ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Прах к праху.

Стенс получил полгода. А Эксли получил Инес – за убийство четырех подонков она ему все простила.

Могильщики принимаются за работу, а скорбящие гуськом тянутся к часовне. Эллис Лоу поскальзывается и хлопается на задницу.

Бад гонит от себя дурные мысли. Думай о чем-нибудь хорошем, приказывает он себе. Например, о Линн. Или о том, что убийцу Кэти Джануэй он рано или поздно найдет. Обязательно найдет. Пусть даже через двадцать лет.

Скорбящие входят в часовню, расставляют по углам зонтики, снимают плащи, рассаживаются кто куда. Бад тоже садится в дальний конец стола. Паркер и Эксли становятся за аналой.

Репортеры, блокноты. Во главе стола Лоу, вдова Милларда, Престон Эксли, прославленный строитель Фантазиленда.

Паркер, в микрофон:

– Дамы и господа, нас собрало здесь печальное событие. Сегодня мы проводили в последний путь замечательного человека и преданного служителя закона. Все мы глубоко скорбим о его безвременной кончине. Смерть капитана Рассела А. Милларда стала огромной потерей не только для миссис Миллард, не только для семьи Миллардов, но и для всех нас. Мне вспоминается фраза, прочитанная много лет назад в какой-то книге, сейчас уже не припомню в какой. Фраза такая: «Если Бога нет, какой же я после этого капитан?» Так вот: есть Бог, ведущий нас сквозь скорби и беды, и капитан Расс Миллард был капитаном у Него на службе.

Паркер достает из кармана коробочку, обтянутую бархатом.

Однако, несмотря на нашу скорбь, жизнь продолжается. Одновременно с потерей одного блестящего полицейского мы стали свидетелями подвига другого. Эдмунд Дж. Эксли, сержант-детектив, безупречно служит в полиции Лос-Анджелеса на протяжении уже десяти лет, из которых три года отдал защите отечества в армии Соединенных Штатов. За мужество, проявленное в бою на тихоокеанском театре военных действий, сержант Эксли награжден крестом «За выдающиеся заслуги». А несколько дней назад он снова проявил поразительную отвагу: на сей раз в борьбе не с внешним, а, если можно так выразиться, с внутренним врагом. Поэтому я считаю за честь для себя вручить сержанту Эксли нашу высшую награду – медаль «За доблесть».

Эксли выходит вперед, и Паркер надевает ему на шею медаль на голубой ленте. Мужчины пожимают друг другу руки; у Эксли слезы на глазах. Сверкают вспышки, скрипят перья репортеров. Никто не аплодирует.

– Однако, – продолжает Паркер в микрофон, – каково бы ни было высокое значение этой награды, это поощрение морального, а не практического свойства. Поэтому сегодня я хочу воспользоваться редко используемым правом начальника городской полиции и наградить Эда Эксли повышением по службе. Я повышаю его в звании на два ранга, то есть делаю капитаном, и назначаю на должность командира-контролера с широкими полномочиями, который по мере необходимости будет исполнять обязанности начальника различных отделов, то есть ту должность, которую прежде занимал наш дорогой коллега Расс Миллард.

Престон Эксли встает. Встают все гражданские; по знаку Тада Грина встают и копы. Недружные, жидкие аплодисменты. Эд Эксли стоит прямо, словно аршин проглотил.

Бад сидит развалясь. Он демонстративно достает свой револьвер, целует его и делает вид, что сдувает с дула пороховой дым.

ГЛАВА СОРОК ПЕРВАЯ

Пресвитерианский священник обвенчал их в саду перед домом Морроу. Старик Уэлтон разослал приглашения и оплатил банкет. Шафером был Миллер Стентон, подружкой невесты Джоанн Лоу-Морроу (еще до начала церемонии она изрядно угостилась шампанским и теперь нетвердо стояла на ногах). Дадли Смит потешал публику анекдотами и звучным тенором пел ирландские песни. По просьбе Эллиса Лоу пришли Паркер и Грин, а с ними капитан-вундеркинд Эд Эксли, один, без своей мексиканки. Прочие гости – друзья семьи Морроу, богатые и знаменитые. На огромном заднем дворе величественного особняка Морроу яблоку было негде упасть.

Впервые за много лет Джек без страха смотрел в будущее. Хадженс мертв и похоронен; расследование убийства прекращено «за недостатком улик». Копии «страховки» Джека разбросаны по депозитным сейфам четырнадцати банков. Пэтчетт и Брэкен будут молчать.

Дадли проглотил его лживые отчеты об Уайте (ни слова о Линн, Уайт ночи напролет шлялся по барам). На всякий случай Джек еще несколько дней следил за домом Линн, но ничего интересного не увидел. Разве только то, что Бад приезжает к ней каждый вечер и, похоже, у них все ладится. Что ж, он всегда подозревал, что страшный Громила Бад в глубине души слюнтяй, мечтающий о семейном уюте и готовый растаять от женской ласки. Как и сам Джек.

Священник задал положенные вопросы, они с Карен произнесли положенные ответы. «А теперь поцелуйте невесту». Объятия, поцелуи, хлопки по спине – поздравители оттеснили молодых друг от друга. Даже Паркер улыбался так, словно всю жизнь мечтал побывать на их свадьбе.

Вокруг Эда Эксли уже собралась толпа поклонников. Кажется, им гости интересуются больше, чем женихом с невестой. Еще бы: какими только прозвищами не награждают его газеты! «Герой Лос-Анджелеса», «Храбрец Эд», «Эдди – меткий стрелок»… Что ж, он это заслужил: сумел воспользоваться случаем, прикрыл дело, грозившее зайти в тупик, помог полиции Лос-Анджелеса сохранить лицо. Сам Джек, наверное, так бы не смог. Духу не достало бы.

Эксли. Уайт. Он сам.

У всех у нас свои секреты.

Секреты Джека там, в мутной глубине: порнография, мертвый торговец сплетнями и «Ночная сова».

К Богу Джек не обращался уже лет тридцать; но сейчас на него вдруг нашла охота помолиться. О том, чтобы все секреты остались позади. Чтобы Бад нашел счастье с Линн, Эксли со своей мексиканочкой, он сам – с Карен. Чтобы будущее было к ним благосклоннее прошлого.

КАЛЕНДАРЬ

1954

ВЫДЕРЖКА:

«Лос-Анджелес Геральд Экспресс», 16 июня

Бывший полицейский арестован за грабежи и убийства

Ричард Алекс Стенсленд, 40 лет, бывший детектив полиции Лос-Анджелеса, уволенный в 1951 году после громкого скандала, известного как «Кровавое Рождество», арестован сегодня утром. Ему предъявлено обвинение в шести вооруженных ограблениях и двух убийствах первой степени. Вместе с ним на квартире в Пакойме, где скрывался Стенсленд, арестованы Деннис Бернс, кличка Хорек, 43 года, и Лестер Джон Мишак, 37 лет. Бернс и Мишак обвиняются в четырех вооруженных ограблениях и двух убийствах первой степени.

Арест произведен капитаном Эдмундом Дж. Эксли, командиром-контролером полиции Лос-Анджелеса (в настоящее время Эксли исполняет обязанности руководителя Отдела по борьбе с ограблениями), а также сержантами Дуэйном Фиском и Дональдом Клекнером. Эксли, чьи показания по делу «Кровавого Рождества» в 1952 году привели к увольнению и тюремному заключению Стенсленда, сообщил репортерам: «Свидетели опознали всех троих по фотографиям. У нас достаточно фактов, доказывающих, что именно эти люди несут ответственность за ограбления шести винных магазинов в центре Лос-Анджелеса, в том числе и ограбления "Винной лавки Сола" в районе Силверлейк 9 июня сею года, во время которого были застрелены хозяин магазина и его сын. Свидетели подтверждают, что видели Стенсленда и Бернса на месте преступления. Мы собираемся немедленно начать интенсивные допросы подозреваемых и надеемся, что сможем раскрыть и другие случаи аналогичных ограблений».

Стенсленд, Бернс и Мишак не оказали сопротивлении при аресте. Позже, по прибытии в здание тюрьмы, Стенсленд попытался напасть на капитана Эксли, но охранники тюрьмы предотвратили нападение.

ЗАГОЛОВОК: «Лос-Анджелес Миррор Ньюс»,

21 июня

Стенсленд признается в ограблениях и убийствах

ЗАГОЛОВОК:

«Лос-Анджелес Геральд Экспресс», 23 сентября

Приговор грабителям винных магазинов: Бывший полицейский приговорен к смерти

60
{"b":"31055","o":1}