ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Брюнинг смотрит со скучающим видом. Бад выходит во двор: жухлая трава, забор, оплетенный колючей проволокой. Четырнадцать пустых номеров – мотель достался полиции по дешевке.

– Здравствуй, сынок.

Дадли. Бад закуривает, идет ему навстречу.

– Извини, что опоздал, сынок.

– Неважно. Ты ведь говорил, у тебя какое-то серьезное дело.

– Да, все то же самое. Как тебе Голливудский участок, сынок? Нравится?

– Отдел убийств нравился больше.

– Прекрасно. Обещаю, ты скоро туда вернешься. Видел, какой спектакль разыграла четвертая власть с участием твоего приятеля Эксли?

Бад, поперхнувшись дымом и закашлявшись:

– Конечно. Жаль, нельзя в самом деле пересмотреть дело – то-то бы он попрыгал! Только мне не хотелось бы, чтобы из-за этого пострадал ты.

Дадли, со смехом:

– Внутренний конфликт – понимаю, понимаю, сынок. Знаешь, я и сам испытываю противоречивые чувства, особенно с тех пор, как одна птичка в Сакраменто нам чирикнула, что на генерального прокурора оказывается большое давление и рано или поздно он согласится на пересмотр дела. На такой случай Эллис Лоу уже подготовил жалобу. Однако, полагаю, разумнее всего нам надеяться на лучшее, а готовиться к худшему. Политические дрязги, сынок. Генеральный прокурор – республиканец, историю о невинно убиенных активно раскручивают демократы, и, если он ничего не предпримет, это может крупно повредить ему на следующих выборах. Кстати, ты, сынок, ничем не хочешь со мной поделиться? Может быть, тебе известно о «Ночной сове» что-то такое, чего не знаю я?

К этому вопросу Бад готов:

– Нет.

– Что ж, хорошо. Ну и хватит об этом. Сынок, у меня для тебя задание. Сегодня вечером, здесь же, в «Виктории». Надо потолковать по душам с одним бугаем. Честно говоря, боюсь, что Майк и Дик даже вдвоем не произведут на него должного впечатления. Кстати, сынок, мир тесен – насколько я понимаю, этот парень в пятьдесят третьем году знал нашего друга Дюка Каткарта. Может быть, и о Кэти Джануэй сможет тебе что-нибудь рассказать. Ты ведь так и не смог забыть бедняжку Кэти, верно, сынок?

Бад судорожно сглатывает – в горле у него пересохло.

– Ладно, сынок, забудь, что я об этом спросил. Говорят, с проституткой что ни делай, а распутства из нее не вытравишь – вот та же история и с такими воспоминаниями. Сегодня вечером, сынок, в десять часов. И не грусти. Скоро я поручу тебе одно экстремальное задание – задание, которое напомнит тебе добрые старые деньки.

Бад моргает.

Дад улыбается ему и исчезает в домике номер 6.

С проституткой что ни делай, а распутства из нее не вытравишь.

Линн. Кэти Джануэй. Что знает Дад?

Бад стоит у дверей, щурится, вглядываясь вдаль, а за спиной у него все четыре стены содрогаются от воплей Сифакиса.

ГЛАВА ПЯТИДЕСЯТАЯ

Новости от Боба Галлодета: не сегодня-завтра генеральный прокурор объявит о пересмотре дела. Эллис Лоу: единственный выход – перехватить инициативу.

Эд в кафе на Ла Брея, ждет Джека Винсеннса. На столе разложены бумаги: «Ночная сова», заметки по делу Хадженса.

Вопрос: правду ли говорит человек из Сан-Квентина? Судя по всему, да – каковы бы ни были его мотивы.

Второй вопрос: связано ли с «Ночной совой» убийство Энгелклингов? Невозможно ответить, пока не получим информацию из округа Марин.

Третий вопрос: пурпурный автомобиль у дверей «Ночной совы». Совпадение? Тогда выходит, что настоящие убийцы следили за прессой, обнаружили машину Рэя Коутса раньше полиции и подбросили туда обрезы. А это значит, что подброшены и стреляные гильзы в Гриффит-парке – что уж совсем маловероятно. Архивы тюрьмы за 1935 – 1955 годы уничтожены – проследить тюремные контакты троих негров невозможно. Мысленный узелок на память: задание Клекнеру и Фиску – разработать и проверить все логические версии, связанные с машиной и подброшенными стволами.

Еще вопрос: третья жертва. Малколм Лансфорд, бывший полицейский, затем охранник в магазине. Не могла ли стать причиной убийства его связь с какой-нибудь преступной группировкой? Ответ: крайне маловероятно – Лансфорд «Ночную сову» посещал постоянно, проводил там едва ли не каждый вечер и засиживался допоздна.

Прихлебывая кофе, Эд размышляет о власти. У ОВР власть огромная – и в Департаменте, и вне его стен. Фиск и Клекнер по его приказу сделают все, что угодно. Винсеннс признался, что следил за Бадом Уайтом, однако о Линн Брэкен умолчал. Эд это отметил и приказал Фиску провести проверку этой женщины. Несколько часов назад получил от него рапорт.

Линн Брэкен владеет на паях магазином одежды в Сайта-Монике. Ходят слухи, что прежде была проституткой. Партнер – Пирс Морхаус Пэтчетт, 56 лет. Проверку Пэтчетта провел Клекнер: богатый финансист, известен тем, что сводит своих деловых партнеров с девушками по вызову. Интересная деталь: Пэтчетт – владелец многоквартирного дома в Голливуде. Во время расследования «Ночной совы» возле этого дома произошла перестрелка, оставшаяся нераскрытой. Эд сам был на месте стрельбы – и в пустой квартире на первом этаже, по окнам которой стреляли, нашел кожаный ошейник с шипами. Менеджер заявил, что владельца дома не знает, жалованье получает чеками по почте. В квартиру на первом этаже время от времени наведывается парень, которого он знает только по имени – Ламар, «здоровенный накачанный блондин». Рапорт Голливудского участка: после инцидента Ламар в поле зрения полиции не появлялся. Дело закрыто.

Что-то Мусорщик запаздывает. Перейдем к заметкам о Хадженсе.

Тело страшно изуродовано – словно поработал мясник. Подозреваемых нет – точнее, их слишком много:

Хадженса ненавидели все. Вялое расследование началось с Макса Пелтца и его коллег по «Жетону Чести» – в последнем номере «Строго секретно» Хадженс устроил громкое «разоблачение» Макса и его школьниц. Пелтц прошел проверку на детекторе лжи. прочие предъявили алиби. Между строк – Паркер считал, что убитый вполне заслужил свою участь, потому и убийцу искать не стал.

Мусорщика все нет. Эд листает перечень алиби.

Макс Пелтц проводил время с несовершеннолетней – обвинение не выдвинуто. Сценаристка Пенни Фулвейдер – дома с мужем. Алиби Билли Дитерлинга – Тимми Валберн. Декоратор Дэвид Мертенс – тяжелый эпилептик – был с Джерри Марсаласом, медбратом, сопровождающим его повсюду. Звезда сериала Бретт Чейз – на вечеринке. Там же – его «напарник» по сценарию Миллер Стентон. Никаких следов, дело закрыто. И все же именно убийство Хадженса не давало покоя Винсеннсу той страшной весной 53-го.

Подходит Мусорщик, садится напротив. Без предисловий:

– Ну что?

– Завтра встречаюсь с Паркером. Не сомневаюсь, он объявит о пересмотре дела.

Винсеннс, с усмешкой:

– Ну и чего ты рожу кроишь? Сам этого хотел – так теперь хотя бы сделай вид, что доволен.

Эд выкладывает на стол шесть стреляных гильз.

– Три из них – с твоих последних тренировочных стрельб. Другие три я получил из хранилища вещественных доказательств в Голливудском участке. Следы на всех шести совершенно идентичны. Апрель пятьдесят третьего, Джек. Помнишь стрельбу на Черамойя?

Мусорщик, схватившись обеими руками за край стола:

– Продолжай.

– Тем домом на Черамойя владеет Пирс Пэтчетт, хотя и тщательно это скрывает. В этом доме были найдены садомазохистские игрушки. Пэтчетт – добрый знакомый Линн Брэкен, подруги Бада Уайта, имени которой ты – якобы – никогда не слышал. Ты в то время расследовал дело о порнухе, а порнуха и секс-игрушки – один бизнес. В последнем нашем разговоре ты признался, что у Хадженса был на тебя компромат, – поэтому-то ты и не находил себе места во время расследования. А теперь поправь меня, если я ошибаюсь: Брэкен и Пэтчетт знали Хадженса?

Мусорщик, впиваясь ногтями в столешницу:

– А ты догадливый… с-сукин сын! И что дальше?

– Бад Уайт знал Хадженса?

– Нет, вряд ли.

– Что есть у Уайта на Пэтчетта и Брэкен?

– Не знаю. Послушай, Эксли…

74
{"b":"31055","o":1}