ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Крутой полицейский Джек Винсеннс: наркотики – и слава. Чтобы завладеть своим досье, он готов на все. Капитану Э. Дж. Эксли нужно было выжать из Джека все – но Виннсенс, накачанный наркотиками и алкоголем, становился неуправляем…

ГЛАВА ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЬМАЯ

В Лос-Анджелес Бад возвращается на рассвете – ночным автобусом из Фриско. Город кажется незнакомым, словно Бад видит его впервые – как и все другое в своей жизни.

Он дремлет в такси, а в ушах звучат слова Эллиса Лоу: «Очень интересное дело, но улик у вас маловато, а Спейд Кули – личность очень известная. Поэтому я поручу расследование своим людям, а вас попрошу пока держаться от этого дела подальше». От Лоу – к Линн: сперва не отвечала на звонки, затем выключила телефон. Странно, но на нее похоже – когда ей нужно выспаться, все остальное отступает на задний план.

Баду хочется петь от радости. До чего же все хорошо – просто лучше не бывает!

Такси высаживает его у крыльца. На двери записка: на конверте надпись – «Сержант Дуэйн У. Фиск».

Срж. Уайт!

Капитан Эксли хочет видеть вас как можно скорее (по вопросу об утечке информации в журнал «Версия» и трупа в подвале). Немедленно по возвращении в Лос-Анджелес явитесь в ОВР.

Бад громко хохочет. Собирает сумку с вещами – одежда, досье по неуловимому маньяку и по «Ночной сове». Записку швыряет в унитаз и обдает ее струей.

* * *

Для начала едет в Гардену, заглядывает в мотель «Виктория». Чистые простыни, никакой крови на стенах. Поспать? На хрен сон – работать надо. Сварив себе кофе, Бад перебирает в уме все, что знает о Спейде Кули.

Все его сведения уместятся на четвертинке листа. Кули, скрипач и джазовый певец из Оклахомы, невысокий жилистый человечек лет сорока восьми. Знаменит – записал несколько популярных пластинок, несколько лет назад блистал в ТВ-шоу. Его басист Барт Артур Перкинс, кличка Собачник, привлекался за противоестественные сношения с собаками, по слухам, знаком едва ли не со всеми лос-анджелесскими гангстерами.

В ходе расследования:

Ламар Хинтон сообщил, что Спейд курит опиум. В день гибели Крисси Ренфро Спейд играл в «Лассо» – через улицу от отеля, в котором ее убили. В желудке Крисси обнаружен опиум. В последнее время Спейд выступает в лос-анджелесском клубе «Эль-Ранчо», поблизости от квартиры Линетт Эллен Кендрик. Ламар Хинтон сказал, что Дуайт Жилетт, бывший сутенер Кэти Джануэй, поставлял шлюх группе Кули.

Все улики косвенные. Но убедительные.

На стене телефон: Бад снимает трубку, набирает номер Бюро коронера службы шерифа.

– Дженсен, отдел судмедэкспертизы.

– Сержант Уайт. Позовите доктора Харриса. Знаю, что он занят: у меня только один вопрос.

– Подождите, пожалуйста… – Несколько щелчков, затем: – Ну что на этот раз, сержант?

– Нужно кое-что уточнить по последнему вскрытию.

– Сержант, вы ведь не из нашей юрисдикции.

– Содержимое желудка и крови Линетт Кендрик. Пожалуйста.

– Ну это проще простого. Содержимое желудка Кендрик нам надолго запомнилось. Записываете? Франкфуртские сосиски с кислой капустой, жареный картофель, кока-кола, опиум и сперма. Вот так последний ужин, верно?

Бад вешает трубку. «Держитесь подальше от этого дела», – сказал ему Эллис Лоу. Но Кэти Джануэй говорит: ИДИ. 

* * *

По дороге на Стрип снова и снова перебирает в уме все, что узнал.

Сперва – в клуб «Эль-Ранчо». Клуб закрыт, на дверях афиша: «Каждую ночь в нашем клубе – Спейд Кули и его "Ковбойские ритмы"!» Огромный рекламный плакат: Спейд, Собачник Перкинс, еще трое музыкантов – на вид настоящие босяки. Перстней на пальцах нет ни у кого. Внизу плаката оттиснуто: «Представители: "Ассоциация Ната Пенцлера". 653, Норт Ла Сьенега, Лос-Анджелес».

Через улицу – забегаловка с хот-догами. В меню франкфуртские сосиски, кислая капуста, картошка. Немного подальше – Кресент-Хайтс, известное место «работы» уличных шлюх. В миле к югу отсюда – квартира Линетт Эллен Кендрик.

Вывод:

Спейд подобрал ее после концерта – поздно, свидетелей не было. Накормил, угостил опиумом, поехал к ней домой. Опиумный кайф обернулся кошмаром – Спейд забил ее до смерти и трижды изнасиловал мертвую.

Бад сворачивает на бульвар Ла Сьенега, 653: солидное здание красного дерева, на почтовом ящике: «Ассоц. Ната Пенцлера». Дверь не заперта, в приемной девушка готовит кофе.

Бад входит. Девица:

– Чем могу помочь?

– Где босс?

– Мистер Пенцлер говорит по телефону. Чем я могу вам помочь?

Дверь с медной гравированной табличкой: «Н. П.». Бад толкает дверь: толстый старикан, оторвавшись от телефона, орет:

– Эй, я занят, вы что, не видите? Гейл, дай этому клоуну наш буклет и выпроводи его отсюда!

Бад показывает жетон. Старик бросает трубку, встает из-за стола.

– Вы Нат Пенцлер? – спрашивает Бад.

– Можете звать меня Натски. Работу ищете? Могу предложить вас в Голливуд, там такой неандертальский типаж сейчас в моде.

Ладно, пропустим.

– Вы агент Спейда Кули, верно?

– Совершенно верно. Хотите присоединиться к группе? Высокий заработок гарантирую: деньги Спейд приносит изрядные, хотя, по совести сказать, моя шварце уборщица поет куда лучше него. Сразу могу предложить работу вышибалы в «Эль-Ранчо», а там посмотрим. От девчонок отбою не будет. А еще приоденешься, так все будут твои.

– Закончил, папаша?

– Для вас, хамеющий молодой человек, мистер Натски! – с достоинством отвечает Пенцлер.

Бад захлопывает дверь.

– Мне нужны сведения о концертах Кули с пятьдесят первого года и по сей день. Добром отдадите или как?

Пенцлер встает, загораживая шкафы с папками своим объемистым телом.

– Ладно, Годзилла, повеселились и хватит. Информацию о клиентах я не выдаю даже под угрозой повестки в суд. Так что всего доброго, приятно было познакомиться. Заглядывайте как-нибудь на огонек.

Бад молча вырывает из стены телефонный шнур. Пенцлер, распахнув верхний ящик:

– Хорошо, хорошо, только умоляю вас, без рук! Мое лицо – мой доход, и оно мне дорого! Просто пещерные нравы какие-то!

Бад роется в папках, вытаскивает на стол ту, что озаглавлена: «Кули, Доннелл Клайд». На первой странице – снимок. Бада словно ударяет: у Спейда по два перстня на каждой руке. Разноцветные: розовый, белые, синие – бланки. Записи о гастролях, аккуратно рассортированные по годам: билеты на самолет, квитанции из отелей.

Пенцлер что-то ворчит у него за плечом. Бад сравнивает даты.

Джейн Милдред Хемшер, 8 марта 1951 года, Сан-Диего – Спейд выступал в «Эль-Кортес Скайрум». Апрель пятьдесят третьего, Кэти Джануэй – «Ковбойские ритмы» в «Бидо-Лито», Южный Лос-Анджелес. Шерон, Салли, Крисси Вирджиния, Мария, Линетт, Бейкерсфилд, Нидлз, Фриско, Сиэтл и снова Лос-Анджелес. Бад просматривает состав группы: Собачник Перкинс играет постоянно, ударники и саксофонисты приходят и уходят. Спейд Кули всегда в группе: он – лидер и делает кассу. Места, даты – все совпадает.

На синей бумаге остаются темные пятна пота – его пота.

– Где живет группа?

Пенцлер:

– «Билтмор», но я вам об этом не говорил.

– Ладно. Ответная любезность: меня здесь не было. Имейте в виду, дело серьезное; несколько убийств.

– Клянусь вам, буду молчать, как сфинкс! Господи боже, подумать только! Спейд и его отребье! Господи – знаете сколько он заработал в прошлом году? 

* * *

С улицы Бад звонит Эллису Лоу. Тот начинает орать:

– Я же вам велел держаться подальше от этого дела! Я отрядил троих людей – троих цивилизованных людей, обещаю сообщить вам все, что они найдут, только не путайтесь у них под ногами, занимайтесь «Ночной совой», понятно вам?

Да-да, понятно. Но он слышит голос Кэти Джануэй, и Кэти говорит: ИДИ. «Билтмор».

Бад заставляет себя подъехать медленно. Припарковаться у черного хода. Вежливо спросить клерка, где найти группу мистера Кули.

84
{"b":"31055","o":1}