ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Несмотря на кондиционер, с каждым словом в палате становится жарче. Эд:

– Подытожим результаты. Ван Гельдер под видом Каткарта выходит на контакт с Дадли и его людьми. Мы знаем, что Дадли мечтает заниматься порнографией, знаем, что с момента сорвавшейся сделки Коэн – Драгна он сидит на восемнадцати фунтах героина. Думаю, дело было так: он проникает в квартиру Каткарта и находит там что-то указывающее на Пэтчетта, на его химическое образование и связь с доком Энгелклингом. Он идет к Пэтчетту, и они заключают сделку – сделку, включающую в себя и героин, и порнуху. Теперь Дадли хочет избавиться от Каткарта, заставить замолчать (по каким-то своим причинам) Мела Лансфорда, а заодно запугать и подчинить себе Пэтчетта. Он – полицейский и читал рапорты о неграх, стрелявших из дробовиков в Гриффит-парке. На этих негров и решает свалить дело. Назначает псевдо-Каткарту встречу в «Ночной сове», зная, что там будет и Лансфорд. И – ты прав, Джек, – пугает Пэтчетта многозначительными намеками и советует «спрятать концы». Однако ожидания Дадли не оправдываются: негров не убили при аресте, они не признались, начато серьезное расследование. На проверку Каткарта Дадли бросает Уайта – он, по его представлениям, безопасен, к тому же его легко держать под контролем. О том, что Перкинс убил эту девушку, Джануэй, Дадли, возможно, не знал, но в целом хотел устранить всякую возможность получения Уайтом лишней информации, связанной с «Ночной совой».

Теперь все взгляды обращаются к Баду Уайту.

– Значит, так, – говорит он. – Дадли понадеялся, что я запорю расследование. Но я проверил квартиру Дюка и увидел, что в шкафу у него кто-то рылся, а все отпечатки пальцев стерты. Там побывали ребята Дадли, но телефонные книги они не тронули, и в справочнике Сан-Берду страницы в разделе «Типографии» были захватаны. Теперь про Перкинса. С Кэти Джануэй я познакомился тогда же, когда проверял связи Каткарта. А два дня спустя ее изнасиловали и убили. Когда уезжал из ее мотеля, мне показалось, что кто-то едет за мной следом, – но я не придал этому значения. А теперь думаю вот что: Дадли приставил своих парней следить за знакомыми Каткарта – на всякий случай. Вот откуда ему известно многое из того, что я от него скрывал.

Собачника он приставил к Кэти, и этот отморозок решил развлечься. Знал об этом Дадли или не знал – мне плевать. Он за это в ответе, и он за это заплатит.

Винсеннс щелкает зажигалкой, затягивается, заходится кашлем:

– Доказательств у нас по-прежнему маловато, но могу кое-что добавить. Во-первых, док Лэйман вытащил из Пэтчетта пять пуль .30", тип и калибр соответствует нераскрытому заказному убийству в долине Риверсайд несколько лет назад. Во-вторых, Дэви Голдман в Камарильо что-то болтал о трех стрелках. Он еще кое-что болтал, но остального я пока не понимаю. Эксли, ты прослушал пленку, которую я нашел в Мак-Ниле?

Эксли, кивнув:

– Ты прав, ничего существенного – только упоминания вскользь о каких-то убийствах.

Уайт:

– Этих заказных убийств было несколько, и все остались нераскрытыми. Об этом рассказывал один из подозреваемых, которых мы обрабатывали в «Виктории». Какие-то трое киллеров отстреливали одного за другим «акционеров» Коэна и тех гангстеров, которые хотели к ним присоединиться. Теперь можно считать доказанным, что это Стомп, Вакс и Тайтелбаум. Когда Микки сел, эти трое нашли себе нового хозяина. Не знаю, что они собирались делать с Микки, когда он выйдет, – использовать или прикончить. Скорее прикончить. Думаю, покушение на Микки в тюрьме и бомба у него в доме – их рук дело. Похоже, они не успокоятся, пока не отправят его на тот свет. И тогда Дадли станет в городе полновластным хозяином. Он – глава Отдела оргпреступности и надеется стать шефом детективов, вторым человеком после Паркера. И у него есть от Паркера – как это называется, мандат? – на силовые разборки с чужаками. Ну что, похоже на правду?

Мусорщик, с ирландским акцентом:

– Великолепно, сынок, великолепно! Устранение конкурентов расчищало Дадли путь для торговли героином Пэтчетта. А теперь, когда пересмотра дела избежать не удалось, Дадли взял на себя руководство расследованием и ищет новых козлов отпущения. Порнуху он спрятал, а Пэтчетта ни о чем не предупредил, потому что уже планировал его убить. А Линн Брэкен не тронул, предполагая, что о наиболее грязных делишках Пэтчетта ей ничего не известно. И позволил ей пройти допрос, рассчитывая, что своими показаниями она заведет расследование Эксли в тупик.

Линн Брэкен.

Эд морщится, осторожно подвигается к двери – на всякий случай.

– Но мы по-прежнему не знаем, кто производил порнуху и убил Хадженса. И братьев Энгелклингов – на работу профессионалов это не похоже. Уайт, ты был в Гейтсвилле вместе с Дадли. Он представлял довольно невнятный отчет…

– Братьев пришил какой-то психопат. В квартире хранилось несколько фунтов героина, и убийца их даже не тронул. Он пытал братьев – капал им на кожу химикатами и показывал им негативы порноснимков, которые потом вытравлял кислотой. По словам местного эксперта, скорее всего, заставлял их опознать натурщиков. Сперва я подумал на Пэтчетта – он ведь химик, – но потом сообразил, что ему опознавать натурщиков не было надобности – он их, скорее всего, и так знал. Что касается героина – по-моему, это не наш. Братья приторговывали наркотой, у них могли быть свои запасы. Будь там Пэтчетт или кто-то еще из банды, они бы забрали порошок. Так что не знаю, кто убил, но этот парень явно со стороны.

Мусорщик, со вздохом:

– И все же доказательств у нас ноль. Пэтчетт мертв, все семейство Энгелклингов в могиле, Ламар Хинтон, скорее всего, тоже. По «Флер-де-Лис» у тебя нули, а благодаря импровизации Уайта в «Кошерной кухне» Дадли знает, что ему грозит, и, скорее всего, сейчас спешно сам прячет концы. На этом дело не выстроишь.

Эд, подумав:

– Честер Йоркин говорил мне, что у Пэтчетта где-то возле лома есть заминированный сейф. Сейчас дом под охраной, там дежурит команда патрульных из местного участка. Завтра-послезавтра постараюсь охрану снять. В сейфе может быть что-то такое, что поможет нам прижать Дадли к стенке.

– А пока-то что? – спрашивает Уайт. – Доказательств нет, а Стомп сегодня улетает в Акапулько с Ланой Тернер. Что же нам сейчас-то делать?

Эд распахивает дверь. В холле – Фиск с чашкой кофе.

– Дуэйн, свяжись еще раз с Валберном, Стентоном, Билли Дитерлингом и Пелтцем. Перенеси встречу в отель «Стетлер». Сегодня в восемь вечера. Позвони в отель, закажи три номера. Потом свяжись с Бобом Галлодетом. Попроси, чтобы немедленно перезвонил мне сюда. Скажи, это срочно.

Фиск рысью бросается к телефону. Винсеннс:

– Алиби по Хадженсу? Надеешься расколоть дело с этого конца?

Эд, отвернувшись от Уайта:

– Сейчас главное – переиграть Дадли. Нам нужны улики. Любые.

– Хочешь, возьму на себя Стентона? Мы с ним в свое время друзьями были.

Стентон еще мальчишкой снимался у Рэй Дитерлинга…

– Нет!… То есть… я хочу сказать, ты к этому готов?

– Капитан, это ведь и мое дело тоже. Я уже достаточно далеко зашел. По твоему плану затеял опасную игру с Пэтчеттом – и он меня, если помнишь, чуть не прикончил.

Эд молчит, взвешивая риск:

– Ладно, Стентон – твой.

Мусорщик потирает небритую щеку. Он бледен, взгляд затравленный.

– Скажи, когда я… ну… Карен здесь была, верно? Когда я был без сознания… я не…

– Карен не знает ничего такого, чего ей не нужно знать. А теперь поезжай домой. Я останусь – хочу перекинуться парой слов с Уайтом.

Винсеннс выходит волоча ноги – за день он постарел на десять лет.

– Линия с Хадженсом не сработает, – говорит Уайт. – Лучше займись Дадли.

– Нет. Для начала нам надо выиграть время.

– Отца защищаешь? Черт, я думал, меня легко обвести вокруг пальца – но ты…

– Оставим это, Уайт. Пошевели мозгами. Подумай, кто такой Дадли. Подумай, легко ли его свалить. Я предлагаю тебе сделку.

– Я уже сказал, Эксли – никаких сделок.

99
{"b":"31055","o":1}