ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На столе журнал «Версия» – «только у нас – последние новости из жизни тех, кто преступает закон!». Широко улыбаясь, Джек начинает листать журнал, находит разворот о «Ночной сове».

«Назовем его просто Детектив…», двойник Дюка Каткарта, порнуха. Статья сочится ненавистью к Эксли. Выпуск февральский – значит, готовился номер в январе, незадолго до убийства Энгелклингов и признания негра в Квентине. Журнальчик в основном распространяется на Восточном побережье – очевидно, Эксли и прочие его не видели, иначе Джек бы об этом знал.

И вдруг его как ударяет: Детектив – это же Бад Уайт! Больше некому!

Звонит телефон, и Джек хватает трубку.

– Эксли?

– Да. Ты официально расследуешь дело. Уайт поговорил с Линн Брэкен, она согласилась пройти допрос под пентоталом. Будет ждать тебя через час в китайском ресторане напротив Бюро. Встреть ее там и приведи ко мне в ОВР. Если с ней будет адвокат – избавься от него.

– Послушай, я тут нашел кое-что. Тебе стоит взглянуть.

– Сначала приведи мне ее. 

* * *

Пять лет после того лесного костра. Линн Брэкен пьет чай в ресторане Эла Вонга, Джек наблюдает за ней в окно.

Она по-прежнему прекрасна – зрелой красотой тридцатипятилетней женщины. На нее заглядываются. Вот она поднимает голову, смотрит прямо на него – и Джека охватывает дрожь. Его досье.

Линн выходит на улицу.

– Мне жаль, что так случилось, – говорит Джек.

– Но вы позволили этому случиться. Не боитесь того, что я о вас знаю?

Что-то не так. Слишком уж она спокойна. Неестественное спокойствие – за пять минут до допроса.

– Капитан Эксли на моей стороне. Если что-то выплывет, держу пари, он не даст делу ход.

– Не держите пари, если можете проиграть. Я делаю это только ради Бада: он сказал, если я откажусь, пострадает он.

– А что еще сказал вам Бад?

– Рассказал кое-что о вашем капитане Эксли. Может быть, пойдем? Хочу побыстрее с этим разделаться.

Они переходят через улицу, входят в Бюро, поднимаются по черной лестнице. У дверей ОВР встречает их сержант Фиск, ведет в кабинет Эксли. Здесь – сам Эксли, Рэй Пинкер у стола, заставленного медицинским оборудованием – шприцы, пузырьки. Полиграф – на случай, если сыворотка правды не сработает.

Пинкер наполняет шприц. Эксли указывает Линн на стул.

– Прошу вас, мисс Брэкен.

Линн садится. Пинкер закатывает ей левый рукав, накладывает жгут. Эксли, деловым тоном:

– Не знаю, что именно сказал вам Бад Уайт, поэтому объясню сам: мы расследуем несколько преступлений, связанных между собой. Если вы снабдите нас полезной информацией, мы готовы предоставить вам иммунитет по любым уголовным обвинениям, которые могут быть выдвинуты против вас.

– Сожмите кулак? – говорит Пинкер.

Линн, сжав кулак:

– Лгунья из меня никудышная. И хочу я одного – чтобы все это поскорее закончилось.

Пинкер делает ей укол. Эксли включает магнитофон. Глаза у Линн затуманиваются, но как-то странно, не совсем так, как бывает от пентотала. Эксли берег ручной микрофон:

– Свидетельница Линн Брэкен, 22 марта 1958 года. Мисс Брэкен, пожалуйста, считайте от ста в обратном порядке.

Язык у нее начинает заплетаться почти сразу.

– Сто, девяносто девять, девяносто восемь, девяносто семь, девяносто шесть…

Пинкер заглядывает ей в глаза, кивает. Джек пододвигает стул. Что-то с ней не так – слишком уж спокойна, он это чувствует.

Эксли, откашлявшись:

– 22 марта 1958 года, при допросе свидетельницы присутствуют: я сам, сержант Дуэйн Фиск, сержант Джон Винсеннс и судебный фармацевт Рэй Пинкер. Дуэйн, ведите стенографическую запись.

Фиск хватает блокнот. Эксли:

– Мисс Брэкен, сколько вам лет?

Речь замедленная, немного смазанная:

– Тридцать четыре.

– Чем вы занимаетесь?

– У меня свое дело.

– Вы владелица магазина одежды «Вероника» в Санта-Монике?

– Да.

– Почему вы выбрали название «Вероника»?

– Шутка, понятная только мне.

– Поподробнее, пожалуйста.

– Имя из моей прошлой жизни.

– А конкретнее?

Мечтательная улыбка.

– Раньше я была проституткой, работала как двойник Вероники Лейк.

– Кто уговорил вас заниматься этим?

– Пирс Пэтчетт.

– Понятно. Верно ли, что Пирс Пэтчетт в апреле пятьдесят третьего года убил человека по имени Сид Хадженс?

– Нет. Точнее, я об этом ничего не знаю. Зачем?

– Вы знаете, кто такой был Сид Хадженс?

– Да. Скандальный журналист.

– Пэтчетт знал Хадженса?

– Нет. Если бы знал, наверное, сказал бы мне. Как не похвастаться знакомством с таким известным человеком?

Врет. Похоже, сыворотка не подействовала. Знает, что Джек знает о ее лжи, – и надеется, что он ее прикроет, чтобы защитить себя.

Эксли:

– Мисс Брэкен, вы знаете, кто весной пятьдесят третьего года убил девушку по имени Кэти Джануэй?

– Нет.

– Вы знаете человека по имени Ламар Хинтон?

– Да.

– Поподробнее, пожалуйста.

– Он работал на Пирса.

– Кем работал?

– Водителем.

– Когда?

– Несколько лет назад.

– Вы знаете, где сейчас Хинтон?

– Нет.

– Поподробнее, пожалуйста.

– Он уехал. Куда – я не знаю.

– Это Хинтон пытался убить сержанта Джека Винсеннса в апреле пятьдесят третьего года?

– Нет.

Тогда она тоже ответила «нет».

– Кто же пытался его убить?

– Не знаю.

– Кто еще работал у Пэтчетта водителем?

– Честер Йоркин.

– Поподробнее, пожалуйста.

– Чет, Честер Йоркин, живет где-то в Лонг-Бич.

– Пирс Пэтчетт втягивает женщин в проституцию?

– Да.

– Кто убил шестерых человек в кафе «Ночная сова» в апреле пятьдесят третьего года?

– Не знаю.

– Верно ли, что Пирс Пэтчетт владеет нелегальной фирмой под названием «Флер-де-Лис», через которую распространяет различные незаконные товары?

– Не знаю.

Врет. И по лицу заметно, что врет, – на виске пульсирует вена. Эксли:

– Верно ли, что доктор Терри Лакc делает проституткам Пэтчетта пластические операции, чтобы увеличить их сходство с кинозвездами?

Вена на виске больше не пульсирует.

– Да.

– Верно ли, что Пэтчетт уже много лет является сутенером дорогих девушек по вызову?

– Да.

– Верно ли, что весной пятьдесят третьего года Пэтчетт занимался распространением высококачественной и дорогой порнографии?

– Не знаю.

Костяшки пальцев побелели. Джек вырывает листок из блокнота, пишет: «Л. Б. лжет. Пэтчетт проф. фармацевт. Какое-то средство пр. пентотала? Возьмите кровь на анализ».

– Мисс Брэкен, верно ли…

Джек передает записку. Эксли просматривает ее, отдает Пинкеру. Пинкер готовит иглу.

– Мисс Брэкен, верно ли, что у Пэтчетта хранятся секретные досье, украденные у Сида Хадженса?

– Не зна…

Пинкер хватает Линн за руку, вонзает иглу. Линн вскакивает со стула, Эксли хватает ее, прижимает к столу. Пинкер выдергивает иглу. Линн отбивается руками и ногами. Фиск заходит сзади, хватает ее за руки, надевает наручники. Она плюет Эксли в лицо. Фиск вытаскивает ее из кабинета.

Эксли, красный и злой, вытирает лицо платком.

– Мне и самому показалось, что с ней что-то не так. Но думал, это от пентотала.

– Я просто знаю, что она должна была отвечать. – Джек протягивает ему «Версию». – Взгляни на это, капитан.

Эксли просматривает статью, молча разрывает журнал надвое. Сейчас он по-настоящему страшен.

– Это Уайт! Отправляйся в Сан-Бернардино, поговори с матерью Сью Леффертс. А я расколю эту шлюху. 

* * *

Интересно, как Эксли собирается «расколоть эту шлюху»? Но Джек этого не увидит: он на полной скорости гонит в Сан-Берду. «Хильда Леффертс» в телефонном справочнике, дорожная карта, дом: лачуга с кровлей из дранки, деревянная пристройка.

Старуха – на вид этакая добрая бабушка – поливает лужайку. Джек паркуется у калитки, выходит с разорванным журналом в руках. Увидев его, старушонка рысцой кидается к дому.

77
{"b":"31055","o":1}