ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ГЛАВА ПЯТЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ

Эд везет Линн Брэкен домой. Поначалу она отказывалась, но он быстро настоял на своем: целый день допросов, пентотал, средство против пентотала – все это вымотало ее до предела. Однако Линн не сломалась: так и не рассказала о Пирсе Пэтчетте ничего, кроме самого очевидного и безопасного. Да, он сутенер, она работала на него, но он замечательный человек, к своим девушкам относится по-отечески, а если полиция выдвинет против него обвинение (этого она уже не говорила – Эд додумал сам), адвокаты от этого обвинения камня на камне не оставят. Первый день возобновленной «Ночной совы» – чистое безумие: Дадли Смит в Гейтсвилле, его гончие трясут Южный город, Винсеннс нашел в подвале тело, опознал Ван Гельдера, установил его связь с Дэви Голдманом. Статейка в «Версии» – дело рук Бада Уайта, а сам он смылся – каким же дураком надо было быть, чтобы хоть на секунду ему поверить! Что ж, Эд справится. Он профессионал – а работа детектива в том и состоит, чтобы извлекать из хаоса логику и порядок.

И все же ему не дает покоя дело Атертона. И ощущение – ощущение пока что только интуитивное, но очень сильное, – что «Ночная сова» – лишь пена на поверхности, что в глубине этого дела кроется что-то неизмеримо более страшное…

Но пока об этом думать не стоит. Его задача сейчас – расколоть Брэкен и Пэтчетта.

Линн курит, выпуская кольца дыма в окно.

– Через два квартала налево. Там можете остановиться, я живу прямо за углом.

Эд притормаживает.

– Последний вопрос. По вашим словам в Бюро, вы знали о том, что Пэтчетт и Сид Хадженс намеревались совместно заниматься шантажом.

– Не припомню, чтобы я делала такое заявление.

– Об этом сказал я, и вы не стали спорить.

– Должно быть, просто пропустила мимо ушей. Я устала и была раздражена.

– Во всяком случае, возражать вы не стали. Джек Винсеннс, который дал письменные показания под присягой, утверждает то же самое.

– Может быть, он лжет. Ему ведь нравится драматизировать события. Вам не кажется, что в нем есть что-то от актера?

– Пожалуй, – отвечает Эд.

– И вы считаете, ему стоит доверять?

Эксли, притворно-огорченно:

– Не знаю. Джек – слабое место в моих расчетах.

– Понимаю. Мистер Эксли, вы меня арестуете?

– Начинаю подозревать, что это будет бесполезно. Что сказал вам Уайт, когда просил вас пройти допрос?

– Просто попросил, чтобы я рассказала все как есть. Вы показали ему показания Винсеннса?

Стоит сказать правду – пусть почувствует к нему благодарность.

– Нет.

– Вот и хорошо, потому что там наверняка одно вранье. А почему вы не показали?

– Бад как детектив немногого стоит. Чем меньше он знает, тем лучше. Кроме того, его патронирует мой соперник, и мне бы не хотелось утечки информации.

– Вы говорите о Дадли Смите?

– Да. А вы его знаете?

– Лично – нет, но Бад много о нем рассказывает. У меня такое впечатление, что он его боится, – а это значит, что этот Дадли и вправду опасный человек.

– Дадли очень хитер – сущий дьявол. Но как профессионал я лучше его. Послушайте, уже поздно.

– Хотите зайти ко мне, выпить?

– Сначала плевали в лицо, а теперь приглашаете к себе домой?

– Ну, учитывая обстоятельства…

Он невольно улыбается в ответ.

– Ладно, учитывая обстоятельства – согласен.

Линн выходит из машины. Идет на высоких каблуках легко, словно плывет над землей, – как будто и не было этого кошмарного дня. Вводит его к себе в дом, зажигает свет.

Эд осматривается. Изящная, со вкусом обставленная гостиная, картины на стенах. Линн сбрасывает туфли и разливает бренди по двум бокалам. Эд присаживается на обтянутый бархатом диван.

Линн садится рядом. Эд отпивает бренди, Линн медлит, согревая бокал в ладонях.

– Знаете, почему я пригласила вас зайти?

– Вряд ли надеетесь меня соблазнить – вы слишком умны. Думаю, вам просто любопытно, что я за человек.

– Бад ненавидит вас сильнее всего на свете. Сильнее, чем любит меня. И теперь я начинаю понимать почему.

– Мне не хочется знать ваше мнение.

– Я собиралась сказать комплимент.

– В другой раз, хорошо?

– Ладно, тогда сменим тему. Как Инес Сото переживает скандал с «Ночной совой»? Ее имя сейчас треплют во всех газетах.

– Тяжело переживает… Не хочу о ней говорить.

– Вас смущает, что я столько о вас знаю, а вы обо мне – ничего.

Клин клином.

– У меня есть показания Винсеннса.

– Подозреваю, что вы не слишком ему верите.

А теперь Эд сменит тему.

– Вы упоминали, что Пэтчетт финансировал ранние фильмы Рэймонда Дитерлинга. Не расскажете об этом поподробнее?

– Зачем? Потому что Дитерлинг – друг вашего отца? Догадываюсь, как нелегко порой быть сыном знаменитости.

Удар под дых, нанесенный твердой и уверенной рукой.

– Просто спрашиваю.

Линн пожимает плечами:

– Пирс как-то вскользь упоминал об этом несколько лет назад.

Звонит телефон, но Линн не снимает трубку.

– Вы, похоже, не хотите говорить о Джеке Винсеннсе.

– А вы, похоже, хотите.

– В последнее время он совсем не появляется в новостях.

– Потому что он спустил в унитаз все, что у него было. И «Жетон Чести», и дружбу с Миллером Стентоном. И убийство Сида Хадженса не слишком помогло его карьере – ведь в основном своей известностью Винсеннс был обязан именно репортажам в «Строго секретно».

Линн, отпивая бренди:

– Вы его недолюбливаете.

– Верно, недолюбливаю. Но этому в его показаниях верю безоговорочно. Как и тому, что у Пэтчетта сохранились копии всех секретных материалов Сида Хадженса, в том числе и копия досье на самого Винсеннса. Признайте это и облегчите себе жизнь.

Если она расколется, то сейчас.

– Признать это я не могу, и в следующий раз мы будем разговаривать в присутствии моего адвоката. Но могу рассказать вам, что, по моему предположению, может содержаться в этом досье.

Наконец-то!

– И что же?

– Полагаю, эта история произошла в 1947 году. Винсеннс участвовал в перестрелке на пляже. Находясь под действием наркотиков, он застрелил двоих невинных граждан, мужа и жену. У моего источника есть подтверждения: свидетельство санитара в больнице, куда привезли раненого Винсеннса, и показания врача, обработавшего его раны. Анализ крови, показывающий наличие наркотиков в организме. Показания свидетелей преступления, не заявивших об этом в полицию. Капитан, вы готовы скрыть эту информацию, чтобы защитить своего коллегу-полицейского?

«Малибу Рандеву» – славный подвиг Мусорщика Джека… Снова звонит телефон, и снова Линн не снимает трубку.

– Господи! – шепчет Эд, перед этой женщиной нет нужды притворяться.

– Да. Знаете, читая о подвигах Винсеннса, я всегда подозревала, что он с таким рвением охотится за наркоманами по каким-то личным причинам. И когда обо всем этом узнала, совершенно не удивилась. Но знаете что, капитан? Если у Пэтчетта и были копии досье, он наверняка их уничтожил.

А вот теперь – очевидная ложь.

– О том, что Джек наркоман, я догадывался – в Бюро уже много лет ходят об этом слухи. Я знаю, что вы лжете о досье, и знаю, что Винсеннс готов на все, лишь бы его заполучить. Боюсь, Пэтчетт его недооценивает.

– Как вы недооценили Бада Уайта?

Снова эта улыбка – словно удар под ложечку. На какой-то миг Эду кажется, что сейчас он ее ударит. Но она успевает рассмеяться, и он стирает улыбку с ее лица не пощечиной – поцелуем. В первый миг Линн отстраняется, но затем отвечает на поцелуй. Срывая друг с друга одежду, они скатываются на пол. Снова звонит телефон. Эд сбрасывает трубку и жмет на рычажок. Линн впускает его в себя, и они катаются по ковру, сцепившись и сотрясая мебель. Все длится не дольше нескольких секунд, Эд чувствует, что Линн дошла до вершины экстаза, а мгновение спустя кончает и сам. Они лежат, собираясь с силами. Словно избавляясь от тяжкой ноши, Эд начинает говорить.

83
{"b":"31055","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Космическая красотка. Принцесса на замену
Generation «П»
Диетлэнд
Записки учительницы
Материнская любовь
Ключ от тёмной комнаты
Призрак Канта
Необходимые монстры
Ангелы спасения. Экстренная медицина