ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Тарен-Странник
Project women. Тонкости настройки женского организма: узнай, как работает твое тело
Царский витязь. Том 1
Зеркало, зеркало
Айн Рэнд. Сто голосов
Английский пациент
Острые предметы
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
Содержание  
A
A

И это была хорошая практика – Анастасия через несколько месяцев собиралась произвести на свет сына. Девушка решила, что назовет сынишку в честь его отца – казненного полгода назад в Москве отважного князя Игоря.

Но в это время царь, по чьему распоряжению был казнен жених Анастасии, собрался стереть с лица земли Великий Новгород вместе со всеми жителями.

2

Кошмар начался в декабре. Отряд отмороженных опричников и прочих садистов во главе с Иваном Грозным шел к Великому Новгороду, оставляя за собой длинный кровавый след.

По дороге на север карательное войско превращало в хлам все, что попадалось на пути. С варварской беспощадностью, под сатанинский хохот безумного монарха они разгромили Клин, Тверь и Торжок.

Подойдя к Великому Новгороду, авангард отморозков полностью блокировал город. Опричники со дня на день ожидали прибытия любимого царя, предвкушая грядущее зверство...

По требованию Анастасии архиепископ Пимен созвал в Софийский собор всех видных и уважаемых людей Великого Новгорода.

Голос Анастасии, твердый и властный, громко звучал под сводами собора.

– Плохо дело, милые мои, – сказала она. – Царь на полном серьезе думает разнести Великий Новгород в пух и прах. В прямом смысле. И если он со своей бандой войдет в город, шансов выжить у нас нет. Погубят всех – от новорожденных до стариков. Кого сожгут, кого зарубят, кого в проруби утопят.

И если вы сейчас не решитесь сделать так, как я скажу, то через месяц сгинет Господин Великий Новгород. И мы вместе с ним. Останется здесь лишь пепелище и тысячи мертвецов, которых некому будет оплакивать...

В храме повисла гробовая тишина.

– Точно ли ты, Анастасия, знаешь, что будет так? – осторожно спросил архиепископ Пимен.

– Точно. Вам не удастся ни откупиться от царя, ни отговорить его от задуманного. Вы же видите, опричники закрыли все выходы из города. Царь уже все решил. И через несколько дней будет тут.

– Анастасия, помилуй, откуда тебе известны царские мысли? Как нам спастись? Есть ли надежда? Скажи наконец, кто ты и откуда? – неслось со всех сторон.

Анастасия подняла руку. Все вновь замолчали.

– Давайте по порядку, – сказала она. – Я, разумеется, не ошибаюсь. Да вы и сами это прекрасно знаете. Только боитесь себе признаться. Уповаете на чудо. И правильно делаете. Спасет вас именно чудо. В моем лице.

А царские мысли мне хорошо известны потому, что Господь мне дозволяет читать их. Читать и содрогаться.

Содрогаться не только потому, что это мысли дьявола во плоти, но и потому, что это мысли моего отца. Вот вам и ответ, кто я и откуда. Я Анастасия, дочь царя Иоанна Васильевича. Из рода Рюриковичей. Пускаться в подробности я не собираюсь. Хотите – верьте, хотите – нет. Ваше право.

А спастись можно. Если вы немедля согласитесь идти за мной. Долго рассуждать не будем. Это не вече. А ответ я узнаю, ибо ваши сердца открыты для меня. Если большинство – за побег, то, значит, так оно и будет. Одно условие: я буду вашей царицей.

– Царицей?

– Да. Клятвенно обещаю, что буду править вами по справедливости. Обижать не буду. Мне, честно говоря, без всенародной любви царствовать не интересно.

– Ладно... Верим... Согласны... – пронеслось над толпой.

– Но где же нам искать спасения, Анастасия? Ведь из города невозможно выйти! Ты же сама сказала! – воскликнул Пимен.

– А я и не предлагаю из него выходить. Мы останемся в городе. И я с Божьей помощью перенесу его в другое место.

– В какое место?

– В хорошее. Очень удобное для выгодной торговли и нормальной жизни свободных людей, – улыбнулась Анастасия. – Там есть особые дороги, увенчанные голубыми Куполами. Эти дороги ведут в самые разные уголки мира. Расторгуетесь, милые мои, так, что вся Ганза обзавидуется! И, что самое главное, этот психованный царь никогда в жизни нас там не достанет. Слово даю!

Ну что, бежим со мной? Согласны, чтобы я над вами царствовала? Да или нет? Считаю до трех. Раз, два... Два с половиной... Два на ниточке... Три!

3

– А где же Новгород-то? – ошеломленно спросил Иван Грозный опричников, которым было поручено обеспечение блокады густонаселенного пункта.

Опричники виновато смотрели себе под ноги и тупо молчали.

Позади них виднелась река Волхов. Через нее мост. Но никакого Великого Новгорода на берегах реки не было. Так, торчат кое-где из снега гнилые бревна да чернеют выгребные ямы...

– Ну! – рявкнул царь. – Куда город, спрашиваю, делся?

Старший опричник зажал пальцем ноздрю и нервно высморкался в снег.

– Дык, это... Великий государь! Был. Давеча. Точно помню. Мы стерегли, как велено... А опосля... Опосля... Это...

– Что „опосля“? Что „это“? Говори толком! – царь взял опричника за грудки и хорошенько тряханул.

– А потом он куда-то пропал, – честно сказал опричник, с трепетом глядя на хлебные крошки, застрявшие в царской бороде.

Стоявшая рядом лошадь громко заржала и бойко стукнула по земле копытом, подняв веселый фонтанчик снежных ошметков.

Глава девятая

Как стать фехтовальщиком

Через неделю после самоубийства тещи

1

Вообще-то Маэстро оказался неплохим парнем.

Нынешнюю деятельность, которую он называл не иначе как „профессиональное тунеядство“, он начал пять лет назад.

– Ты, Бонифаций, не думай, будто я всю жизнь этой дурью занимался. Я тут у вас недавно.

В прежней жизни я был нормальным человеком с нормальной профессией. Летчиком-истребителем. И, в полном соответствии с названием специальности, я летал и истреблял, летал и истреблял...

Летал куда прикажут, истреблял кого прикажут. Без этого в нормальной жизни никак нельзя, я имею в виду без приказа. Или, на худой конец, без разрешения. Если все начнут вдруг ни с того ни с сего летать куда попало и истреблять кого попало, в мире возникнет бардак, он же хаос. Будет неясно, кому медали давать, кому ордена, кого повышать по службе, кого понижать, кого объявлять героем и молодцом, кого предателем и преступником.

Так вот, чтобы не было хаоса и неразберихи, существует такая умная штука, как армия. Там командиры и начальники в силу своих обязанностей должны лучше Господа Бога знать, куда кому нужно летать и кого истреблять. Удивительно, но армейские начальники с этой, казалось бы, неразрешимой проблемой блестяще справляются по десятку раз на дню. Я завидую их уверенности в мощи собственного интеллекта.

Сначала я служил в России. Там меня звали Афанасий Криворотов. Но у моих российских командиров оказался чересчур уж мощный интеллект. Мы совершенно не воспринимали друг друга. И я уволился.

Хорошие летчики-истребители нужны в любой стране. Я перебрался в Испанию. Там превратился в Ибрагима Хорхе. Думал, что в Испании более тупые военачальники. Я ошибся.

Когда они узнали, как переводится моя татуировка „Гравитация – сволочь, ну ее на фиг!“, меня вызвал командир эскадрильи. Он спросил, что я имею в виду, называя гравитацию сволочью. Я ответил, что он это поймет после моего ближайшего вылета. Он согласился подождать.

Я очень люблю летать, Бонифаций. Но настоящему, подлинному полету всегда мешает гравитация. Она держит тебя на поводке и не дает лететь туда, куда зовет сердце. Но не в тот раз. В тот раз я решил работать с гравитацией сообща.

Я поднял самолет на пять тысяч метров. Развернул носом в землю и „дал по газам“! Я мчался туда, куда и хотела гравитация – к земле. Я подумал: „Если Богу будет угодно, я останусь жить, если нет, тогда зачем я вообще живу?“ Жалко, что я не видел, как самолет вместе со мной врезается в землю недалеко от летного поля. Наверное, это было красиво.

Очнулся я в горах. В предгорьях Альп. Я был совершенно голый. Но живой, счастливый и свободный. Таким и должен быть настоящий человек. Таким сотворил человека Господь. Итак, Бог ответил на мой вопрос. Ему хочется, чтобы я жил. Жил, невзирая ни на что. Потом я понял, что Бог не только ответил на мой вопрос. Он заодно дал мне и практический совет. Ведь я стоял напротив межпланетного перехода, голубого Купола, который ведет к Руси. Так я оказался здесь. Понятно?

20
{"b":"31057","o":1}