возвращается к машинам: Брэкен берет коробку полегче, Хинтон ухватил сразу две. На полпути ею перехватывает Джек. Ногой по яйцам, рукоятью револьвера по морде – раз, раз, раз! Хинтон падает, роняя свою ношу, Джек склоняется над ним, точными ударами револьверной рукояти дробит коленные чашечки, плющит запястья.

Хинтон белеет и закатывает глаза – шок.

Брэкен уже стоит над ямой с канистрой бензина и зажигалкой в руке.

Одним прыжком Джек оказывается по другую сторону ямы, выхватывает револьвер.

Стоп-кадр.

Канистра открыта, сочится едкий запах бензина. Линн Щелкает зажигалкой. Джек направляет револьвер ей в лицо. Стоп-кадр.

Сзади стонет и ворочается Хинтон. Револьвер в руке у Джека начинает дрожать.

– Сид Хадженс, Пэтчетт, «Флер-де-Лис». Либо я, либо Бад Уайт. Меня купить можно, его – нельзя.

Линн опускает зажигалку, ставит на землю канистру.

– Что с Ламаром?

Хинтон корчится в пыли, плюется кровью. Джек опускает револьвер.

– Жить будет. Он в меня стрелял, так что теперь мы квиты.

– Он не стрелял в вас. Пирс… в общем, Ламар этого не делал.

– Тогда кто?

– Не знаю. Правда не знаю. И кто убил Хадженса, мы с Пирсом тоже не представляем. Узнали об этом вчера из газет.

Одна из коробок в яме раскрыта – видна стопка папок.

– Секретные материалы Хадженса?

– Они самые.

– Продолжайте, я слушаю.

– Давайте лучше обсудим цену. Ламар рассказал о вас Пирсу, и Пирс сообразил, что вы – тот самый полицейский, имя которого постоянно мелькает в бульварных листках. Вы сами сказали, что вас можно купить. Какова цена?

– То, что мне нужно, в этих папках.

– И что вы можете…

– Я знаю о том, что Пэтчетт – сутенер. И о вас, и о других девушках. Знаю все о «Флер-де-Лис» и о том, чем торгует Пэтчетт, включая и порнографию.

Эти новости Линн Брэкен приняла не моргнув глазом.

– В нескольких ваших журналах изображаются искалеченные люди: увечья и кровь подрисованы красными чернилами. Я видел фотографии тела Хадженса: он изувечен точь-в-точь как на этих снимках.

Линн по-прежнему с каменным лицом:

– И теперь вы хотите расспросить меня о Пирсе и Хадженсе?

– Да, и о том, кто рисовал кровь на фотках.

Линн качает головой.

– Не знаю, кто делает эти фотографии. И Пирс тоже не знает. Он покупает их партиями у одного богатою мексиканца.

– Что-то мне не верится.

– Мне все равно, верите вы мне или нет. Хотите что-то, кроме этого? Деньги?

– Нет. Держу пари, Хадженса убил тот, кто сделал снимки.

– А может быть, тот, кого эти снимки возбуждают. Но вам-то какая разница? Я тоже готова держать пари: весь этот шум – из-за того, что у Хадженса что-то было и на вас.

– Умница. А я пари держу, что Хадженс и Пэтчетт не за игрой в гольф познакомились, и…

– Пирс и Сид собирались работать вместе, – прерывает его Линн. – А больше я вам ничего не скажу.

Очевидно, шантаж.

– И эти папки предназначались для вашего общего дела?

– Без комментариев. Я в них не заглядывала и не собираюсь.

– Тогда объясните, что произошло в банке.

Линн бросает взгляд на Хинтона – великан корчится на земле, словно раздавленная лягушка.

– Пирс знал, что свои секретные досье Сид хранит на депозите в сейфе банка. Когда мы прочли в газете, что Сид убит, Пирс сообразил, что рано или поздно полиция доберется до папок. Видите ли, у Сила были материалы и на Пирса – документальные свидетельства о таких его способах заработка, которые полиция не одобряет. Пирс подкупил менеджера банка, тот впустил нас и позволил забрать документы. Остальное вы видели.

Из ямы поднимается густой запах древесного угля.

– Что у вас с Бадом Уайтом?

Лицо Линн остается безмятежным, но он замечает, что руки ее, прижатые к бокам, сжимаются в кулаки.

– Он к этому не имеет никакого отношения.

– И все же ответьте.

– Зачем?

– Никогда не поверю, что вы просто встретились на улице и влюбились с первого взгляда.

Линн вдруг улыбается – так открыто и заразительно, что Джек с трудом удерживается от ответной улыбки.

– Мы с вами заключаем сделку, верно? Перемирие?

– Точно. Пакт о ненападении.

– Тогда объясню. Бад вышел на Пирса, расследуя убийство молодой девушки по имени Кэти Джануэй. Имя Пирса и мое он получил от человека, который знал эту Кэти. Разумеется, мы ее не убивали, и Пирсу вовсе не хотелось, чтобы вокруг шнырял полицейский. Он попросил меня быть с Балом поласковее… А теперь он, кажется, действительно начинает мне нравиться. И я очень прошу вас не рассказывать ему обо всем этом. Пожалуйста.

58
{"b":"31055","o":1}